Время Ангелов

9

Маша вела машину по трассе на дачу к родителям. Полина закрыла глаза, наслаждалась солнцем и слушала музыку. Прошло всего два дня после ее смерти, но она перестала думать о том, что ее нет. Пока складывалось все неплохо, получили справку вместо паспорта, и осталось дождаться восстановления. Маша настаивала на смене имени, но Полина решила, что этого делать пока рано. Никто не знает целей Александра, да и он исчез в неизвестном направлении. В Питере не появлялся.

- Вадим готовит шашлыки с друзьями. Я познакомлю тебя сегодня с моими родственничками. – Сказала Маша. Ее позитивное настроение передавалось Полине.

- Он старший брат или младший?

- Старший. Но сколько себя помню, то я его защищала от нападок друзей. – Засмеялась Мария.

- Обижали?

- Да нет, дурачились, а мне все казалось, что дерутся.

 

Машина ехала вдоль деревьев по трассе, но все было радужным от осенних красок. Желтое, красное, зеленое, и все от солнца было ярче и насыщеннее.

- Ты похожа на маленького эльфа. – Мария посмотрела на Полину. Большие красивые глаза, маленькие эльфийские ушки, маленький курносый носик.

- Ага. Мне в детстве часто говорили, один раз только сравнили с Мальвиной.

- Имели в виду куклу?

- Как-то ехала в школу в автобусе и задумалась. И одна женщина спросила, не играла ли я Мальвину в детском фильме. Вероятно я так же задумчиво опустила глаза. Но если честно, я тогда ее и представляла.

- Значит ты маленький эльф. Вот представила, и эта тетя тебя услышала. – Снова засмеялась Маша.

Полина посмотрела в зеркало, потом на Машу.

- Знаешь, со мной с детства происходят странные вещи. Иногда порой лучше не вспоминать о них, но они преследуют, становясь старше, все повторяется и исполняется, только иногда не так как ты видела.

- Что я видела?

- Да не ты, Машуль. Это я о своих видениях.

- Ну, расскажи, нам еще целый час пилить по трассе. – Маша сделала просящее лицо, чем рассмешила Полину.

 

- Когда я родилась, мне сказали, что я два раза встретилась со смертью. Я конечно не помню. Родители сказали, что первый раз, когда мне в роддоме делали прививку, у меня был анафилактический шок и я чуть не умерла, но уже от капельницы поставленной в мозжечок. Тогда меня родители решили, что обязательно надо не тянуть с крещением и уже после выписки из роддома пригласили батюшку домой. Мы жили в большом доме, и батюшка с двумя монашками произвел обряд крещения, но когда опустил меня в ванну с водой, то уронил меня и я утонула. Меня быстро вытащили, но я была без сознания и даже не плакала. Это произошло как второе рождение, меня трясли, хлопали по ягодицам и наконец, я пришла в себя и закричала. Снова закричала. Родители и все были тогда на седьмом небе, от того, что я жива.

- Очень интересно, ванна была глубокой?

- Не помню я, это же все только со слов. Но второй раз я крестилась в церкви лет в шестнадцать, потому что пошла как-то, причаститься, а меня батюшка, другой конечно не тот, кто крестил, спросил про крещение. Я сказала, что крестили дома в ванной. Он сказал, что крещение не правильное, надо снова крестить. Ну, я и решила снова пройти обряд крещения.

- Ну, а в чем всякого рода события заключаются. Ты верующий человек, ты не виновата, что у тебя была реакция на прививку и, что у кого-то руки не тем концом вставлены, ребенка не смог удержать.

 

- Я себя помню с очень маленького возраста, очень маленького. Около полутора годов. Я помню мебель, одежду, даже у меня было любимое платьице синее в мелкий горошек, фланелевое. Я помню, что мне одевали колготки. На голую попку. Я ходила без трусиков до трех лет. Помню свои игрушки, помню свой металлический горшок, зеленого цвета. И я помню, как я боялась спать. Только поэтому меня бабушка брала с собой и обнимала ночью. Я боялась оставаться одна в комнате, потому что я никогда не была одна. Я видела их, они были не такие как мы обычные люди, но они были. И они также ходили, разговаривали, иногда я понимала, о чем говорят. И однажды поняла, что они поняли, что я вижу их. Двое из них сидели и говорили обо мне, я после этого всегда ощущала, что они наблюдают. Наблюдают за мной всегда, даже когда я их не вижу или даже когда однажды я их видеть перестала.

- Ты про кого говоришь?

- Я так и не знаю, просто другие люди. Некий, параллельный мир. Он пересекался с нашим. Я их видела, через прозрачную, невидимую обычным взглядом призму. Меня это пугало, но я могла рассказать лишь сестре. И она подтвердила, что ранее тоже это видела. Их видела. Она даже нарисовала их мне, и я подтвердила, что именно так они и выглядят. Но сестра меня попросила не рассказывать никому, иначе сойду за сумасшедшую.

Я никому больше и не рассказывала.

- Мне же рассказала, - улыбнулась Маша.

- Да. Но, ты, же не думаешь, что я сумасшедшая? Я успешная женщина, занимаюсь серьезным делом, не агрессивная. Тем более я их уже не вижу с семи лет.

- Ты видела их до семи лет? – Мария ужаснулась, представила, как это видеть столько непонятного в маленьком возрасте несколько лет подряд.

- Да. Как-то резко с родителями поехали на север к друзьям отца. Еще садясь в поезд, я их видела, и в поезде тоже, их там было мало, очень мало. А, уже уезжая из Москвы на другом поезде, у нас была пересадка, после первой ночи я поняла, что их нет. Я их больше не вижу.

- То есть они в Москве вышли? – Маше нравился рассказ Полины.

Та вздохнула:

- Нет, ты все-таки мне не веришь.

- Верю, малыш! Я просто слышала про медиумов, детей индиго с разными способностями, но такое впервые слышу.

- Медиумы – это те, кто покойников видит. Если бы я видела покойников, то точно сошла бы с ума. Но насчет индиго, то да, вероятно я оно и есть.



Ольга Каменская

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться