Время назад. Ключи и тени

Глава 10. Земли хранителей

Когда Дебра открыла глаза, в комнату свободно проникали горячие солнечные лучи, рисовали веселые узоры на стенах и полу. Взглянув на обои с бледно-зелеными выпуклыми листьями вместо привычных серых стен, беглянка не сразу поняла, где находится. Поспешно села на постели и завертела головой. Воспоминания замелькали калейдоскопом: Дилан, Донелли, Кассандра, Арвида, Земли хранителей.

Хранителей?!

- Доброе утро. Точнее, день, - поприветствовал незнакомый звонкий голос. - Я здесь, - тонкая рука отодвинула тюль на двери, ведущей на балкон, и в комнату вошла девушка в белом платье до колен. На вид ей было лет двадцать пять. Мягкие черты лица плохо сочетались с ярко-рыжими длинными волосами, отливающими золотом на солнце. - Меня зовут Ада. Я - хранитель.

- Где Ингрид? – хрипло осведомилась Дебра вместо приветствия, пялясь на старомодный наряд Ады: завышенную талию, рукава-колокольчики и абсолютное отсутствие выреза. Девушка будто шагнула со страницы книги о древних людях, живших на природе.

- Ингрид... - протянула она, нахмурившись. - На этот вопрос ответит Арвида. Советую умыться. Ванная за дверью справа. Я принесла полотенца и чистую одежду. Когда закончишь, спускайся вниз. Пожалуйста, поторопись.

Не дав гостье опомниться, Ада легкой поступью лани унеслась по винтовой лестнице. Дебра с досады несколько раз лягнула одеяло, запуталась в нем и чуть не упала с кровати. Что за люди? Бесконечно отсылают друг к другу. Минуту спустя захотелось повторить подвиг с матрацем в изоляторе Центра. Упомянутая одежда оказалась белым платьем до тошноты похожим на то, что носила молодая хранительница. Хорошо хоть обувь приготовили по размеру - босоножки на плоской подошве. Из-за туфель Донелли пятки покрылись водянистыми болезненными волдырями.

На сборы ушло минут десять. Платье сидело нелепо, но пришлось смириться. Не голой же идти. Униформа стажеров, как и злосчастная обувь, исчезли, а родные джинсы и футболки остались в Центре. Впрочем, что такое вещи, когда в жутких стенах брошены живые люди, пострадавшие из-за ее неведомой «особенности».

Прежде чем выйти из дома, Дебра сделала несколько глубоких вдохов, чтобы не дать эмоциям взорваться вулканом.

«Нельзя!» - приказала себе. - «Нужно разобраться, что происходит, а потом утопать в чувстве вины».

Ада устроилась на лавочке в двух шагах от дома и водила прутиком по земле, дразня притаившихся в смородиновом кусте котят. Малыши с азартом следили за пляшущей палочкой, но напасть не решались. Наконец, один - самый крупный - не выдержал и рванул к добыче. Но заметил Дебру, передумал и юркнул в укрытие.

- Готова? - улыбнулась хранительница. - Идём.

- Куда?

- Увидишь.

Белые двухэтажные домики с коричневыми крышами вновь напомнили грибы. Но сегодня Дебра заметила удручающую деталь, которую накануне упустила: многие жилища стояли с заколоченными окнами. Доски местами потрескались и прогнили, да и сами заброшенные строения оставляли желать лучшего: облупилась краска, разрушились от времени и непогоды веранды. Один дом и вовсе покосился, того гляди, завалится набок, как раненный зверь. Неужели, хранители не могут привести пустующие жилища в порядок? Или не хотят? Дома, где продолжают жить, выглядят опрятно.

Ремонт одного из них шел полным ходом. Двое мужчин (судя по одинаковым круглым лицам и большим носам - отец и сын) вразнобой стучали молотками на крыше, напевая незнакомую песенку о зря потраченных часах. Ада на ходу поздоровалась с хозяйкой, развешивающей во дворе белье, и шагнула к младшей представительнице семейства. Кудрявая девочка лет восьми, как и все вокруг одетая в белое, сидела на качелях и тихонечко мычала все ту же песню. Только без слов.

- Мариза, ты почему не на занятиях? - строго спросила хранительница, пока Дебра следила за ловкими движениями хозяйки. Простыни взлетали на веревки белыми птицами.

- Учительница сказала, сегодня я должна заняться само… само… самоосознанием, - пробормотала девчушка, забавно шепелявя.

- Получается? - Ада опустилась на корточки и заглянула малышке в глаза.

- Не очень. Я должна думать о предназначении, но в голову лезут другие мысли, - призналась девочка сконфуженно.

- Какие?

- Всякие...

- Плохо! - заметила хранительница. - Особенно о каруселях.

- Ой! - девочка схватилась за порозовевшие щеки.

Ада поднесла руку к лицу Маризы и щелкнула пальцами. Глаза малышки наполнились легкой дымкой и снова прояснились.

- Теперь размышлять о правильных вещах будет легче, - хранительница погладила ребенка по волосам и поманила гостью дальше. - Нельзя думать о развлечениях, когда учительница дает ответственное задание, - пояснила Ада по дороге. - Пришлось исправить мысли девочки, хотя я не люблю этого делать. Дети должны сами учиться концентрироваться.

- Исправить мысли? - от неожиданности Дебра споткнулась. Ингрид говорила, хранители не способны залезать в чужие головы!

- У каждого ребенка есть наставник не из числа родственников, - разоткровенничалась Ада. – Он следит за обучением, за развитием силы. Моя подопечная - Мариза, я настроена на нее. Я не читаю мысли девочки, но некоторые образы улавливаю. И я не правильно выразилась. Нельзя изменить направление мыслей. Можно создать нужную почву. Я настроила подопечную на серьезный лад, теперь она не будет отвлекаться. Кстати, мы на месте.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 09.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться