Время дублонов

Размер шрифта: - +

Реанимация

У подъезда ждала желтая машина, которую заказал Сергей. Злата Юрьевна не заставила себя долго ждать. Она вышла в роскошном норковом полушубке, сногсшибательных сапогах-ботфортах, которые надевала всего лишь раз на концерт в самой Москве, сверкая бриллиантами и своей незабываемой улыбкой. Сегодня она опять стала прежней Златой, уверенной в себе, не имеющей страха и отчаянья в сердце.

В больнице ее долго не пускали в реанимацию, хотя она несколько раз представилась и даже предъявила паспорт. Кругом стояли охранники Бахтеева, все новые, которых она не знала. Наконец, появился Пал Палыч, правая рука,  как его называл Бахтеев, казначей партии и самое преданное лицо. Он заулыбался, запричитал, что «рад видеть», «прекрасно выглядите»  и, наконец, разрешил Злате Юрьевне доступ к телу, предварительно забрав пакет с фруктами и выдав белый халат.

Тело лежало в белоснежной палате с повязкой на голове и капельницей в вене. Глаз не открывало и ровно дышало, давая понять, что спит. Злата подошла, присела на стул, взяла Севу за руку и погладила. Рука была загорелой и теплой. Пал Палыч бдил, не отводя глаз от нее. Не желая затягивать фарс, Злата вышла из палаты.

Затворив дверь, Пал Палыч повел Злату в ординаторскую, где молодой бодрый врач что-то долго объяснял ей про мозг и его способности к восстановлению. А потом сказал, что они, то есть врачи, сделают все, чтобы вернуть ее супруга к полноценной жизни.

Злата ощущала ужасную усталость. От всего. От каблуков. От объяснений с тупыми бритоголовыми охранниками. От слащавого Палыча. От многословного доктора.  Она вяло попрощалась и ушла. Пал Палыч бросил на прощание, что «он ценит ее  визит и потом все передаст Всеволоду Георгиевичу».

На улице ее ждал Сергей. Он не отпустил такси, и Злата поморщилась, прикидывая, в какую сумму  выльется их сложная политическая игра. Потом плюнула и решила об этом не думать. Серега уже открывал дверцу.

-Ну как, его светлейшество?

-Не захотел общаться. Даже глазки не открыл.

-Стыдно стало. Это хороший знак. Так что не все потеряно. Он сейчас полежит, подумает… В конце концов, он же понимает, что развод – пятно на его репутации. Взвесит все «за» и «против». Ему сейчас нельзя терять электорат.

-Слушай, - сказала Злата, - давай не будем. Все-таки он в реанимации. И мне уже все равно. Перегорело. Ты был прав, что время лечит.

В душе Златы опять завыло. В Сергее не было ни намека на ревность! Это было самым отвратительным и ужасным выводом этого дня.

-Остановите рядом с кулинарией! – крикнула она водителю. Ноги отекли и не слушались. Но, превозмогая боль, она все-таки вылезла и дошла до кулинарии. Там всегда были ее любимые шоколадные пирожные, и именно они были нужны ей сейчас позарез. Пусть она потратит последние деньги, но пирожные нужно добыть. Хватило на три. В самый раз.

Она вышла с коробочкой, а Серега уже открывал дверцу.

-Что ж ты меня не попросила? Ходишь на таких ходулях да еще  с такими суставами.

-Да, ладно.

-А-а, трубы горят! – сказал он, рассмотрев содержимое пластиковой коробочки. - Пирожные – антидепрессант всех тетенек.

-Хватит издеваться. Я тебе тоже взяла. Так что придешь сейчас и будешь пить с нами чай.

-Не-а. У меня другие антидепрессанты.

-Ничего. Сегодня посидишь на этих. И еще у меня будет к тебе неожиданная просьба.

-Да, я весь вниманья полн.

-А вот и не скажу.

-То есть я должен догадаться?

-Нет. Скажу за чаепитием.

-Заинтриговала.

-Тетки, они такие.

Водитель хмыкнул и пробасил:

-Приехали.

Дальше он озвучил сумму. У Златы заколотилось сердце. Но Серега спокойно отсчитал купюры, выпрыгнул из машины и подал даме руку. Сердце екнуло и отпустило. Серега послушно поплелся на третий этаж и был паинькой весь вечер. И даже съел за чаепитием половину своего  пирожного, оставшуюся пожертвовал в фонд голодных тетенек Поволжья, одна из которых сразу же проглотила ее вслед за своей порцией.

-Так что за просьба? - спросил Сергей, когда Людмила Григорьевна пошла в свою комнату.

-Первая – займи мне денег. Вторая – найди мне работу. Ну, подработку. Ну, не могу же я жить на пенсию мамы.

-Ясно. Дошла до ручки.

-Хватит издеваться. Я, конечно, могу заложить золото в ломбард… Завтра схожу, спрошу, что за него дадут, - она повертела свои сережки руками.

-Не надо. Тебе они очень идут. Я тебе завтра деньги достану.

-Как достанешь? Надеюсь это не криминал?

-Ты что, старушка? Я  пойду и сниму с карточки. Недавно завел себе. Какая сумма тебя устроит?

-Ну, 2-3 тысячи. Рублей, конечно.

-Так мало?

-Слушай, а то я не знаю, сколько сантехники получают. Просто я не могу жить совсем без денег.



Гордеева Ирина

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться