Время Ангелов

Размер шрифта: - +

15

Пять утра. Полина проснулась от сильной головной боли, и не хватало воздуха. Сердце снова колотилось за двести ударов. Маши рядом не было.

Встала. Прошла на кухню выпить таблетку от головы.

Маша сидела в темноте, курила уже не одну сигарету. Окурки разбросаны на столе.

- Маша! – тихо позвала Полина.

Маша посмотрела на Полину.

- Что случилось? – спросила Полина.

- Иди сюда, - Маша протянула руку. Полина подошла. Маша посадила ее к себе на колени.

- Что у тебя? Ты всю ночь плачешь. Стонешь. Что снится? – спросила Маша.

- Голова болит. Я не знаю. Не помню. – Полина помнила все, каждый свой сон, каждое действие. Чаще падала с моста в воду и тонула. То просто от ударов Русланы. То от столкновения автомобилей и падала с машиной вместе. Каждую ночь она снова и снова испытывала эту физическую боль и видела смерть, свою смерть, свой взгляд из воды в небо, на облака, и протянутую руку и испуганные красивые глаза Русланы.

-  У тебя кровь! – Удивилась Мария.

Полина и сама почувствовала,  как кровь горячей струйкой потекла из носа, зато головная боль начала проходить.

- Я пойду в ванну!

- Нет. Ты иди, ложись, и голову запрокинь. Я полотенце принесу влажное. – Мария тоже встала, чтобы  намочить полотенце.

 

- Маш! Давай вернемся в Москву. Еще две недели я не выдержу так далеко от… - Полина чувствовала эту нить, связывающую ее с Русланой! Нить натягивалась и болью отдавала везде, как растягивание мышц и нервов, как лезвием кромсало душу, в сердце снова лопались зажитые шрамы, от невидимого ножа заполняя хрустальный ледяной сосуд кровью, где уже не было места новым каплям.

- Тяжело тебе тут? Воспоминания из-за Александра? – Маша вытирала кровь со щеки полотенцем, снова мочила в холодной воде в чашке, выжимала и прикладывала к носу Полины.

- Хочу домой! – Полина заплакала.

- Маленький мой, ну что ты? – Маша подняла Полину и прижала к себе. – Поедем, конечно, поедем. Хоть сейчас, хочешь? вот кровь пройдет и поедем!

- Люблю тебя! Ты такая хорошая! – Полина обняла за шею Машу и поцеловала.

Маша ответила на поцелуй, такой страстный нежный похожий на крылья бабочки, которая потушила огонь в море. Полине стало спокойнее, кровь остановилась.

Маша качала Полину как маленькую, и думала: «Что с тобой случилось? Что? Ты молчишь  о чем то и не хочешь говорить! Красивая нежная маленькая моя!»

 

Ехали из Питера уже под музыку. Маша как обычно включила на всю мощность магнитолу и пела вместе с исполнителем. Полина любовалась ею и улыбалась. Нежность разливалась в каждой ее клеточке к Маше, такой бесстрашной и умной.

Спать совсем не хотелось, хотелось кричать от счастья, остановить это время присутствия веселой Маши рядом. Полина была счастлива.

Звонок Машиного телефона разбил это время на до, и после.

Маша убавила музыку.

- Да. Что? Где она сейчас? – Маша положила трубку и выключила музыку. Минуты две ехали молча. Полина ждала, что Маша что-нибудь скажет, но она молчала

«Я хотела остановить это время, вот оно и остановилось!» - в ужасе думала Полина.

Минуты через две Маша все-таки произнесла:

- Катя порезала вены. Из больницы звонили. Доставили пьяную. Родители в ванной обнаружили.

- Жива? – Полина спросила осторожно, хотя не знала кто такая Катя.

- Да, жива! Просила медсестру позвонить мне и, просила, чтобы я заехала к ней.

 

Полина смотрела прямо на дорогу, молчала. Думала, какое право имеет спрашивать, если она сама Маше ничего не говорит. Сердце беспокоило своими частыми ударами и дышать стало снова трудно, легче беречь воздух, молчать.

Маша положила свою руку на бедро Полине.

- Все хорошо? – спросила Маша. Полина кивнула, что все хорошо.

 

- Катя ушла от меня, ради какой-то девчонки, полтора года назад. Катя, не очень хорошая девочка, пить любит и деньги. А та, ее подружка, имела тогда цветочный бизнес. Пару-тройку ларьков. Пригласила ее в Анталию, и Катя уехала. Сказала, что нашла любовь всей своей жизни, и что я бесперспективная в своем такси, хотя сама недели на одном месте не могла удержаться, все не нравилось или увольняли за то, что после выходных могла проспать прийти позже и с перегаром. Маленький, ты поедешь со мной к ней, это не обсуждается, потому что видеть ее не особо хочется, ты моя поддержка. – Маша посмотрела в большие, цвета вечернего неба, глаза Полины и улыбнулась.

Полина снова кивнула, согласилась, надо так надо, Маша же ее не бросает в трудную минуту.

Маша припарковалась у обочины лесополосы. Врубила снова музыку. Притянула к себе Полину, и поцеловала в губы.

- Хочу тебя, прямо здесь! – Прошептала Маша.

- С ума сошла! – Полина ответила тоже шепотом.

«Машка, такая теплая милая, сексуальная». Как прочитав мысли Полины, Маша сказала:

- Ты такая теплая. Нежная. Ммм…Сладкая!

Ее рука уже расстегивала молнию на куртке Полины.

- Перестань! – засмеялась Полина. – А то, я сама тебя тут… любить начну! Поехали уже домой! Люди едут, мимо, не видишь!

- Где люди?

Маша оглянулась по сторонам, машин на трассе действительно было много.

- Ладно! Ох, уж эти люди! – Улыбнулась Маша и завела машину.

 

В  Москву заехали уже в районе двух часов.

- Вначале мыться, переодеваться, обедать. Только потом к Катьке поедем. Сейчас фрукты купим. – Маша остановилась на ленинградке у ТЦ на Речном метро.

 

Купив яблок и апельсины, девчонки проходили мимо цветов.

Полина остановилась. Спросила Машу:



Ольга Каменская

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться