Время назад. Ключи и тени

Глава 6. Третий сон

Ингрид проснулась, будто от толчка. Прислушалась, не смея шевельнуться. Пусть незваная гостья думает, что все пленники спят. А она понаблюдает. И вмешается, если потребуется.

Девушка лежала с закрытыми глазами, но всё равно отлично «видела», что происходило в темном изоляторе. «Видела» черный сгусток энергии, медленно перемещающийся от кровати к кровати. Он зависал над спящими одноклассниками, покачиваясь в воздухе. Вреда не причинял. Пока. Сейчас его задача – поиск, а не убийство. Но всему свое время. Ингрид понимала, какая опасность им грозит. Им обеим: ей самой и подопечной. Слишком хорошо понимала.

Она точно не знала, кто такая женщина в черном, чье воплощение появлялось здесь из ночи в ночь. Но ощущала ее силу. Точнее, отголоски силы. Странно. Дар незнакомки не был цельным, а будто состоял из кусочков, как лоскутное одеяло. И всё же представлял смертельную опасность. Ведь юная защитница не могла сказать, сколько еще сумеет продержаться, водя упорную противницу по кругу. Насколько хватит силенок.

Черный сгусток завис над кроватью Дебры. Ингрид сосредоточилась, собирая всю имеющуюся энергию, и закрыла большую часть воспоминаний подопечной. Оставила на поверхности несколько эпизодов: женский журнал, раскрытый на странице с голубым платьем, улыбающегося Дилана, Делинду Рид, пьющую кофе на кухне, Вейду, молотящую в дверь, и красный луч, рассекающий изолятор. Яркие мгновения: мечты и страхи. Самое то для запертой школьницы.

Треклятый сгусток поплыл дальше – к кровати Мери, а Ингрид занялась чисткой собственной памяти, пряча детские воспоминания о посёлке с домиками, похожими на грибы: белыми с коричневыми крышами. Она не была там десять лет, но могла представить жилища в мельчайших деталях, словно наяву. Женщине в черном нельзя этого показывать, как и лицо дяди Арэна. Неважно, что его больше нет. Если неприятельница знает об особом народе, есть риск, что их с дядей пути пересекались. Пусть видит тетю Далию, возящуюся в крохотном саду возле дома. Она – человек. Воспоминания о ней неопасны.

Прошло еще не менее получаса, прежде чем черный сгусток растворился. Покинул изолятор ни с чем. Ингрид вздохнула с облегчением. Очередной раунд остался за ней. Противница не вычислила ни ее, ни Дебру.

Но вот вопрос: сколько еще впереди этих раундов?

 

****

Дебра пролежала в постели часа два, прежде чем провалилась в тяжелый сон. Всё думала и думала. От обилия информации голова гудела, как большой улей. Обычные предметы искажались в темноте и пугали. Напоминали фигуру в черных длинных одеждах или странные угрюмые тени, обладающие мистическими способностями. Таинственные личности, названные Кассандрой Гордон хранителями, в представлении Дебры, были не добрыми и не злыми, а безразличными, как стрелки часов, отсчитывающие чужое время.

Как же всё запуталось за считанные минуты! Дебре и раньше казалось, что её поместили в лабиринт загадок. Теперь ситуация окончательно перестала поддаваться логике. Получалось, ничем не примечательная школьница из провинциального городка представляла угрозу для советницы верховного правителя планеты! Звучало дико, но она слышала это собственными ушами. Как и то, что её собираются убить.

Дебра ударила кулаком по подушке. Выхода нет! Их не выпустят из Центра, пока Грей и Гордон не вычислят ученика, предназначенного ключу. Живой не выбраться. Она никогда не вернется в Бриладу. Обещания Геллена и Картера, данные Делинде, потеряли смысл. Поговорить бы с Ингрид! Расспросить о медальоне и остальном. Но из-за камер это равносильно самоубийству.

Вставая утром вместе с выспавшимися одноклассниками, Дебра чувствовала себя одинокой и обреченной. Несправедливо умирать, даже не зная, почему.

- Ты в порядке? – заботливо спросил Дилан, пока подруга, сидя с ногами на постели, с трудом запихивала в себя консервированный салат из банки.

- Да, - Дебра с ненавистью посмотрела на полную ложку. – Просто плохо сплю и хочу человеческого питания. А ещё есть за столом.

Не говорить же, что над ними восьмерыми вот-вот начнут ставить новые жуткие эксперименты. Присцилла Грэй, наверняка, успела поговорить с директором Крафтом.

- Ох, тоска зеленая! – из душевой вынырнул Эйдан в шортах и перекинутым через плечо мокрым полотенцем. Он пришёл в себя, но вёл себя так, словно драки с Бобом и ранения не было.

Мери забилась в угол и терла покрасневшие глаза. Меридит разглядывала неровные ногти и ворчала из-за отсутствия пилочки. У холодильника Вейда переругивалась с Ярой, забравшей последнюю банку с горошком. Содержимого с избытком хватило бы на четверых, но Яра из принципа не желала делиться с вредной одноклассницей. Дебра её не винила. Сама бы для Вейды прошлогоднего снега пожалела.

Вскоре пожаловали гости - Тревис и оба стража. Профессор выглядел мрачным и усталым. Морщинки углубились, яркие серые глаза поблекли. Лицо Донелли сквозь защитную амуницию традиционно не выражало эмоций, зато Грант светился, как гирлянда на ёлке.

- У меня неприятные новости, - Тревис обвёл внимательным взглядом встревоженные лица ребят. - Принято решение разделить вас на две группы.

По изолятору пронесся шквал удивленных возгласов.

- Почему? - громко спросил Дилан, инстинктивно почувствовав подвох.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 09.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться