Время делать деньги

8 глава

19 июля, четверг

      Из «Тренажерки» Дэйв приехал домой на машине с личным шофером. В изнеможении повалился на кровать. Вопросы путались в голове, не находя ответов. Мега-город был гипернаселенным пунктом с количеством жителей, явно превышающим 12 миллионов. Муравейник – 4 район, почти полностью заселенный одними китайцами, насчитывал 6 миллионов. Далее шел промышленный 3 район с 3 миллионами. 200-ми тысячами избранных переливался 1 район официально, но что там творилось на самом деле, никто не брался говорить. Деловой и комфортный 2 район вмещал более 2 миллионов. Порядок – чуть ли не второе название Мега-города. Здесь вспышки любых агрессивных действий карались мгновенно и нещадно: экономически и социально. В особенно криминальных случаях виновных навсегда увозили за пределы города. Это было четкая, слаженная и всем понятная система. Осечек в ней не предусматривалось. Но рыжий посеял в его душе ростки первых сомнений. А сегодняшние события перевернули все вверх дном.

     Он – преступник. Да. По-большему счету за то, что он избивал сегодня несчастного Гроню, ему грозило отлучение на 25 месяцев от общества. Но он был уверен, что в «Тренажерке» так принято, и никто за ее пределами не знал, что там творится. Рассказать отцу? Но что Роб может сделать, не раскрыв при этом, что сын уже погряз по уши? Сидеть 25 месяцев взаперти рядом с этой идиоткой Хилари? Нет, ни за что. У него последние годы учебы в школе. У него друзья. Турниры, развлечения… И Гроня совсем не обиделся, даже наоборот…

     Звонил по скайпу отец. Сказал, что только что разговаривал с Виленом Григорьевичем, тот Дэйва хвалил и просил завтра взять сразу 2 спортивных костюма. Парень буркнул: «Хорошо», и тупо наблюдал, как гаснет экран. Ничего он отцу не скажет. Он придумает, как откосить от этого клуба. А пока надо куда-то сходить, развеяться… Временами его тянуло полазить по незнакомым местам, окунуться в атмосферу не его жизни. Именно так он нарвался на зеленоглазого, будь тот не ладен. Но сидеть дома невыносимо! Еще немного, и эта сука Хилари поломает какого-нибудь робота, а потом начнет визжать на весь дом, что не может прибираться… Подросток оделся попроще и выскользнул из квартиры.

***

    За этим местом закрепилась скверная репутация. Нет, здесь все было мирно и чисто, даже иногда многолюдно. Но бизнес тут не приживался. Каждые полгода какой-нибудь смельчак выкупал здесь помещение, тратился на ремонт, заманчивую рекламу, раскручивался. Вроде, все шло ни шатко, ни валко и – бах! Опять объявление о продаже. 

     Дэйв не был здесь больше месяца. Издалека увидев новую вывеску, начал прикидывать, сколько продержится новосел? В глазах пестрело от обилия цветов, в воздухе сильно пахло восточными благовониями. Женщина в индийском сари, увидев его, приветливо заулыбалась и начала приглашать на английском. Он сделал вид, что ничего не понимает, подошел к витрине и стал пялиться на причудливые рисунки. Геометрически правильные, они сходились к центру, создавая иллюзионный эффект. Видимо, открылась какая-то лавочка экзотического рисунка. Что ж, шансы выжить у них минимальные.

     Трое китайцев внутри что-то живо обсуждали с продавцом-мужчиной. Дело у них не клеилось: китайцы лопотали по-своему, а продавец по-английски. В конце концов, мужчина, боясь, что наклюнувшиеся покупатели уйдут, громко позвал Индиру. Девушка, спустившаяся по лестнице, говорила по-русски, китайцы тоже перешли на русский, и сделка, наконец, состоялась. Ждать чего-то интересного больше не приходилось. Дэйв решил слинять вслед за китайцами, но тут девушка повернулась к нему лицом. Парень закляк. Конечно, она, как и родители, была индианка. Смуглая, с правильными чертами лица, черными волосами и влажно-темными гипнотизирующими глазами. Девушка была неотразима. Пока ее отец по-английски возмущался, что это за люди, которые не понимают человеческого языка, молодая хозяйка спокойно выставляла новые образцы вместо проданных. Теперь он отсюда никуда не уйдет…

      Войдя в магазинчик, парень негромко спросил цену на ближайший к нему рисунок. Понятно, по-русски. Незнакомка сразу отозвалась. Да, точно! Она была красавица – в ней все было красиво: и лицо, и фигура, и мягкий, льющийся ручейком голосок. Ему редко доводилось видеть подобных людей – таких же изысканных, как он сам. Дэйв прилип к месту и стал выспрашивать, что она порекомендует купить для обретения счастья? При этом пронзал девушку восторженным взглядом. Та, немного смущаясь, ответила. Однако их многозначительный диалог прервал отец.

      Продавец строго приказал дочери по-английски избавиться от юнца, так как подобные типы лишь голову морочат, а ничего не покупают. Дэйв пожалел, что не взял с собой кредитное устройство – продавец заткнулся бы навсегда, увидев астрономические суммы у него на счету. А так он полез за наличными шеледями, что брал с собой в подобные походы, расплатился за один рисунок и попросил подобрать подарок маме на день рождения. Девушка засомневалась, начала советоваться с мужиком, но тому парень, видимо, был как кость в горле. Не зная, что Дэйв его понимает, индиец ткнул пальцем в первую попавшуюся картинку и скомандовал выпроводить его взашей. Парень вежливо отказался, так как его маме якобы не подходят изображенные цвета.

      Мозг напряженно искал возможность выпроводить желчного индуса и остаться с девушкой наедине, но продавец явно его раскусил. После пятого отказа, мужик окончательно потерял терпение и начал сыпать проклятия на его голову. Женщина с улицы подтянулась к ним, и стала выяснять, в чем дело? Взбешенный отец почти кричал, что этот белобрысый паршивец уже полчаса глазами бессовестно раздевает их дочь. Невезуха. Ну почему у нее такие родители? Женщина попросила перевести покупателю, чтобы мама сама пришла и выбрала подарок по душе, а дочери пора идти. Выслушав перевод с невинным видом, Дэйв покинул магазинчик.



Коала-мочало

Отредактировано: 01.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться