Время дублонов

Размер шрифта: - +

Прошлое всплывает

-Да, что рассказывать? – сказала заплаканная Фаина Валерьяновна. -В сентябре прошлого года приходит ко мне в садик теть Клава из пятой квартиры, ну, покойница. А я два года назад Шурочку из 2-й квартиры, ну, знаете, мать этого алкоголика, пристроила к себе в садик. Жалко ее бедняжку. Она у меня и уборщица, и сторожиха. Только с головой у нее совсем плохо. Короче, теть Клава стала к ней приставать насчет каких-то картин своего племянника и подвала. А та - не понимает. Клавдия Ивановна и так, и этак... Потом попросила ее подвал показать. Та отказывается. Теть Клава уже угрожать ей стала полицией. Я ей говорю, что больная она, а она - не верит, говорит: «Придуряется». Короче, упросила она меня сходить попросить сына Шурочки показать подвал. Мы пришли, а там у них - ужас! Все пьяные в стельку, только одна блондинка в лосинах еле на ногах держится. Она все выслушала, но ключ не дала. Послала нас, куда подальше.

А тут я на дачу собралась. Павлик меня обещал отвезти. Это суббота как раз была. Мы позавтракали, и он пошел в машину, а я, как всегда сумки собирала… Звонок. Приходит эта самая Шурочка и приносит мне ключ. Оказалось, что ключ от подвала она прицепила к связке ключей от садика. В общем, плела, плела, я еле поняла, что это и есть ключ от ее подвала. Она мне его отдала и ушла в садик, поскольку живет там у нас. Я сразу пошла к Клавдии Ивановне. Она такая розовощекая была, оказывается, только что массаж сделала…

Из рассказа стало понятно, что произошло в последние минуты жизни Клавдии Ивановны.

-Кто там? – спросила Клавдия Ивановна, подойдя к двери.

-Это я, Света.

-А-а, заходи…

-Здрасьте, да, я спешу. Не буду заходить. Павлик меня в машине ждет.

Тут хлопнула подъездная дверь, и послышались шаги, но потом все смолкло, и Света продолжала повествование:

-Взяла отгулы, на дачу поеду. Столько фруктов пропадает – надо крутить. Яблоки, груши, виноград. Помидоров – море! Год урожайный, слава Богу! Компот вот сливовый закрою… Огурцов, правда, мало в этом году.

-Вот, ты труженица какая! Ну, угостишь меня тогда. У тебя закрутки неплохие получаются.

-Конечно, конечно… Так вот. Сейчас Шурочка приходила, принесла мне ключ от своего подвала.

-И где же он был?

-Она его на садиковскую связку зачем-то прицепила. Хорошо еще укумекала, что этот ключ нам и нужен.

-Да, совсем у нее крыша тронулась…

-Я читала, это, вроде, слабоумием называется.

-Это, моя дорогая, деменция. Я точно знаю.

-Ой, да, может, ей и хорошо так, без памяти, чтобы не видеть все это безобразие, какое сын ее творит.

-Может, может.. Нам надо заявление от подъезда написать в прокуратуру. На этого алкаша. Развел тут притон. Софья эта Михайловна со своей сектой носится. – Она показала пальцем наверх. - Видела, сколько  к ней ходит народу-то? А этот алкаш своих прикормил. Не подъезд, а ужас!

-А что толку, мы с Павликом несколько раз вызывали и милицию, и потом эту, теперь, полицию. А что толку?

-Ну да, ну да…

-Вот ключ, подвал у нее, по-моему, шестой.  Слева по коридору.

-Ох, как хорошо-то, что ключ нашелся, а то я уже управдома нашего попросила… Впрочем, неважно.

-Может, с вами сходить? А то там темно.

-Нет. Я сама схожу. Ты поезжай. И не забудь мне баночки две занести!

-Конечно.

-Хорошо, что ключ нашелся, а то не ровен час, эти алкаши бы прознали…

-Ну, до свидания!

В этот момент Фаине Валерьяновне опять показалось, что кто-то идет по лестнице.

-Да, до свидания!

Она стала спускаться, но на лестнице никого не встретила. Дверь в подвал была приоткрыта.

-Вот, собственно говоря, и все, - сказала Фаина Валерьяновна. – Я пробыла на даче 5 дней, накрутила 22 банки, а потом Павлик меня привез. Он мне и рассказал про тетю Клаву. Я тоже ему рассказала про ключ, хотела пойти в полицию, но Павлик меня остановил. Сказал, что на нас же все и свалят. Я испугалась и не пошла, -  она всхлипнула и взялась за сердце.

-Скажите, - спросил Иван Петрович, - заранее извиняюсь, вопрос неделикатный… Павлик у вас от мужа или от Кожина? Ну, художника этого? А то мы с ним с его группой крови тогда запутались. Да и дата рождения – 28 февраля 1987 года. Очень походит…

-Да вы что? Какого Кожина? Я его видела, может, всего-то 2 раза в жизни… Конечно, от мужа.

Она как-то сразу съежилась и зарыдала. А потом сказала:

-Нет. Мы его усыновили с мужем. Понимаете? Но он не знает ничего!

-Мы не скажем.  Не расстраивайтесь, тут хорошие врачи, - сказала Злата  и обняла ее. Слезы сами собой потекли из глаз Златы.  Иван Петрович понял, что две рыдающих женщины – это чересчур,  и поспешил искать помощь у проходивших медсестер.



Гордеева Ирина

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться