Время Ангелов

14

Маша целовала Полине лоб, щечки, еще сонные глазки, такие большие серые с оттенком вечернего синего неба.

- Просыпайся, моя сонька, - смеялась она.

Полина потянулась.

- Ты меня как белку называешь, - тоже засмеялась и перевернула Машу на спину села сверху.

- Если не слезешь, то мы не к одиннадцати на фирму, а к двум приедем, - серьезно уже сказала Маша и положив руки Полине на бедра, стала медленно поднимать ей рубашку, оголяя красивый гладкий животик.

- Ты ненасытная, - Полина наклонилась и поцеловала Машу в губы.

Потом стала подниматься, но Маша держала крепко.

- Милая, давай вечером. Ты всю ночь не давала мне спать. – засмеялась снова Полина и оторвала Машины руки со своих бедер.

Маша тоже засмеялась.

- Ну что сделаешь, если ты такая сладкая. Мммм…- Маша откинула руки на кровати, - Как хорошо, всю жизнь бы так с тобой и никуда не надо было бы идти.

Полина взяла маленького медведя мягкого и кинула в Машу. Это перекидывание игрушки разрядило обстановку желания и заставило Машу тоже подняться с кровати.

- Я кофе сварю. – Сказала Маша.

- Налей мне лучше зеленого чая, что-то сердце стучит от волнения предстоящей встречи с этими Александровскими пешками.

- Хорошо, маленький. Собирайся пока и не нервничай.

 

Маша осталась сидеть в машине, только предупредила, чтобы Полина сразу набрала ее если возникнут проблемы.

- Никто из нас не знает, что у них в голове. – Сказала Маша напоследок, когда Полина вышла из машины.

Войдя в стеклянные двери здания, её сразу остановила охрана.

- Я Романова Полина, не смеете меня останавливать. Я к Александру.

- Романова?! – Старший смены удивился. – Паспорт есть?

- Справка вместо паспорта. Вот. – Полина достала бумажку, выданную в полиции и справку с фотографией, с паспортного стола, полученную тоже вчера.

Внимательно ознакомившись, разрешил ее пропустить, но шел рядом в качестве сопровождения.

- У них совещание! – Остановила помощница генерального директора в приемной.

- Ничего, я на совещание как раз и пришла. – Полина решительно открыла дверь в кабинет генерального директора.

«Двадцать три с ним вместе» - посчитала присутствующих за столом Полина.

Александр встал. Побелел весь.

- Ты, не волнуйся! Обсудим продажу вам моих акций этой компании. Я готова, отдать недорого, но с тремя условиями. – Полина села на стул, где до этого сидел Александр. Ему тут же освободил место справа, его заместитель, переместившись на свободное кресло.

- Какими? – Спросил один из присутствующих юристов. В огромном кабинете воцарилась тишина, если бы провести карандашом по листу бумаги, то слышно было бы, как дышит грифель.

- Не преследовать меня больше. Не трогать всех моих родных и близких, ни старых, ни новых.  И забыть обо мне навсегда.

 

Прошло полчаса. Мария нервничала в машине, докуривала уже пятую сигарету, когда появилась Полина. Подошла. Открыла дверь. Села.

- Как прошло?

- Маш, хорошая моя, перестань курить, задохнешься. – Полина посмотрела на окурки в пепельнице дверки. Добавила. - Все нормально. Подготовят бумаги на продажу. В письменной форме с печатями подпишут о не разглашении документ, предварительно юристы скинут на почту. Как паспорт получу, сразу выйду на сделку. Пусть работают.

- Что отпразднуем?

- Да нет. Рано. Поехали в банк. Потом к нотариусу.

- Зачем?

- Узнаю, что нужно для вывода активов и хочу написать завещание.

- Что смеешься? – Маша серьезно смотрела на Полину.

- Все нормально, я же сказала. Так подстраховаться хочу, пока паспорта нет, и пока они бумаги готовят. Никто из нас же не знает, что у них в голове.- Улыбнулась Полина.

Маша завела машину.

- Говори адрес куда едем.

 

Света пошла другим путем.

Полина вернулась с работы не подозревающая, что сегодня она все таки потеряет Руслану. Не так как конечно мечтала Света, не понимающая, что потерять того, с кем имеешь связь больше семи лет в снах, в себе, в друг в друге, ты никогда не сможешь, но как человека того, кем Руслана на самом деле была она потеряет.

 

Руслана сидела на кровати, накрашенная, до неузнаваемости. Глаза, приклеенные ресницы, красные губы, это все не похоже было на ту милую Руслану. Отношение к окружающему, у Русланы, тоже сменилось с изменением образа. Полине снова стало страшно. Ксении не разрешали отходить ни на шаг с места, где она сидела.

Светлана вся светилась от счастья и выполненного своего долга, что все получается.

Полина и понимала и не понимала что происходит.

Руслана потребовала у Полины удалить созданную ей самой же страницу в социальной сети, до этого Полина никогда не имела страницы.

Полина, молча, переоделась, взяла ноутбук, и вышла в коридор общежития. Пошла села на лестницу у лифта. Ничего слышать и видеть не хотелось. Она чувствовала боль от того, что Руслана не справляется с собой, от того, что Света навнушала Руслане, каких-то своих мыслей и взглядов, чтобы исполнить свои задуманные планы, от того что ей, Полине, просто страшно, как если бы она оказалась в аду.

 

Через десять минут на лестницу пришла Руслана. Ударила. Ударила по лицу. Полина не кричала, молча, заплакала. Бессильная, беспомощная, ощущая то, что родной близкий кого она защищает, и кто обещал защищать ее, чтобы не случилось, ударил и обижает ее, не за что, а просто потому, что так хочется Свете. Страница была удалена. Ну не было и не было раньше, из-за страницы расстраиваться не буду, решила про себя Полина. Спать в комнату она не пошла, всю ночь просидела на лестнице у лифта, читая книгу. Было холодно. Периодически появлялась Света уговаривая вернуться в комнату, потому что об этом ее просила Руслана.



Ольга Каменская

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться