Время дублонов

Размер шрифта: - +

Ричард

Остров в Индийском океане, весна 2016г. Ричард Фолти открыл папку с пожелтевшими вырезками из газет и журналов, которую он зачем-то тогда забрал из своей квартиры. Он знал эти вырезки наизусть. Ведь это - единственное, что осталось у него от того мира. А еще запись  концерта Вивальди «Времена года». Там звучала и ее скрипка. Он опять включил музыку. Особенно ему нравилась «Зима». Он закрыл глаза и вспомнил ее лицо. Зима снова пела свое отчаянное соло ледяными трелями скрипки.  Ричард открыл глаза. Они были полны слез. Он взял пожелтевший листок, пробежал глазами по знакомым строчкам: «Этот выдающийся в истории науки эксперимент был поставлен Яном Вилмутом и Китом Кэмпбеллом в Рослинском институте в Шотландии в 1996 году, и сравним по значению расщеплением атома. В 277 яйцеклеток были перенесены ядра, взятые из вымени животного-донора. Примерно десятая часть из них развилась до состояния эмбрионов. И из них выжил только один. Технология переноса генетической информации, использованная при клонировании овечки Долли, стала известна как перенос ядра». Он скомкал листок и взял другой. Вслух он прочитал: «В 1973г Карл Вуд возглавлял группу по экстракорпоральному оплодотворению при университете Монаш, которая добилась первой в мире ЭКО беременности у человека в 1973г посредством искусственного оплодотворения. Оплодотворённая яйцеклетка была пересажена в матку, однако через несколько дней была отторгнута из неё естественным путём. Эта же группа получила первого в мире младенца, развившегося из замороженного эмбриона в 1983 году, первого в мире  младенца, полученного путем экстракорпорального оплодотворения». Он  смял все вырезки и швырнул на пол. Потом выпотрошил всю папку. Там были рисунки. Ее портреты. Он рисовал ее лицо по памяти много раз, но оно никогда не получалось. Последний портрет вообще был похож на Ли Юн. В бешенстве Ричард сгреб их все и стал рвать.

Когда в комнату вошла Ли Юн, он уже успокоился. Она была самой невозмутимостью. Это и выводило его из себя. Он слишком хорошо чувствовал фальшь. В Клэр не было ни капли фальши. С ней было просто. С Ли Юн он никогда не мог расслабиться. Она была обманом. Не настоящей. Ушами и глазами. Он это знал. Но больше у него не было ничего. А жить в пустоте с рисунками и Вивальди очень сложно. Даже если у тебя сверхинтересная и супероплачиваемая работа! От себя не убежишь. Ты попал в вечное рабство. Добровольно. И теперь будешь там всю  жизнь.

-Что случилось? - спросила Ли Юн, нежно погладив его по голове.

-Ничего. Приступ меланхолии.

-Скорее, дисфории, - сказала она и кокетливо улыбнулась.

-Да, может быть.

-Я думаю, тебе нужно попринимать антидепрессанты, - сказала она и опять улыбнулась.  Доктор Моран к твоим услугам.

-Согласен.

-Сейчас все уберут, пойдем на ужин.

-Пойдем, - отрешенно сказал Ричард и поплелся за бывшей Мисс Галактика-2008. Однако мысли его были далеки от лучшей в мире кухни, от прекрасно сервированного стола, вышколенных официантов, красивой спутницы в ярко-красном вечернем платье, нежной музыки и легкого бриза, дувшего с  океана. Он вспоминал Англию, Лондон, 1996 год.

Он увидел ее на праздновании 100-летия со дня открытия его родного факультета. Ректор, как обычно, брызгал слюной и затянул речь, наслаждаясь своей манерой говорить. Однако он недаром был ректором. Он умел хоть кратко, но каждому выделить определенную порцию похвалы. Поэтому после каждого предложения зал наполняли рукоплескания. Ричард Фолти вышел в фойе. Она стояла у какого-то невзрачного фикуса и пыталась закурить. Зажигалка щелкала, но не более. Она была идеальна. Рост, фигура, лицо, голос, словом, все соответствовало его идеалу. Черное коротенькое платье, нитка жемчуга на шее.

-Вам помочь? – спросил он, приблизившись и достав зажигалку.

-Да, если можно. Благодарю.

Голос был фантастический, похожий на терпкое вино. Она скромно отвернулась, видимо, предпочитая общество фикуса или просто не желая продолжения разговора. Ричард в тот момент тоже оробел. Сердце сжалось и ускорило свой темп. Он поклонился и ретировался, унося с собой нежный запах ее духов. Однако на следующий день знакомство было продолжено весьма странным образом. Он увидел ее снова в своей клинике. Она была записана к нему на прием и ждала своей очереди. Чувство ужасного волнения охватило его вновь, но усилием воли он поборол его. Он вспомнил прочитанную накануне книгу «Пороки современного общества» и усмехнулся. Нет уж. Он не попадется на крючок. Ведь он – практически идеальный мужчина современности. Не пьет, не курит, не колется, не нюхает, уважает старших, платит налоги, всем доволен, даже ходит в бассейн. Нет-нет. Однако его растерянность при виде Клэр, а именно так звали незнакомку, увеличилась во много раз, когда он узнал ее фамилию. Беккетсон.  Не было сомнений, она была женой его научного руководителя Сэмуэля Беккетсона, профессора, доктора наук, лауреата каких-то там невероятных премий, того самого, который одним из первых стал на сторону экстракорпорального оплодотворения, а потом и клонирования и заявил, что он поддерживает клонирование для восстановления вымерших животных и, в принципе, не против клонирования человека. Он давно слышал, что года два назад профессор женился уже в четвертый раз на молоденькой музыкантше.

-Здравствуйте, - он смог выдавить из себя только одно слово. Во рту пересохло, руки почему-то дрожали.

-Добрый день, - ответила она и улыбнулась. – Простите, вчера я себя неважно чувствовала. Не было сил даже на разговор, - она опять улыбнулась.



Гордеева Ирина

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться