Время делать деньги

3 глава

В кабинете рекламы проводили стандартные процедуры: вначале смягчали кожу, затем под специальными приборами убирали предыдущие углубления, выравнивали, делали согревающий массаж, потом усыпляли… Просыпаешься и красота – новейшая реклама искрится своими углублениями, изгибами, а краски свежо притягивают взгляд.  

     Орлан крутился перед зеркалом в этот раз с удовольствием – ему досталась местная замануха на всех используемых языках: китайском, английском и русском. Причем русская реклама – первый раз в жизни! Это было так классно – свободно читать приглашение в местный отель, ресторан и детский клуб для всей семьи, с небольшой картой-подсказкой на животе. Конечно, были и маленькие слоганы с логотипами, но они как бы оттеняли главную мысль. Так круто он еще не выглядел! В памяти всплыли мучительные эпизоды просьб объяснить, что означают непонятные иероглифы на нем, и бессовестно разные их трактовки одноклассников и прохожих китайцев.  

      Борис забрал его довольного и улыбающегося, как чеширский кот. Мужчина объяснил, что пока он попал в юношескую спортивно-развлекательную школу и будет участвовать как в занятиях школы, так и в представлениях для зрителей. К тому же, так как Орлан необычный ученик, то у него будут дополнительные обязанности и по рекламе, и по помощи школе.

     - Уяснил? – мужчина внимательно посмотрел на мальчика.

    - Да, товарищ командир! – бодро отрапортовал он. Ему все тут нравилось и ничто не пугало.

    - Что ж… Тогда завтра у тебя подъем в полшестого, раздача флаеров отдыхающим с шести до восьми, завтрак и два дня тестов, чтобы определить, куда тебя пристроить. Поживешь временно в отсеке для нерешительных. Это те, кто присматривается и принюхивается к нам. При общении ты должен школу хвалить, себя проявлять молодцом. Если что непонятно, никуда не лезь, обо всем спрашивай меня.

     Комната, куда его привели была стандартной. Не разбирая вещей, парнишка упал на кровать и отключился.

***

     Зеленые лазеры будильника щекотали его тело, не давая опять уснуть. Орлан нехотя поднялся, выпил мини-бутылочку газированной воды, умылся-оделся-поплелся в комнату-распределитель. Наставник, бодрый как и вчера, пытливо глянул на него и вручил пояс с бумажными карточками-рекламками. Отвел на пляж и, махнув в сторону отдыхающих, ушел. Орлан двинулся к ближайшей паре – женщина средних лет умащивала себя кремом по всему телу, мужчина удобно расположился на шезлонге и читал электронный вариант утренних газет. Море рядом неспешно шлепало волной о берег.

     Ноги у парнишки вдруг стали ватными, а язык прилип и не шевелился. Он потоптался рядом, потом двинулся к воде и намочил ноги. Песок нежно разминал ступни. Чайки носились над морем. Было погожее летнее утро, только вот карточки оставались на месте. Он вторично подошел к паре, стряхивая песок с ног. Дама окончила свою процедуру и произнесла абсолютно бесцветным голосом:

     - Денег не дам, можешь не ждать.

    Это подхлестнуло Орлана. Он подошел ближе и протянул рекламу:

    - Возьмите, пожалуйста. Денег не надо!

    Она взглянула на протянутую карточку, взяла, без интереса бросила рядом и отвернулась. Мужчина не реагировал. Орлан понял, что задерживаться дольше нет смысла и побрел дальше. Большинство пляжников реагировали на него никак, но флаерки брали. Через полчаса ватные ноги и прилипший язык остались в прошлом. Солнце поднималось выше, отдыхающих становилось больше. Одна пожилая женщина поинтересовалась: кто он и откуда, но не рекламой! Карточки раздавались медленно, он уже опаздывал на завтрак, но решил вернуться лишь с пустыми карманами.

     По возвращении Бориса не нашел, но ему объяснили, где столовая. Там стоял шум и гам. Мальчики от 7 до 15 лет накладывали еду, болтали, смеялись, ели. Взрослых почти не было. Одна тетенька на дверях в форме дежурного да пара буфетчиц. Он наполнил свои тарелки и подсел к двум малявкам лет восьми. Они заметили чужака, но никак не отреагировали. Позавтракав, начал искать тестовую, оказалось, что там его уже ждут.

***

     Огромная комната больше смахивала на мини-стадион. Поражало огромное количество напичканной электроники и спортивных сооружений. Была даже трибуна, куда высыпали мальчишки из столовой, возбужденно занимая лучшие места. 12 тренеров-наставников расположились в пластмассовых креслах, среди них и Борис Стеценко.

     Он поманил к себе Орлана, забрал пояс, пожурил, что тот опоздал и теперь придется участвовать с набитым брюхом. Паренек смутился, но больше для виду, так как вкусный завтрак надолго поднял настроение. Оказалось, он будет проходить тесты вместе с 5-ю другими участниками: двумя десятилетками и по одному - 11, 12, 13-летними пацанами. Сам он о таком испытании узнал впервые, так как в Мега-городе спорт считался уделом элиты и ему, естественно, не предлагался.

     Участников выстроили вдоль стартовой прямой. Пока седовласый тренер-китаец помогал им принять нужную стойку, многофункциональный пол расчертился на шесть беговых полос, на каждой из которых, как грибы, стали вырастать препятствия. Спина Орлана взмокла. Ему досталась синяя полоса – имитация зимы. Прогремел выстрел. Он помчался вперед с максимальной скоростью, которую только мог выжать по бутафорному пластиковому снегу, что достигал щиколоток, стараясь при этом огибать выступы-льдины и сугробы, однако через двадцать метров не заметил маленький бугорок и с размаху шлепнулся носом в снег. Трибуна возликовала. Орлан, торопясь, вскочил и побежал дальше. Дорожка казалась бесконечной, с изгибами и снежками из-за угла, блестящей пылью в глаза, ветром, против которого ползешь, как улитка.



Коала-мочало

Отредактировано: 01.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться