Время дублонов

Размер шрифта: - +

Важная улика

Леночка как раз закончила обход своего дома. Только не с терапевтической  целью, а с целью проведения беседы с пенсионерками насчет посещения подвала. Самым ужасным был визит к бабе Насте. И не столько из-за омерзительного запаха, от которого страдали все соседи, сколько из-за ее характера. Пациентка с синдромом Диогена была крайне агрессивна и никому не открывала дверь. Исключение составляла только Елена Ивановна. Она всегда была очень вежливой и искренне заботилась о своих пациентах. Поэтому даже самая злая из них отвечала ей хоть небольшой, но симпатией. Квартира была забита предметами со свалки, бутылками, пакетами, старой одеждой и обувью. Баба Настя с 6 часов  утра до позднего вечера методично обходила близлежащие свалки с большой тележкой, в которую складывала все, что считала полезным в хозяйстве. Она выслушала Елену Ивановну, внезапно наклонилась и сняла галошу со своей ноги, потом в молниеносном броске приплюснула к стене рыжего таракана, оставив на месте казни жирное пятно.

Леночка давно хотела спросить у нее, зачем ей столько старых вещей, но не решалась. Она интуитивно ощущала бессмысленность этого вопроса. На мгновенье взглянув в стеклянные глаза хозяйки, она почувствовала жуткое желание сбежать отсюда, как можно быстрее. Хозяйка ухмыльнулась и вытащила из кармана безразмерной кофты непонятного цвета  измятый и грязный конверт. Протянув его докторше, она пробормотала только одно слово: «Ейный». На конверте  был виден адрес и фамилия - Клавдия Ивановна Дроздова из пятой квартиры. Обратного адреса не было. Но марки и штемпель говорили об одном - письмо было из Англии, из самого Лондона. И оно было отправлено 30 июля 2016 года.

 Леночка, забрав конверт и поблагодарив бабу Настю, поспешила в детский садик забирать сына. Не заходя домой, они решили сразу подняться к Кивокурцевым. 

Заседание клуба детективов-любителей, как его обозвал Иван Петрович, уже началось докладом Сергея, который уже два дня следил за работой вмонтированной напротив входа в злополучный подвал видеокамеры.

-Ничего подозрительного не выявил. Все, кто ходил в подвал, наши, так сказать, местные,  - отчитался он.

-Ясно, - сказал Иван Петрович, - сегодня я буду вас потчевать пирогами.

-Вы научились печь? – удивился Сергей.

-О нет! Боюсь, для меня это слишком сложно. Да и не нужно. Утром заходила моя бывшая ученица Оля Храпова. Она меня всегда балует пирогами. У нее свое производство. Так что, угощайтесь.

-Спасибо!

Тут раздался звонок.

-Добрый вечер! – в квартиру вошли Леночка с сыном.

Дениска громко поздоровался и продемонстрировал свои многочисленные рисунки из детского сада.

-Послушай, - сказал Иван Петрович, - ты классно рисуешь. Тебе ведь еще и пяти лет  нет?

-Будет, в июле! – выпалил Дениска.

-Его надо в художественную школу отдавать. Обязательно, - сказал Иван Петрович.

-А что, у вас кто-то рисовал из предков? - спросил Костя.

-Нет, - ответила Елена Ивановна. – Хотя я любила рисовать, всегда на лекциях, да и на уроках, бывало, сижу, рисую.

-А рисунки остались? Хотелось бы посмотреть.

-Нет. Муж все лекции выкинул. Сказал, что нечего пылесборники хранить.

-Вот как! - огорчился Иван Петрович. – Что за мужья пошли? Разве можно лекции выкидывать? Тем более, с рисунками.

Дениска заерзал. Но Иван Петрович похлопал его по плечу и показал фокус. Несколько пассов руками. И внезапно из кармана рубашки Дениски появилось шоколадное яйцо с сюрпризом.

-Спасибо, - сказал юный художник и принялся разоблачать сюрприз из обертки.

- Смотрите, что нашла баба Настя на свалке, - сказала Леночка.

На столе появился смятый конверт.

-Адресат - Клавдия Ивановна!

-Так, а отправителя нет, - сказал задумчивый Иван Петрович. - Стоп! У Клавдии был племянник, который эмигрировал в Штаты, еще до перестройки. Женился на пожилой даме, очень внезапно, а Клавдия Ивановна все сетовала, как он бедный будет там жить. Он - художник. Сейчас вспомню, да, Ян Кожин, или Ярослав... Мы с моими учениками даже на выставке его  были как-то. Женские портреты. Пейзажи с женщинами. Всем понравилось. У него - талант. Только потом был какой - то скандал, даже в газетах статья была, что его картины сожгли. Да-да, он арендовал в нашем книжном магазине, ну, знаете, на Профсоюзной, подвал. Пришел - а там ни картин, ни красок, ничего. Работники магазина взяли да и сожгли все. Какая-то журналистка написала об этом в нашей местной газете.

-Как сожгли? - спросила Леночка.

-А так, это же наши люди. Им искусства не надо. Подвал понадобился - и все, - бросил Костя.

-Вот поэтому многие и бежали на запад. Не ценят у нас таланты... Эх! - продолжил Иван Петрович.

-Интересно, что же он ей написал? - спросил Сергей. - Стоп. В конце лета была передача о художниках. Русские художники за рубежом. Так там о каком-то Кожине говорили. Интервью было даже.

Костя открыл ноутбук.



Гордеева Ирина

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться