Время Ангелов

23

Полина проснулась ночью от яркого света. Она больше не видела кошмаров, не падала в воду и не умирала. Она, наоборот, поднималась ввысь, ощущала кайф от полета в небесах, смотрела вниз на города, леса и горы.

Маша, сидела за ноутбуков в кресле, печатала.

- Ты почему не спишь, Маш?

- Настя. Я с Настей переписываюсь. – Маша посмотрела Полине в глаза.

Полина села в постели.

- Машка, ты же хорошая! Почему ты девчонке пудришь мозги. Скажи ей правду.

- Детка, я не знаю как. С Яной оказалось все проще, она действительно эгоистка, она наговорила всяких гадостей о тебе, что я не могла это вынести. Она заявила, что Руслана будет жалеть о ней, потому что она самая лучшая была у ней девочка. Я послала ее, и кинула в черный список.

«Да уж!» - подумала Полина про Яну. Она ничего другого и не ожидала услышать от нее.

- А Настя, Настя хорошая! Она влюбилась в меня, видя только фото, а я завралась ей, знаю. Что делать?

- Она не знает обо мне? – спросила Полина.

- Знает. Теперь знает, только не знает что мы вместе.

- Ты трусиха, Маш! И лгунья! – Полина вздохнула, добавила. – Надо встретиться раз просит. И все ей рассказать. Скажи правду, что ты не в Питере живешь, и что ты не можешь быть с ней. Или можешь?

- Если бросишь меня, то я выберу ее, а не Катю. – Улыбнулась Маша.

Полина кинула в Машу подушкой. Маша отложила ноутбук и села рядом с Полиной, начала расстегивать ей рубашку.

- Машка, перестань. – Смутилась Полина. – Мы Катю разбудим.

- Боже, еще эта Катя! – Маша легла рядом с Полиной и поцеловала ее в губы.

 

Март. Снег таял, но ночами еще было холодно. Полина заболела, температура зашкаливала за сорок.

Маша настаивала на покупке автомобиля для Полины, чтобы не ходить пешком и не мочить ноги.

- Ты у меня совсем неженка. Чихнули в метро, и заболела сразу. –  Маша заставляла пить Полину чай с малиновым вареньем.

- Никто не чихал. Ветер просто был холодный вчера. – Полина улыбалась, ее смешило Машино занудство. – Ты, заботишься обо мне, как о маленькой.

- Ты и есть малышка.

Маша укутала Полину в одеяло.

- Попробуй уснуть.

- А ты куда?

- Катины родители просили их на дачу свозить. Потом сразу вернусь.

 

Полина осталась одна, температура начала падать и она уснула. Видела Машу во сне. Разбитое лобовое стекло и кровь. Струйкой текла из виска Маши, которая лежала головой на панели управления.

Проснулась Полина вся в поту. В комнате уже темно, на улице тоже. Вечер. Ни Маши, ни Кати не было.

Полина начала набирать номер Маши. Долгие гудки, трубку долго никто не брал. На третий раз Маша ответила:

- Малышка, все хорошо! Только заехали в поселок, дороги в пробке на Варшавке. Сейчас назад поеду, в Москву свободнее дорога.

- Маш, не ездий. Останься ночевать. Прошу тебя.

- Поль, я не смогу спать без тебя. Да и Настя в Москве, хотела заехать увидеться признаться ей.

- Маша, я сон видела. Не надо ехать. – Полина заплакала, она знала, на сколько сны у ней реальные, и это пугало ее.

 

Маша помолчала немного. Потом сказала.

- Хорошо, не поеду, останусь тут. А ты лекарства пей и температуру посмотри, какая сейчас. Позвоню позже, скажешь!

«Вот и хорошо! Хоть послушалась!» - Успокоилась Полина, укуталась в одеяло и закрыла глаза. Вставать не хотелось, ее знобило. Температура снова начала подниматься вверх.

 

Маша разгрузила машину на даче у Кати от скарба Катиных родителей. Они приглашали выпить с ними чаю, но Маша решила, что вернется. Надо увидеться, наконец, с Настей, и Полина там вся в жару, кто еще присмотрит.

На Катю надежды не было, она со вчерашнего вечера не вернулась с Клуба. Звонила, отметилась, что ночует у подруги, и нашла снова любовь всей своей жизни. С одной стороны Маша была рада, может Катя теперь переедет от них и оставит их вдвоем. С другой стороны, ей было уже жаль Катю, что эти поиски, «любви всей жизни», ничем хорошим не заканчивались.

Маша попрощалась с родителями Кати, и выехала на трассу в сторону Москвы.

 

Полина  была вся в жару, ей даже показалось, что она бредит. Вначале тот же сон про Машу, как сталкиваются автомобили, и Маша виском ударяется об руль и падает на панель управления. Потом, к ней пришла Маша. Потрогала лоб. Положила салфетку, смоченную в слабом растворе уксуса, на лоб Полине.

- Я тебя просила остаться переночевать на даче. – Сказала Полина. – А ты, все-таки вернулась.

«Да. Я не могла же за тобой не присмотреть». – улыбнулась Маша.

Полина дотронулась до Машиной руки, не почувствовала, только холод. Ледяной воздух.

- Где ты? – Полина закричала.

Открыла глаза. Поняла, что это странный сон, но такой реальный. Где ее Маша? Почему она так странно говорила с ней, не открывая рта, а передавая мысли. Откуда это ощущение холода. У Полины со лба слетела салфетка, еще не высохла. Значит, Маша, была. Кто-то же положил ей на лоб мокрую салфетку.

 

Полина стала набирать Машу на телефон. Ответил мужской голос. Представился офицером полиции. Сообщил, что Багауф Марии больше нет. На трассе Москва-Дон столкнулись две фуры, которые на повороте задели друг друга, и несколько легковых машин. Автомобиль Марии был ближе всех к ним, и от удара ее автомобиль вынесло с дороги.  Повторный удар прошелся уже по лобовому стеклу. Мария получила травму несовместимую с жизнью, ее височная кость повредила мозг. Погибла сразу.

 

Полина лежала без движения. Слез не было. Сердце снова будто остановилось.

«Машка, всегда была рискованной и безбашенной. Как она, Полина, могла поверить ей, что она ее послушалась и осталась ночевать? Надо было остановить ее, надо было не верить! Ну, почему? Почему она все время верит людям? Людям свойственно уходить. Рано или поздно все равно уйдут!»



Ольга Каменская

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться