Время назад. Ключи и тени

Пролог

Эксперимент начался отвратительно. Но они справились с неожиданной проблемой и продолжали удаляться от родной планеты. Приборы работали четко, словно несколько часов назад не преподносили неприятные сюрпризы. Всё шло по плану. Однако Энн Ди не могла избавиться от тревоги. В отличие от команды, она отказывалась верить в технический сбой. Интуиция подсказывала – всё не так просто!

Семнадцатилетняя девушка с каштановыми волосами до плеч стояла на капитанском мостике и, сложив руки на груди, смотрела в темный иллюминатор. Смотрела, но не видела ничего, кроме собственного отражения. И думала, думала…

Накануне вечером она чувствовала себя счастливей всех на свете. «Накачки», как Энн Ди называла изнурительные тренировки, тренинги и проверки, остались позади. Она доказала, что стала капитаном заслуженно, а не благодаря родственным связям. Энн Ди засыпала с улыбкой, но ночью проснулась в ледяном поту. Приснился старый кошмар: белая бесконечная комната, где спиралями закручивалась мистическая дымка, а невидимые часы отсчитывали секунды, сливаясь с нервным стуком сердца.

Энн Ди долго сидела на постели, обхватив руками колени, и гнала прочь мрачные мысли. Понадобилось неимоверное усилие воли, чтобы утром от дурных предчувствий не осталось следа. Она справилась, но теперь, после пережитого потрясения, обрывки сна предательски прорывались назад. В черном иллюминаторе Энн Ди больше не видела себя. Кто-то другой смотрел в ее серые глаза. Другая. Девушка из кошмара. Она протягивала тяжелый медальон с голубым камнем.

«Возьми!»

«Я не могу! Это несправедливо!»

«Только одна из нас, я знаю. Но ты важнее…»

Эти странные фразы участницы сновидений повторяли сотни раз, понятия не имея, что они означают. Однако прошлой ночью диалог напугал Энн Ди сильнее, чем раньше. Кошмар явился в старом виде, а ведь три последних раза все было иначе. Не сон управлял ими, а они сном.

"Почему?" - мысленно спросила Энн Ди, продолжая смотреть в зеленые глаза призрачной девушки с длинными вьющимися волосами. - Почему старый кошмар вернулся именно сегодня? Как не вовремя!

- Энн Ди, ты слышишь?

- Что? – она осознала, что не одна на мостике.

Позади застыл Дэн - высокий темноволосый парень. Её парень. Смотрел пристально и виновато. Он по опыту знал: подруга не остыла, и не хотел обострять обстановку.

- Тебе стоит отдохнуть, - предложил Дэн мягко. - По графику мое дежурство.

- Нет, - отрезала Энн Ди строго. – Сегодня ночью я должна быть здесь. А ты, - она тяжело вздохнула, не желая быть грубой с близким человеком, - заступишь на вахту утром.

Дэн помолчал. Нехотя кивнул. Но на выходе не удержался.

- Прости, что не поддержал тебя, но я не верю в диверсию.

Извиняющийся тон резанул ножом. Серые глаза Энн Ди блеснули. В душе снова закипел гнев, с трудом подавленный после разговора с командой.

- Теоретически все возможно, - поспешил поправиться парень. – Противников эксперимента множество. Но Гивирена охраняется как ни какой другой объект в мире! Никто бы не смог…

Энн Ди молчала. Дэн несколько секунд выжидающе смотрел на нее. Не дождавшись ответа, пожелал спокойной ночи и ушел. Едва фигура растворилась в холодном полумраке узких коридоров, девушка сжала кулаки. Конечно, Дэн во многом прав! В глубине души она не могла этого не признать. Любые передвижения на Гивирене отслеживаются. Незамеченным подобраться к «Соломее» нереально. И все-таки…

- Глупые предчувствия! – выругалась Энн Ди вслух.

Как обидно! Пусть Бруно, Стивен и Нора думают, что хотят. Но Дэн! Как он может не верить ей? Он, которому она всегда безоговорочно доверяла?! Мальчишка!

«Да, он мальчишка», - вкрадчиво прошептал внутренний голос. – «А ты - девчонка, оказавшаяся в центре взрослой игры».

Энн Ди потерла нывший лоб. Они впятером ведут себя, как дети. Со старта прошли считанные часы, а в команде спорят и обижаются друг на друга. Может, правы противники проекта: нельзя доверять важные миссии семнадцатилетним подросткам, едва окончившим школу? Они не умеют быть хладнокровными двадцать четыре часа в сутки.

- Папа, прости, - сказала девушка в пустоту. – Это не повторится. Я тебя не подведу.

Энн Ди заставила себя не думать о последних событиях и занялась текущими делами, время от времени посматривая на наручные часы. Она готовила ежедневный отчет для отца и его группы. И еще один для гения-одноклассника Ёжика, создавшего несколько программ для «Соломеи». Энн Ди дала слово следить за его разработками.

При воспоминании о Ёжике по лицу прошла тень. Энн Ди его ценила - неуклюжего и рассеянного, но такого гениального и верного. Он умел слушать, подставлять плечо и безропотно сносить её плохое настроение. Если бы Ёж прошел психологическую проверку, летел бы на «Соломее» вместо ненавистного Стивена.

Подумав об однокласснике, Энн Ди вновь вспомнила ночные кошмары. Друг упоминался в одном из снов - в последнем из трех контролируемых. "Синяя тетрадь Ежика" - гласила надпись на пыльной стене, к которой их с зеленоглазой спутницей привели указатели. Надпись предназначалась Энн Ди, вторая девушка Ежика не знала. Но как она ни билась, сколько ни допытывалась у друга, не разгадала тайного послания из сновидения. Ежик клялся до заикания, но продолжал уверять, что ведать не ведает ни о какой тетради и вообще не использует бумажные носители.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 09.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться