Время Ангелов

17

Маша, благодаря Полине, все-таки, Катю забрала к себе домой.

Ехали из больницы вместе. Катя на заднем сиденье, смотрела в зеркало.

- Короче. Мои условия такие. – Утвердительно говорила Маша Кате. – Никакого даже пива, ни банки отвертки. На поиск работы два дня, устраиваешься, где берут! и попробуй через неделю потерять ее. А нарушишь в течение двух недель эти условия, вылетишь к родителям.

Полина посмотрела на Машу, подумала, что ей бы такую твердость и уверенность, так не смогла бы.

- Гордишься мной? – спросила Маша Полину, взяла ее руку в свою.

Полина улыбнулась, кивнула.

- Да. Еще.  – Маша посмотрела в зеркало и встретилась с глазами Кати. – К Полине не клеиться! Она моя! А ты спать на диване на кухне будешь. У меня одна комната всего.

 

Катя смутилась. Планы ее немного сдвинулись, если она ранее их строила, то немного огорчила прямолинейность Маши.

Маше совсем не нравилась идея проживания Кати у них, но Полина убедила, что возможно Катя изменится, исправится, а ближе Маши, со слов Кати, и никого. Родительская опека, это то, от чего Катя хотела освободиться.

 

- Маш, давай в банк заедем! Мимо же едем. – Попросила Полина.

- Как скажешь, детка! – Маша на повороте развернулась, и заехала на парковку перед банком. – С тобой сходить?

- Нет, милая! Я быстро. Пару счетов открою для перевода денег с продажи акций компании. Нам послезавтра в Питер ехать уже. – Полина вышла из машины. Послала воздушный поцелуй Маше.

 

Катя долго молча сидеть не могла.

- Красивая она! – сказала Катя.

- Ты про Полину?

- Да! – Утвердительно кивнула. – А что за продажа акций? На бирже торгует?

- Да, нет. Это на работе у ней, просто требовали, исполняет обязательства перед командировкой. – Соврала Маша.

- Командировка в Питер?  Ты, там, зачем тогда? не ездий! со мной останешься и будешь меня контролировать.  

Маша засмеялась.

- Нет уж! Не маленькая, пора взрослеть. Условия не меняются, а надсмотрщиком быть не собираюсь. Сама справляйся. У меня отпуск, да и Полину одну не хочу отпускать.

 

Дверка автомобиля открылась, Полина села в салон.

- Все хорошо? – спросила Маша.

-Да. Все нормально. Как вы тут?

- Ничего, нашли общий язык. – Улыбнулась Маша.

- Ну! Общий язык должен был сформироваться уже давно за пять лет. – Полина посмотрела в глаза Маше.

- Нравится, когда ты, ревнуешь! – Маша притянула Полину к себе и поцеловала в губы.

- И не думала! – на этот раз Полина улыбнулась.

Катя молчала, смотрела в окно. Ей тоже понравилась Полина, и она уже не знала, кто больше ей нужен, Маша или Полина. Одно ее устраивало, что Маша позволила пожить у нее.

 

Вечером они, втроем, строили планы для Кати, куда ей завтра идти в поисках работы, обзвонили несколько компаний и выбрали три.

- Будильник заведи на девять. Только тихо вставай. Полина итак ночами спит плохо, чтобы утром ее не будить. – Машу явно Катя раздражала.

Полина дернула Машу за рукав.

- Не слушай ее. Вставай спокойно. Я утром крепко сплю. К десяти будь на Беларусской. В типографию тебе к десяти на собеседование.

- Если возьмут, в другие места тогда позвони, откажись от встречи и все! – Маша добавляла ценные указания.

 

Ночью, Полина лежала на Машином плече, обнимала ее. «Хорошо, спокойно, тихо!» - удовлетворенно думала Полина, но Руслана с Ксенией никогда не выходили из головы, - «Как вы там мои маленькие родные девчонки! Надеюсь у вас все хорошо!»

Полина закрывала глаза и видела глаза Русланы и улыбку маленькой Ксении. Да, Машка, ее милая Машка такая близкая теплая рядом, но эти две крошки такие родные любимые никогда не покинут ее души и сердца.

А в снах снова умирала. Падала с моста в воду, ледяную мокрую темную воду, смотрела вверх на облака, звезды и испуганные глаза Русланы, которая в ужасе тянула ей с моста руку, пытаясь поймать. А Полина падала все глубже и глубже и вот уже нет воздуха и от этого она просыпается или Маша будит ее, успокаивая от кошмаров и вытирая ей слезы.

И две фразы, которые навсегда клеймом выжжены в сердце начинают болеть. Одна Русланы «Я, наверное, избавлюсь от нее только после своей смерти!» и другая Светы «Ты не будешь жить! Я убью тебя, чтобы этого не стоило!»

 

Через три дня паспорт был у Полины на руках. Сделку назначили на четыре. Полина, для подстраховки пригласила дядю Мишу, он  был юристом и другом отца, хотя к компании не имел никакого отношения.

Маша Полину ожидала в кафе недалеко от Бизнес-Центра, где совершалась сделка. Снова курила сигарету за сигаретой, и выпивала уже третью чашку крепкого кофе.

Полины все не было, шел уже час с начала сделки.

 

Полина в это время уже забрала все подписанные бумаги и передавала расчетный счет в бухгалтерии для перевода средств от продажи, ждала счет-фактуру о переводе.

Ей было важно, чтобы они разделили сумму на две части. В ожидании тоже нервничала.

Дядя Миша ожидал в коридоре.

Когда счет-фактуры были переданы ей и акт о выполнении сделки подписан, то Полина подошла к дяде Мише.

- Дядь Миш, вот конверт. Он заклеен, там расчетный счет на имя…Ксении…и фотография ребенка. Когда ей исполнится шестнадцать, и она получит паспорт, найди её или твои помощники юристы. Только она воспользуется этими деньгами, доступа к этим деньгам ни у кого нет, я постаралась. В банке по этой бумаге и ее паспорту выдадут карту, и она сможет ими распоряжаться. Институт себе оплатит, и жить будет какое-то время, это маленькое что могу сделать для этого ребенка.



Ольга Каменская

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться