Время дублонов

Размер шрифта: - +

Совесть консультанта

Месье Ив Сурюп, в прошлом Иван Цурюпа, не спал уже вторую ночь. Тревога овладела им и поглотила всего будто адский пламень до времени. И было отчего. Проект подходил к концу, и он, главный советник главного руководителя был уже не нужен. Второй день его не приглашали на пробы.  Да, на  его счету в парижском банке «Сосьете Женераль»  образовалась весьма кругленькая сумма. Но чем ближе к финалу, тем все больше возникало подозрений, что эта сумма так и останется там до конца света. Потому что он больше им не нужен. Живым. Он опасен, крайне опасен, как свидетель того, что они создали, эти заумные ученые, не признающие ни норм, ни правил. И он помог им. Он был недальновиден. Он был очарован той кругленькой суммой, надеждой на уютный домик на побережье Средиземного моря и тихую счастливую жизнь. Теперь же он понимал, что этого ничего не будет. Ни-че-го. Ни сегодня, так завтра, его не станет. Жизнь пролетела мимо, как осенний листок с дерева в кучу мусора. И,  словно в детстве, дворник  дядя Коля подожжет кучу пожухлой листвы, закурит, и станет смотреть на разгорающийся костер. Только он, Ванька, теперь не зритель. Чувство раскаяния в содеянном пронизало все тело насквозь. Он не сможет бежать отсюда, он не сможет сообщить. Хотя... Он помнил наизусть только один номер - Вадима Мещерякова. Но как ему позвонить, если у него нет сотового, и никуда не выпускают? Он вспомнил садовников. Они двигались бесшумно и весь день занимались прекрасным парком. Ими руководила красавица Ли Юн. У нее был телефон. Он видел его на поясе. Только как его добыть? Всего на две минуты. И отправить сообщение Вадику. Снять с себя хоть часть этой вины. Как? План тотчас пришел ему на ум, и он впервые за последние два дня уснул. На следующий день во время своей утренней пробежки по саду, он, как всегда лицезрел Ли Юн, отдающую распоряжения садовникам в оранжевых костюмах. Сад был идеален. В его центре был круглый пруд, окруженный изысканными деревьями и пальмами. Несколько изящных гондол, наподобие венецианских, стояли возле маленькой пристани. Ив сел в одну и стал грести, стараясь двигаться параллельно Ли Юн. Как только все садовники разошлись, Ив встал на край гондолы и неуклюже раскачиваясь, закричал ей по-английски:

-Доброе утро!

Она повернулась и поклонилась, одаривая его своей очаровательной улыбкой. В этот момент гондола перевернулась, и Ив стал тонуть. Ли Юн быстро освободилась от сотового  и поплыла на помощь. Она хорошо плавала. Она взяла его за шею сзади и стала транспортировать к берегу. У самого берега Ив пришел в себя и больно схватил ее за шею. Дальше она ничего не помнила. Ив сдавил ей каротиды, как учили в спецназе, и смог отправить сообщение: «Дублон едет к вам, береги Бахтеева». Когда Ли Юн очнулась, он лежал на траве и стонал. Прислали доктора. К вечеру руководство уже узнало о его проделке. Ужин был, как всегда, выше всяких похвал. Лишь легкий запах миндаля подтвердил его опасения. Это был последний ужин в жизни Ивана Цурюпы.



Гордеева Ирина

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться