Временный перевод

Глава третья

Глава третья

 

После того, как Кузнецов нежно прощался с подружкой, которую, кстати, зовут Аней, а я терпеливо изображала предмет мебели, мы наконец-то отправились на работу. Находиться в номере третьей лишней неловко, но еще хуже оказалось сесть в машину Вадима. Во-первых, мне всегда казалось, что это полнейшее нарушение субординации и стирает все дистанции, принятые на работе. Хотя, какие уж тут дистанции, если практически наблюдала его любовные игры? Ну, а, во-вторых, я сильно сомневалась в аккуратности водительских навыков Кузнецова. Вчерашняя рубашка испорчена вином и кто знает, сколько он выпил накануне. Впрочем, запаха перегара я не чувствую.

Черная «бмв» пятой серии мирно ждала своего хозяина на подземной парковке. Я оглядела машину и удивилась. Вадим Кузнецов должен ездить на какой-нибудь пафосной спортивной модели, рев двигателя которой слышно на другом конце Москвы, а прохожие оборачиваются вслед, когда она проносится по улице. А тут хорошая, надежная машина, даже не чересчур дорогая. Слишком скромная для избалованного мажора.

- Садись быстрее, - раздраженно проговорил Вадим, когда заметил, что я неловко помедлила.

В салоне он расстегнул пальто, слишком легкое для зимы, поерзал на водительском месте.

- Рубашка мне велика, - произнес, поправляя зеркало заднего вида.

- Извините. Вы не взяли трубку, когда я хотела узнать размер.

- А я сразу не сказал?

- Нет, Вадим Михайлович.

Он задумчиво почесал переносицу. Потом тряхнул головой будто отгоняя какие-то непрошеные мысли и завел машину. Я полезла в карман за телефоном.

- Давайте верну остаток денег, которые вы перевели за рубашку.

Похоже, Вадим давно и думать забыл о сдаче. Во всяком случае, по удивленно приподнятым бровям стало ясно - этот вопрос занимает его в последнюю очередь.

- На карту вам переведу.

Ответа не последовало.

Я подняла глаза, ожидая подтверждения. Кузнецов в этот момент скептически разглядывал мои ноги, на который красовались старые сапоги. Кажется, их вид ему совсем не нравился. Ну или вызывал вопросы.

- Не надо, - наконец ответил босс. - Там не так много осталось. Лучше на сапоги себе отложи, а то смотреть противно.

Я вспыхнула и открыла рот, чтобы ответить. Резко так, жестко, чтобы он понял и больше не затрагивал внешность. Но слов почему-то не нашлось. Пусть эта работа и временная, но ссориться с новым начальником не стоит.

- Спасибо, - выдавила, глотая обиду.

- И, пожалуйста, Соня, - продолжил Вадим, трогаясь с места. Выезд с парковки вышел, вопреки ожиданиям, плавным и очень уверенным, даже небрежным. - Одевайся как-нибудь повеселее. В офисе и так все серое. Тоска берет.

- А я думала, значение имеет то, как я работаю, а не мой внешний вид.

Кузнецов усмехнулся. Как-то мрачно, нехорошо.

- С тоски на этой работе помереть тоже не хочется, знаешь ли.

- Вам не нравится ваша работа?

Дневной свет на выезде ударил в глаза. Я невольно сощурилась после полумрака парковки.

- А кому она нравится? Тебе что ли? Нравится в бумагах ковыряться?

В бумагах ковыряться мне не нравилось. Но говорить об этом Кузнецову не хотелось. Он и без того успел вызывать стойкую антипатию, чтобы добавлять к той еще и череду насмешек.

- Это работа, - ответила я. - Иногда она бывает рутинной.

Вадим не ответил, внимательно глядя на дорогу. Тоже мне придумал — ехать в такую погоду на машине. Да мы в пробке простоим дольше, чем на метро бы потратили. Уж лучше бы сама в офис поехала.

Неприятные чувства после замечания о внешности так и осели тоненьким едким осадком и, конечно, окончательно испортили настроение. Я покосилась на Кузнецова и с еще большим неудовольствием отметила, что сам он выглядит хорошо. Даже в рубашке не по размеру и после бурной ночи с очередной Анечкой.

- Ладно, если любишь рутину, давай о ней и поговорим, - произнес Вадим.

Впереди затормозил серый «логан» и поток замедлился. Навигатор выдал сообщение, что где-то через двести метров произошло дтп. Только бы не опоздать в офис. За все время работы я старалась не допускать ошибок и всегда приходила вовремя. Я должна была хорошо себя зарекомендовать и пока это удавалось. Как не хочется разом перечеркивать все усилия из-за этого мажора.

- Что нас ждет на совещании?

- Для вас это будет первое совещание на должности главы департамента, - охотно ответила я, радуясь наконец появившейся рабочей теме. - Предстоит познакомиться с другими руководителями и обстановкой в компании. Потом будут оглашены наши результаты с начала финансового года и рассмотрены задачи на будущий квартал. Совещание плановое, такие проводятся регулярно.

- Ясно, - равнодушно выдал Кузнецов. - Рожей придется торговать.

- Ну… в целом, да, - согласилась я, отмечая, что формулировка на редкость точная.

- Мне за что-то отчитываться придется?

- Сегодня нет. Отчет готов, но его зачитает наш ведущий специалист, Михаил Лопухин.

- А, этот, - как-то небрежно бросил Вадим. - Ладно, пусть читает. Долго все продлится?

- Точно сказать не могу. Примерно час. Я раньше на такие совещания не попадала.

- К счастью, я тоже. Будем страдать вместе, - скептически ответил Вадим.

- Экземпляр отчета и сводку по поставщикам я вчера подготовила. Думаю, время будет и можете пробежать глазами, чтобы быть в курсе.

Я старалась не замечать его отстраненность и равнодушие. Кузнецов вел себя так будто отбывал тяжелую повинность. Должность, за которую многие готовы были глотки друг другу грызть, ему абсолютно не нужна и находится он на ней, наверняка, только потому что папочка приказал.

- Разберемся, - бросил Вадим, добавляя громкости радио. То ли песня нравилась, то ли со мной говорить не хотелось. До самого офиса ехали в молчании.

 

Эля удивленно расширила глаза и перегнулась через администраторскую стойку, когда увидела, что я вхожу в холл вместе с Кузнецовым. Даже думать не хочу, что она вообразила. На обеде наверняка завалит вопросам.



Amalie Brook

Отредактировано: 19.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться