Время назад. Ключи и тени

Глава 3. Кто контролирует сны?

Окраина Каста-Беллы

Комнату с массивным письменным столом и старинным камином в полстены поглотил полумрак, хотя световой день не закончился. Солнцу оставалось еще часа два гулять по ясному небу. Однако плотные темные шторы полностью закрывали окно, не давая шанса ни единому лучику.

Им здесь не место. Здесь жили сумерки. Или ночь.

Сюда не доносился ни единый звук с улицы. Дом стоял в стороне от другого жилья. Но не это оберегало его от шума. И не стены или стекла. А кое-что гораздо сильнее и надежнее. Опаснее. Единственным, что нарушало потустороннюю тишину были стук маятника и размеренное дыхание. Любой человек, случайно оказавшийся в комнате, испугался бы последнего звука насмерть.

В дыхании не было ничего зловещего. Просто неожиданный посетитель мог бы поклясться, что в темном помещении никого нет. Только мебель да книги в шкафах. И сильно б ошибся. Тьму трудно разглядеть, если она скрывается во мраке.

Телефонный звонок пронесся по комнате, как пулеметные залпы. С кресла в дальнем - самом темном углу – поднялась тень. Подплыла (или так просто могло казаться из-за темных длинных одежд?) к столу.

- Слушаю, - произнес хриплый женский голос. Потусторонний. Или, скорее, мертвый.
- У нас подозрительный случай. Ситуация точь-в-точь, как ты предсказывала, - проговорил другой голос. Тоже женский. Но живой. Звонкий и властный. - В 28-м секторе. Город Брилада.
- Что требуется от меня?
- Начинать свою чертову работу! - вспылили на том конце. - За тебя ее никто не сделает. В Бриладу отправлены наши люди. Ты получишь всю информацию. Начинай проверку. По.... э-э-э... своим особым «каналам». Найти этого треклятого ребенка. Или подростка. Или кто он там. Я должна добраться до него раньше, чем он до медальона. Или хочешь, чтобы вместо него я стерла с лица земли тебя?
Женщина в черном с трудом подавила гнев.
- Еду, - проговорила она сухо и положила трубку.
Сделала это абсолютно спокойно, а потом позволила эмоциям, как демонам, вырваться на свободу. Ударила кулаками по столу. В ответ на камине позади в дребезги разбились две статуэтки. Мелкие осколки разлетелись по всей комнате, словно острые иглы чужой ярости.

- Да что она о себе возомнила? Посредственная, глупая...
Женщина оборвала себя на полуслове и криво усмехнулась, поворачиваясь к боковой стене.
- Выходи. Я знаю, что ты здесь.
Новая тень отделилась от книжного шкафа. Но не такая, как первая. Иная. Она не выглядела осязаемой. Висела в воздухе, как сгусток темной энергии.
- Значит, началось? - констатировал еще один голос. Мужской.
- Похоже на то.
- Еще не поздно отступить.
- С какой стати? - лица женщины невозможно было разглядеть в темноте мрачной комнаты, но она точно усмехалась.
- Этому миру всё равно не выжить. Так пусть ОНО возьмет своё. ОНО уже настигает тех, кто.... – он запнулся. - Тех, кто всё переиграл.
Она ответила не сразу. Будто снова взвешивала все «за» и «против». Но то была иллюзия. Хозяйка дома на отшибе всё решила очень давно.
- Если ты сомневаешься, зачем вызвался в помощники? Почему возвращаешься сюда из раза в раз?
Теперь помолчал он, подбирая слова.
- Я не отказываюсь от обещания. И сделаю всё, что потребуется. Но прошли годы. Я хочу быть уверен, что тебя не гложут сомнения. Одно дело – решение, принятое на эмоциях, другое – оно же после многих лет ожиданий и раздумий.
- Для меня ничего не изменилось, - ответила женщина строго. И не покривила душой. При условии, что та у нее была. - А теперь возвращайся в тело. Ты и так слишком часто покидаешь его не по делу. А мне предстоит работа. Пора познакомиться с избранником нашей обожаемой безделушки.
- Зря ты так о медальоне, - попенял темный сгусток. - Он не любит сарказм. Как и ОНО...
- Проклятье! - выругалась хозяйка дома. - ОНО – это прожорливое животное, не щадящее ничего и никого, может не беспокоиться. Я не перехожу ему дорогу. У нас одна конечная цель. Пусть сжирает этот мир. Но на моих условиях.
Сгусток не посмел спорить, уловив в интонации... нет, не угрозу. Былую мощь. Растворился, не оставив ни следа. Женщина даже не посмотрела в ту сторону, где он висел. Взяла со стола черную маску и, прежде чем покинуть дом, спрятала лицо.

****

Брилада

Дебра сидела на полу, обхватив горячую голову ладонями. Виски кололо тонкой иглой боли. Сначала от криков, слёз и проклятий. Теперь от звенящей тишины, насквозь пропитанной страхом. Здесь – в стерильной комнате без окон – она казалась особенно давящей. Дебра никогда не видела столько испуганных людей, как за последние сутки. На бумаге все, включая врачей и чиновников, знали, как себя вести в случае обнаружения Хайди. Но на деле все либо суетились, либо впадали в ступор. В память врезалось лицо директрисы без единой кровинки. Ученикам явился призрак из фильма ужасов. С ошалевшими глазами на мертвом лице-маске.

Ситуацию взяли под контроль стражи. Не местные - простые офицеры, призванные обеспечивать порядок в общественных местах, а обученные профессионалы, стянутые из соседних крупных городов. Район оцепили, выставили вооруженные кордоны, словно началась война. Школу закрыли на карантин, выпускной класс перевезли в ближайшую больницу, где ребят заперли в палате на подземном этаже, превратив ее во временный изолятор. Не хватало Донни с Генри, о судьбе которых одноклассники ничего не знали. С пациентами никто не общался, опасаясь распространения недуга. Еду в палату завозила радиоуправляемая машина.

Первый день прошел бурно. Слёзы и ругань сменяли уверения, что через несколько часов заточение закончится. Осознание масштабов катастрофы пришло после бессонной ночи, показавшейся вечностью. Полчаса назад школьники окончательно впали в уныние. На стене ожило радио и объявило, что завтра приедут врачи из столичного Центра Хайди. Им предстояло решить судьбу пациентов. Как же жутко это звучало! Будто они преступники, ждущие приговора от беспощадных, равнодушных судей.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 09.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться