Вредная

Глава 20. Победа, проигрыш, ничья.

Глава 20.

 

Человек умирает столько раз, сколько раз он теряет дорогих ему людей.

Антон Чехов

 

Месяц пролетел как один календарный день. Для меня это был стандартный круговорот: больница - академия, больница - академия, больница - академия. Практически каждый свободный день и час я проводила рядом с Тэйтом. Я бы поселилась в Хопкинсе, если бы парень скандалом и угрозами не заставил меня учиться.

Друзья частенько заходили к нему, в том числе и незнакомые мне. Не удивительно, Тэйт был любимчиком многих. Приходили Брендан, Стейс, Акира, когда еще не уехал вслед за Блэком на турнир, Андреа, Артем... Даже Артем! И даже Андреа. Мы с подругой сильно поссорились, после звонка Ланы. Я рвала, метала, обвиняла и даже пару раз обозвала ее предательницей. Нет, я слышала, что бывает ложь во благо. Но, простите, как кто-то может самостоятельно решать, что для меня благо? Андреа плакала и неделю ходила как побитая собака. И, в конце концов, Брендан запер нас в кладовом помещении, чтобы мы поговорили и не «раздражали всех атмосферой уныния». Там мы поговорили, поплакали, посмеялись, что-то вспомнили, что-то объяснили. И в итоге, конечно, помирились. Потому что настоящих друзей не простить нельзя. Доказательством этого является и вечная переписка Тэйта и Адриана. Они общались всеми возможными способами, даже письмами! Как двое влюбленных, честно слово... Я же с Блэком не общалась вообще. Не могла.

В палате Тэйта мы устраивали целые игровые турниры, пытаясь найти убийцу в «Улике» или обанкротить окружающих в «Монополии», киномарафоны, с долгими спорами о том, что будем смотреть, покерные вечера и, конечно же, мы смотрели каждый бой Адриана Блэка. Мы скрашивали каждый день жизни Тэйта до тех пор, пока он не начал сильно уставать. Он слабел буквально на глазах, бледность сделала его кожу почти прозрачной, как у фарфоровой куклы. Он сталь тенью того парня, чье совместное фото стояло здесь же, на столе, окаймленное рамкой цвета малахита. Даже улыбка его с каждым днем становилась все более вымученной. Только глаза парня оставались все такими же изумрудами.

-Ну что, финал? - Голос парня вывел меня из транса, и я бодро вскинула руку с сжатым кулаком в воздух.

-Ага! Надо было взять у Стейси помпоны по этому поводу.

Не смотря на всю эту напускную браваду, я чувствовала себя ужасно. Я чувствовала себя ужасно перед каждым боем Адриана. Зато каждая его победа вызывала во мне бурю эмоций: счастье, восторг, облегчение и снова опасение. Ведь после победы ему каждый раз предстоял новый бой. Но сегодня все кончится. Я целый день металась то по палате, то по больнице, находя себе новые и новые дела и заботы. Тэйта мое мельтешение доводило до белого каления, но поделать я ничего не могла.

-Начинается. - Я обратила внимание на телевизор на кронштейне.

-Леди-и-и и дже-е-ентельмены. Наступил час, которого мы все так ждали! Я счастлив приветствовать вас на ФИНАЛЕ Кубка мира! - Голос диктора оставался за кадром, обещая нам незабываемое зрелище за титул чемпиона. Картинка на экране менялась, показывая то нетерпеливых зрителей, то пока что пустующий ринг, то... Противников.

-В синем углу ринга: Ник Барроуз! - Аппонент Адриана на последний бой - брюнет с рыжими бакенбардами, выскочил, поигрывая перчатками. Он имел весьма скользкий и самодовольный вид, и маленькие глазки, быстробегающие за белесыми ресницами. - Барроуза прозвали Лисом, и не за бакенбарды! Хитрый спортсмен не гнушается вырывать победу всеми доступными способами, но судейству ни разу не удалось предъявить ни единого доказательства нечестной игры, и поэтому он в финале!

Вот дерьмо. Не зря я подумала, что он противный. А комментатор, Джефри Каммер, нравится мне все больше. За все просмотренные мной бои я успела понять, что он симпатизирует Адриану.

-В красном углу ринга: Адриан Блэк! - Дыхание замерло. Оно замирал каждый раз как он выходил, откидывая капюшон. Никаких прыжков, дерганья, боя с тенями и воздухом. Никакого пафоса. Холодный взгляд, брошенный в визжащую толпу, выражает полное безразличие. - Наш волк! Битва между Лисом и Волком! Кто же одержит верх между хищниками?!

Ох, Джефри, мне бы тоже хотелось это знать. Ни Тэйт, ни я, не хотели признавать очевидное вслух, но оба видели: Адриан лишь чудом, везением и неоспоримым талантом дошел до финала. Он не хотел ни победы, ни боев.

-Сегодняшний бой журналисты уже прозвали Поединком Века. Таблоиды обещают нам бескомпромиссную схватку между двумя самыми яркими звездами за последнее... Как минимум десятилетие, да! Итак, борцы жмут... Ох нет, эти борцы не жмут друг другу руку!

Адриан и Ник просто окинули друг друга презрительными взглядами и разошлись по своим углам, едва ли не плюнув под ноги. Звук гонга - и понеслось.

Ник не зря дошел до финала. Парень атаковал сразу. Мощно, как тайфун, но ловко, как настоящий лис. Казалось, будто он уже репетировал бой, знал каждый шаг Адриана, и сейчас лишь повторяет заученный наизусть сценарий: удар, отскок, удар, удар.

Адриан тоже был проворен. Но в нем не было главного: желания победить. У Ника его было в избытке. Он смотрел на Адриана с животным восторгом, он едва ли не выл от удовольствия, настолько он хотел уничтожить противника.

-Вау! Это не просто рядовой бой. Вот что значит финал! Создается впечатление, что у Каммера против Адриана кровная вендетта. Я еще не видел его таким на турнире. Может Блэк увел его девушку? Ха-ха-ха.

Диктор гулко рассмеялся в микрофон, но мне было не до шуток. Первая кровь на лице парня заставила мое сердце болезненно сжаться. Я прижала руки к груди и безмолвно зашевелила губами: «Пожалуйста, Пожалуйста, Пожалуйста, Пожалуйста».

Бог был глух к моим молитвам. Адриан пропускал удар за ударом, по бокам, рукам, лицу. Нет, он тоже не оставался в долгу и украшал тело Лиса ударами, которые завтра превратятся в синее месиво, но этого было мало... Мало, для финала. Мало, для мира.



Оксана Пузыренко

Отредактировано: 22.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться