Вредная

Глава 12. Мои, твои, чужие выводы.

Глава 12.

«Мужчины, они разные, мадам Вантенуа. Иные любят так страстно, что готовы истязать себя, лишь бы их возлюбленная была счастлива. Другие любят так страстно, что скорее уничтожат любимых, нежели допустят, чтобы те оказались в чужих руках».

Александр Прозоров

«Меч Эдриджуна»

 

Адриан

 

Я методично вбивал кулаки в грушу. Костяшки, обмотанные по старой привычке боксерскими бинтами, с глухим звуком долбили дорогую кожаную обивку мешка, этот звук ласкал мой слух. Хотя лучше бы мне оказаться сейчас на ринге. И, как на зло, Арчибальд свихнулся на почве моего морального облика именно в этот момент! Момент, когда мне необходимо вытрясти из кого-нибудь дерьмо, дурь, душу, капу, челюсть, да хоть что-нибудь.

Дыши. Дыши. Руки, руки, нога. Еще раз с ноги. Поменять положение. Уклониться от невидимого противника. Еще раз. Еще. И еще, еще твою мать!

Я обессиленно упал лбом на грушу, вцепившись в нее руками. Сколько я уже в этом зале? Совершенно потерял счет времени. Глаза начал разъедать лившийся пот, мышцы ломило, а значит, поработал я неплохо. Но мог бы и лучше. Всегда можно лучше.

Я опустился на маты, выравнивая дыхание, стал разворачивать длинные ленты бинтов. Так и не докрутив левую руку рухнул спиной на мат и уставился в потолок. Белая побелка в некоторых местах дала трещины. Прямо как моя отстойная жизнь. Хотя, если бы этот потолок был моей жизнью, наверняка он бы давно рухнул к чертям.

Что я делаю? Я думал, что спятил, когда потерял Алексис. Оказалось, что Ад еще впереди. И мой мир тронулся тогда, когда она снова вернулась в мою жизнь. Вернулась, будто ничего не было. И почему, когда я должен хотеть ее уничтожить, у меня получается лишь просто хотеть ее? Когда я вижу ее, единственным желанием в моем сердце является прижать ее к себе.

Где-то в дальнем конце зала прозвонил мобильный. Мне не хотелось вставать, мне хотелось, чтобы этот потолок с трещинами все-таки обрушился. Телефон зазвонил снова. Такой настойчивый. Я прикрыл глаза.

-О, я знал, что найду тебя здесь.

Акира, ну, конечно же, это он. Пропащий японец. И звонил, наверняка, он же. В последнее время 80% пропущенных на моем телефоне - его рук дело. Даже глаза открывать не стал.

-Я так предсказуем?

-Нет, просто я обладаю особым даром, получил его от прабабки. У нее были ручные шикигами.

-Ты искал меня, чтобы это сказать? Где ты вообще шлялся два дня?

-Соскучился?

-Не успел. Еще бы парочку месяцев.

-Ну вот. Я учту твои пожелания к следующему разу. А у меня вообще-то для тебя есть крутые новости. Хотя не знаю как их можно назвать крутыми... Но. И я бы сообщил тебе их еще раньше, если бы ты за это время хоть разочек, один разочек взял трубку. Неужели я так многого прошу?

- Акира, иди в...

-Ладно-ладно! - Я почувствовал, что рядом со мной что-то упало, а затем за этим чем-то последовало и тело японца. - Я был в больнице.

Я открыл один глаз. Выглядит здоровым.

-Что-то случилось?

  • не по своим делам. Помнишь, тест на профориентацию? Хотя куда тебе, ты вообще все мимо ушей... Так вот, он мне поведал, что из меня получится врач, либо садовник. Нехилая разница, да? Ну, я решил, что заглянуть в обитель врачей как-то посолиднее и поехал на обязательную практику. Меня определили в Хопкинс, спасибо Тэйту, конечно. Договорился. Сначала с карточками в архиве работать доверили, в первый день, был отстой, если честно. Зато потом я видел вскрытие! Но это ни к тому... Теперь я считаю, что меня туда отправило проведение.

Я снова закрыл глаза. Слушать Акиру - это как слушать сказки. На одно путное предложение у него эпиграф из пяти строк, приличное лирическое отступление, пара цитат и все в таком духе. А в итоге оказывается, что все это он вел к тому, что любит спагетти, а вот макароны-ракушки ненавидит.

-...И когда я увидел ее карточку, конечно, не смог не ткнуть свой нос в нее. И ты не поверишь, что я там вычитал! - Так, кажется, сегодня не про макароны и я что-то упустил.

-Чью карточку? Ты о чем вообще?

Акира цокнул языком и даже ударил ногой по деревянному полу в негодовании:

-Айщ! Никакого уважения к оратору, Блэк! Медицинскую карточку Флориды! Алексис нашей. Не смог я мимо пройти!

Я резко встал, поворачивая корпус к другу:

-Чью?

-Ты тут совсем одичал я смотрю... И со слухом тоже проблема. Алексис О’Доэрти. Она, оказывается, лечилась и проходила реабилитацию в Хопкинсе. Ну теперь завеса тайны ее знакомства с Вудами приоткрылась. Но это не главное. Блин, не смотри на меня таким взглядом, я боюсь уже! Так вот, главное, что я заметил, это ее диагноз. У нее амнезия. Аварию она не помнит, и тебя, походу, тоже, дружок.

Что за бред я только что услышал?

-Она помнит аварию, и что мы с ней встречались тоже. Она сама сказал о том, что я ее бывший. Буквально вчера.

Акира сморщил лоб.

-Мда? Ну, может память стала возвращаться?

-Или может ты что-то напутал?

-О, нет, не вали с больной головы на здоровую. - Я чуть зубами не заскрипел, опять эти фразочки от Красова. Акира достал телефон, и, найдя что-то, ткнул мне в лицо. - На, вот, читай. Я сделал фотки. Можешь не благодарить, конечно.

Я долго изучал каждую фотографию документа, периодически увеличивая изображения, как будто это сможет прояснить то, что видят мои глаза. Ну, ни хрена себе, блять. И это все она? С ней правда... И это из-за меня?

-Зачем ты мне это показал...

-Зачем? Ну, может потому что мой лучший друг не ест, не спит, рычит на окружающих больше обычного. Пропадает то в спортзале, то на трассе. Ты зачем себя мучаешь? Пойди и расскажи ей все!



Оксана Пузыренко

Отредактировано: 22.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться