Время назад. Ключи и тени

Глава 4. Профессор Тревис

- Дебра, очнись. Ты слышишь?

Взволнованный голос Дилана с трудом проникал в сознание, продираясь сквозь липкую паутину забытья. Зато внутри головы стучало громко и настойчиво, словно там поселился маленький, но трудолюбивый дятел. Бил и бил в одну точку, пытаясь расколоть череп.

Стиснув зубы, девушка разжала веки и охнула: глаза резанул яркий искусственный свет.

- Она приходит в себя, - объявил знакомый бас, кому именно принадлежащий Дебра не разобрала. Попыталась сфокусироваться на лице Дилана, но оно упорно расплывалось.

- Сколько пальцев? - парень поднес руку к прищуренным глазам подруги.

- Четыре? - с сомнением предположила она.

- Вообще-то два, но и твой ответ сойдет, - выдохнул Дилан облегченно. - Напугала же ты нас! Все давно очнулись!

- Дайте ей попить, - распорядился девичий голос в изголовье.

Дебру приподняли, к губам поднесли пластиковый стаканчик. Она торопливо глотнула и поморщилась. Вода была с металлическим привкусом. Но неприятные ощущения помогли: чёрные мушки перед глазами пропали, всё вокруг обрело чёткость. Первым делом Дебра пересчитала одноклассников, вспомнив обещание Геллена перевезти в Каста-Беллу половину выпускников.

Вместе с ней в изоляторе находилось десять человек. На краешке постели сидел довольный Дилан, жаждущий на радостях обнять подругу, но не решающийся сделать это при всех. За его спиной стоял обладатель неопознанного ранее баса Эйдан Хейз, а в изголовье – Ингрид Торренс. Поодаль расположились зачинщик памятной драки Боб Ралли, Яра Маркес (без сиамского близнеца Молли), рыжая и миниатюрная Мери Франк, зануда-отличница Ида Бригс, высокомерная ледышка Меридит Андерсон и, к величайшему сожалению Дебры, Вейда Армстронг. Никто не отличался здоровым румянцем, а Мери, не переставая, всхлипывала и вытирала усыпанное яркими веснушками лицо.

Они находились в просторной, но унылой комнате без окон, где всё, включая постельное белье, было депрессивного серого цвета. Вдоль одной из длинных стен выстроились громоздкие железные кровати с прикрученными к полу ножками. За другой спрятались душ и туалеты, о чем свидетельствовали таблички на раздвижных дверях. У третьей стены огромный холодильник соседствовал с круглыми часами – с точками вместо цифр. Лишь четвертая стена не могла ничем похвастаться, включая выходом наружу.

- Мы в Каста-Белле? – спросила Дебра, касаясь левого плеча. Оно онемело и ныло.

- Хороший вопрос, - ядовито заметила Меридит, не изменившая себе и в заточении. - Второй день ждем, что кто-нибудь нас просветит.

Дилан бросил на ледышку негодующий взгляд и ответил подруге.

- Думаем, нас перевезли. Что ты помнишь?

- Изолятор. Я вернулась туда из комнаты номер восемь. А потом… потом кто-то пришел...

Дебра замолчала, прогоняя калейдоскоп воспоминаний. Жестокий допрос Геллена, новость о переводе в столицу, приход Делинды. И разговор! Очень важный! Его следовало проанализировать. В деталях. Но не сейчас.

- Нас чем-то накачали, - продолжил Дилан, не замечая в зеленых глазах Дебры безумной пляски картин недавнего прошлого. – Не хотели, чтобы сопротивлялись в дороге. Лететь-то долго. Брилада на другом конце планеты.

- Первая очнулась Мери, - деловито сообщил Эйдан, хмуря густые темно-рыжие брови. - Перепугалась. Пробовала нас растолкать, но никто не реагировал. Потом Дилан пришёл в себя. А Мери, - парень понизил голос до шепота, - до сих пор в шоке. Решила, что её с мертвецами заперли.

- Я тоже пробовал привести народ в чувство, но куда там, - махнул рукой Дилан. – Так и лежали, как куклы, пока сами просыпаться не начали. Предпоследней очнулась Ида. Почти сутки назад. Одна ты не просыпалась. Мы волновались, в стены колотили, раз двери нет. На помощь звали, но никто не откликнулся.

- Зачем? – Боб Ралли пнул ножку кровати. - Холодильник забит: еды на неделю хватит. Ждут, пока мы сговорчивее станем или с ума сходить начнем.

- Разве для этого много надо? – с тяжким вздохом заметила Яра. - Столько времени держали по одному, допрашивали, угрожали.

Мери снова громко всхлипнула. Следом кто-то ещё. Но Дебра не обращала внимания, смотрела на улыбающегося Дилана.

- Ты меня чуть до инфаркта не довела, - признался парень. - В жизни так не волновался. С возвращением! – и он в качестве компромисса потряс руку подруги.

Через пару часов Дебра почувствовала себя почти здоровой и с аппетитом уплела консервированную кукурузу и сухарики. После длительного сна она с большим удовольствием поела бы куриного супа, однако ненатуральная холодная еда тоже пошла на «ура» и помогла восстановить потерянные силы. Беспокоящее плечо Дебра осмотрела в туалете, чтобы лишний раз не тревожить Дилана. Закатала рукав футболки и ахнула. Под плотной тканью красовался внушительный синяк стойкого ядовито-фиолетового цвета. Неужели, это врачи «постарались», когда грузили бесчувственное тело в самолет? Вот растяпы!

Остаток дня школьники провели, гадая, почему в столицу привезли половину класса, и по какой причине они вдесятером попали в число «избранных».

- Опять дурацкие тесты использовали, - предположил Эйдан Хейз. Он удобно устроился на кровати, сплетя пальцы на животе. – Вечно всё пытаются рассчитать.

- Невозможно, - замотал головой Дилан. – Нельзя заранее предсказать, кто больше подвержен Хайди. У проклятой болезни нет системы. Люди заражаются хаотично, то тут, то там.

Дебра улыбнулась. Друг твердил, что пошел не в отца, но медициной интересовался. Пусть высокими баллами по химии и биологии похвастаться не мог.

- Может, тогда объяснишь, гений ты наш доморощенный, почему здесь именно мы? – бросил на Дилана свирепый взгляд Боб Ралли. Спортивному вспыльчивому мальчишке приходилось особенно тяжко в неволе.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 09.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться