Временный Контракт или Дорога через Лес

Размер шрифта: - +

Глава 7. История Нувеллины

Истории Жерар не дождался. Прибежала тощенькая девочка с вытаращенными от ужаса глазами и, не успела Ноэль впустить её в дом, зачастила:

- Госпожа ведьма, ваша коровка и козочки ваши под навесом на дальнем пастбище. Из-за грозы нам пришлось укрыться там. Матушка моя их подоила, молочко на крыльце стоит.

- А матушка твоя там откуда взялась? - сурово спросила ведьма, - Она должна неотлучно находиться при твоём батюшке!

- С батюшкой Одетта и Иветта сидели! - гордо ответила девчонка, - А матушка мне обед понесла. Ну, и помогла со скотиной-то.

- Ладно, хорошо, - буркнула недовольная Ноэль, - У отца жара нет?

Девчонка затрясла головой так старательно, как будто хотела вытряхнуть из неё даже намёк на то, что у раненого может быть высокая температура.

- Ну, раз нет, - протянула ведьма, - иди сюда, я тебе дам для него лекарства и скажу, как их применять.

Налила в небольшую бутылочку зелёного стекла то, что только что , и поставила перед девочкой.

- Это — укрепляющее и заживляющее. Пить начиная с завтрашнего дня по десять капель на стакан воды три раза в день. 

Потом достала фарфоровую баночку на манер тех, в которых столичные красавицы покупали снадобья для красоты.

- Это мазь на раны вместо той, которую я оставила в прошлый раз. Ещё три дня мажете прежней, а потом переходите на эту.

За баночкой последовал новый пузырёк, на этот раз синий.

- Это от боли. Пить по мере надобности и не больше пяти дней подряд. Тридцать капель на стакан воды. Повтори.

Девчонка залепетала что-то невнятное.

- Писать умеешь? - спросила ведьма и, дождавшись робкого утвердительного кивка, ткнула пальцем в табуретку у стола, на котором словно чудом появился лист бумаги, а рядом с ним прибор для письма - Садись и пиши.

- Я помешаю господину, - прошептала перепуганная девочка.

- Ты мешаешь ему тем, что тянешь время, - рявкнула Ноэль, - ну ка, садись! Чернильную палочку в руки и пиши под мою диктовку: зеленый флакон — укрепляющее — десять капель…

Она снова продиктовала все свои указания весьма суровым тоном, попутно проверяя, всё ли верно записала девчонка. Жерар понял, что имел в виду трактирщик, когда говорил, что она ругается на пациентов. Просто спуску им не даёт, заставляет точно выполнять свои предписания и правильно делает. А то всё перепутают и начнут мереть как мухи, а ведьма окажется виновата. На её месте он бы и сам так поступал.

Когда же малявка наконец закончила писать, взяла флаконы и ушла, Ноэль и не подумала рассказывать историю про пропавших начальников. Занялась хозяйством. Принесла в дом молоко, перелила в крынки, понюхала, попробовала и спустила всё в подвал, кроме одной большой кружки. Для себя. Жерару пояснила:

- Сыр козий буду делать, через три дня накопится уже достаточно молока. А из коровьего — творог, только сниму утром сливки. Ты вообще не любишь молочное или только молоко не пьёшь?

Мужчина уверил её, что и творог, и сыр ест с удовольствием.

- Ну, хорошо, а то я уже не знала, чем тебя кормить: мяса-то у меня нет, а от пациентов с подношениями что-то ни слуха, и духа.

Похоже, она совсем забыла про их разговор. Жерар не стал вилять, сказал прямо:

- Ноэль, по-моему, ты отвлеклась и потеряла нить разговора. Ты обещала мне рассказать про пропавших. Как их там звали?

Она решительно тряхнула головой.

- Экий ты настырный! Не собираюсь я тебе ничего про них рассказывать! Хватаит и того, что уже сказала. Сволочи они были, оба. Полицейский за гаст готов был родную мать продать, а уж врал — как дышал. А маг Коллегии — тот не по деньгам с ума сходил, денег у него и так водилось довольно. Богатый был человек. Ему власть была слаще всего.

Жерар помолчал, переваривая её заявление, затем спросил:

- Ноэль, ты нарочно меня дразнишь? Почему сначала хотела мне всё рассказать, а теперь отказываешься?

Она сердито свела брови к переносице.

- Не хочу жаловаться. Это унизительно. Если же тебе и вправду всё рассказать, с фактами, то получится, будто я жалуюсь. Не могу тебе запретить самому всё раскопать. Думаю, ты всё и так узнаешь, но не от меня. А я сказала то, что сказала. Если думаешь, что этих пропавших заманили в ловушку, то приманка для каждого должна была быть разной. Или хотя бы выглядеть таковой. Одному — богатство, другому — власть.

Одни иносказания! Бедный сыщик понял, что снова пролетел. Какой вопрос задать вредной ведьме, чтобы действительно узнать что-то полезное?

Тут на помощь ему пришла магическая почта. Знакомый щелчок — и вот он уже вынимает из воздуха письмо Роже Лартига. Видно, известие о Нувеллине Жанен его действительно зацепило, ведь Жерар на первое послание ещё даже не ответил.

Он извинился перед ведьмой и вышел на крыльцо, чтобы без помех прочитать, что ему пишет приятель.

В первых же словах тот подтвердил догадку: узнав, что Ноэль жива и здорова, он, оказывается, полночи не спал и с самого раннего утра отправился в архив университета. Там должны были сохраниться все бумаги, даже те, которые под грифом «совершенно секретно». У него, как у заведующего учебной частью факультета общей магии, расширенный допуск.

Жерар покачал головой. Он и не подозревал, о каких высот успел дослужиться приятель. Что ж, ему это на руку.

Дальше Лартиг сообщал, что нашёл дело Нувеллины Жанен. Оно полностью засекречено, но ему удалось его прочесть. То, что он сейчас сообщит, должно остаться тайной, иначе бедной девушке грозит опасность.

Опасность? Жерар оглянулся на дверь за которой Ноэль готовила ужин.

Рассуждения о том, как Лартиг добрался до истины, были интересны, но сейчас хотелось как можно скорее добраться до выводов. К счастью, Роже изложил их чётко и ясно, в виде маленького рассказа.



Анна Стриковская

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться