Время Ангелов

7

Расследование с крушением самолета продолжались дня три. Александра в списке не оказалось, но Полина оказалась зарегистрированным пассажиром, что теперь расследование можно было начинать сначала. Кто зарегистрирован по ее паспорту, зачем это было необходимо и где тогда Александр.

Именно по этой причине, Полина вернуться домой не могла. Маша попросила ребят со своего такси, по очереди подежурить возле дома Полины. В ФСБ обращаться не стали, это могло навредить каким-нибудь образом Полине, до конца совсем никто не разберется, а дело крушение самолета закрыли.

- Родственники могут получить компенсацию. Ты не хочешь, чтобы кто-то ее получил?

- Какие родственники? Я одна. И я же живая. Что мне теперь делать, если я буду захоронена? – Полина была напугана.

- Получим другой паспорт. Хочешь другое имя и фамилию?

- Как, Маш?

Маша подошла к Полине и обняла ее, прижала к себе. Она понимала страхи Полины.

- Свидетельство о рождении имеется?

- Да. Дома.

- Мы поедем в полицию, они списки не читают и не сохраняют с каждой катастрофы. Напишешь заявление о потере паспорта, и выдадут справку.

- А дальше то что?

- А дальше мы поедем в загс и напишем заявление о смене фамилии и имени, тебе через какое-то время дадут новое свидетельство с новым именем, и получим паспорт на то имя.

 

Полина села на диван и сказала:

- Машка, у тебя все так просто, что, кажется и проблем никогда не бывает.

- Мы просто должны попробовать все варианты. Александра нет в списке, возможно, что он жив. А где гарантия, что он тебя снова не станет искать? Откуда он узнает твое новое имя? А вот, что ты жива, наверняка знает. Это он же кого-то вместо тебя посадил в самолет.

- Верно. Только вопрос, зачем все же, он меня отправил на самолете. Вернее ту, вместо меня. – Полина поднесла ладонь к своим губам.

- Ну, вот видишь. Поедем за твоим свидетельством, потом в полицию, потом покатаемся по городу. Собирайся.

 

К дому Полины они подъехали не сразу. Мария вначале позвонила своим ребятам, узнала, кто дежурит из них у дома, и есть ли новости. Новостей не было, все кто заходил или выходил, подъезжал или выезжал, все жили в этом дворе. Девчонки вышли из салона, на Полине темные очки и Машина шляпа. Вошли в подъезд, поднялись на этаж.

Ключа тоже не было.

Полина позвонила соседям. Открыла пожилая Ксения Владимировна.

- Ой, батюшки! Полин, ты откуда. Тебя не узнать совсем.

- Ксения Владимировна, я ключ потеряла, можно через ваш балкон на свой пролезть?

- Да конечно можно, а он у тебя открыт, что ли?

- Там форточка открыта, я в нее.

- Ну, иди, не упади только. Запасные ключи-то есть дома?

- Есть, есть.

 

Полина с Машей прошли на балкон соседки.

- Да уж. – Оценила Маша. – Значит так! Я полезу, открою тебе изнутри уже. Ты жди меня у двери квартиры.

- Маш, ты не влезешь в форточку.

- Влезу. В крайнем случае, стекло разобью. Потом вставим. Но ты не полезешь в платье, смотри расстояние большое, можешь сорваться.

- Блин, а ты не можешь? – Полина возмутилась.

Маша только улыбнулась.

- Я нет. Я уже залезала на балкон однажды. Практика.

 

- А ты слышала Поль, что произошло то? Самолет упал. – Ксения Владимировна пришла с кухни с заварочным чайником.

- Слышала, конечно, - вздохнула Полина и подумала, как хорошо, что Ксения Владимировна, не смотрела внимательно списки погибших, если вообще смотрела.

- Что творится, что творится, - заохала Ксения Владимировна, - Все из строя выходит, ничего в порядок в России не приведут, все финансирования нет, а другим странам вон отправляют для развития.

Полина услышала звон стекла, это Маша локтем стукнула по стеклу и открыла балконную дверь в комнату Полины.

- Извините! Спасибо вам! – Полина поблагодарила соседку и вышла на площадку. Через минуту ей Маша открыла входную дверь.

- Ты не поранилась? - спросила Полина.

- Нет. Порвала рукав немного, - улыбнулась Маша, и добавила, - Кожаный, между прочим.

 

Полина зашла в квартиру, закрыла дверь и обняла Машу за шею, поцеловала.

 

- Неужели я дома. – Полина стряхивала пыль с мебели. – Поставь чайник, и надо половина продуктов выкинуть. Плесенью, наверное, покрылось.

- Ты тут надолго собралась задерживаться?

Полина посмотрела на Машу:

- Нет. Но вещи соберу, документы какие еще остались. И знаешь, я устала скрываться.

- Ты не скрываешься, и это лишь временно. Пока не выясним, что тебе ничего более не угрожает.

- Надо стекло вставить.

- Сегодня пришлю сюда кого-нибудь. Вечером я на работу и привезу наших механиков, у них руки золотые, если они в машине стекла меняют, то тут не так будет сложно.

- Ну, хорошо! Что там с чаем, Маш?

Полина перебирала вещи, что-то вытаскивала со шкафа и укладывала в чемодан.

- Сейчас свежий заварю.

 

Через полчаса они сидели в комнате Полины, пили чай с бутербродами из неиспорченных продуктов.

Мусорный пакет стоял уже у входной двери, чемодан на столе.

- Ну, может, уже начнешь рассказывать свою историю, малыш? – попросила Маша.

- Ты уверена, что хочешь все слышать? – Полина наблюдала за Машей. Красивая, уверенная, спокойная, может иногда безбашенная, но это Маша. Ее Маша.

«Как же мне повезло, что она вошла в мою жизнь» - думала Полина.

- Да. На все сто. – Маша смотрела в безоблачные глаза Полины. Сейчас они серые с бирюзовым оттенком, и такие прозрачные, что можно увидеть в них все как в зеркале.

- Ну, хорошо! Тогда смотри и слушай! – Полина достала один документ из папки и подала Маше.



Ольга Каменская

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться