Время повелителей

Размер шрифта: - +

Глава 3.

Небесную лазурь затянуло тяжелыми башнеподобными облаками. Их основания едва не касались земли, а верх терялся высоко вдали. Хлестнул резкий порыв ветра. Яркие молнии пронзили бескрайнее пространство над океаном. Черные волны бились о камни, пена шипела, отчаянно цепляясь за куски суши. Из пучины раздался тревожный вой какого-то животного. Земля мелко задрожала под ногами.

Первым в комнатушку ворвался кривой старик-солдат. Обычно бледное лицо покраснело, дыхание со свистом вырывалось из груди, глаза горели точно угли. Скрученные артритом пальцы стиснули разбитую клюку. Судя по боевому настрою, в любую секунду готов был воспользоваться ею как оружием. Веардин невольно сжался и отступил на шаг. Это не укрылось от пристального взгляда престолонаследника. Что-то неправильное проскальзывало во всей ситуации. Что-то он упустил из виду. Зафира раздирали противоречивые чувства. С одной стороны — иррациональная симпатия к бастарду, с другой — отчаянная ненависть. Дофин поморщился точно от резкой головной боли, мысленно призывая поклявшихся служить верой и правдой. Древний ритуал не позволит проигнорировать приказ. В отличие от сопровождавших его стражников. Те на крики принца никак не отреагировали, скорее всего, и в замок не вошли. Прохлаждаются невежи.

«Ничего, вот вернемся в столицу и начнем разбор полетов»

Раз за разом хлопала дверь, пропуская затянутых в кожаные доспехи алф-уров. Коротко стриженные белоснежные волосы торчком стояли на затылках, на лицах серебряные маски. Такие же наручи и поножи. Ассасины. Лучшие из лучших. Солдаты синхронно упали на колено и, склонив головы, ждали дальнейших указаний.

— Не передумал?

— Перстень часть меня. — Не теряя хладнокровия, пояснил Веардин. Синие глаза чуть потемнели.

Взвинченный Зафир рассеял избыток скопившейся в крови магии по сторонам. Тонкие струйки воды заискрили с потолка на пол. Набирающий силу водный поток остановился, замерзнув в лед у ног безродного. Качнулся и рассыпался снегом. Снежинки на мгновение окутали все плотным одеялом и растаяли, точно их не было.

— Снимите с него кольцо!

Окрик заставил ассасинов очнуться от охватившего суеверного ужаса. Тревожно переглядываясь, алф-уры бросились к бастарду. Скрутили, швырнули на колени, но как ни пытались, на какие ухищрения не шли — «Слеза Веты» оставалась недосягаема. При чужих касаниях сапфир таял, застывая на пальце вычурной татуировкой.

Принц едва волосы не рвал от отчаяния. Что, в конце концов, происходит?!

— Тут не обошлось без черного колдовства Алт Клуита. — Со знанием дела высказался старшина. И когда только вошел? — Магия крови. Водой и не пахнет. Подкидыш ваш, поди, из полукровок. Рирэши пользовать чужих жен завсегда рады, да только потомков не признают. Хуже бастардов презирают. Даже легенда какая-то бытует. По малолетству слыхал, но подзабыл маленько.

Темное племя черноволосых и черноглазых детей пепла прославилось на весь Антай кровавыми, грязными, мертвыми ритуалами. Закрытая для всех страна земли пугала, вызывала ненависть и часто необоснованные толки.

Зафир с трудом удержал вздох облегчения. Диво так легко объяснить, а то на мгновение почудилось, что Веардин отмечен Ветой. Каков дурак: с чего бы Великая Мать примечала проклятого? В истории Новант-Нуур такого отродясь не бывало. Незаконнорожденных чурались, считалось, они привносили в семью несчастье до седьмого колена.

— Бастард и в стране пепла Алт Клуита — бастард.

В глазах солдат зажглось неприкрытое отвращение. Злая улыбка скользнула по бледным губам принца.

— Раз не получается снять, приму иные меры. Держите его крепче. А то промахнусь и снесу голову.

Понимание шоком отразилась на бледном лице сводного брата.

— Готов из-за просто украшения оттяпать полруки?

— Тогда отдай по-хорошему!

— Я устал повторять одно и то же.

Страх давно отпустил, осталось лишь сожаление. Прекрасные сапфиры сияли беспросветной тоской. Мелькнула крамольная мысль, а стоит ли спасать настолько испорченный мир? Может позволить Эфиру завоевать, смести и отчистить Антай?

«Нет. Прочь слабость. Ты не со мной!»

— Помни, я этого не хотел — ты вынудил!

Зафир обнажил меч и рубанул. Острие с характерным чваканьем вошло в живую плоть. Ни крика, ни стона. Лишь капель застучала по стертым половицам.

Старик-солдат невольно прикрыл глаза. За столько лет к животному привыкаешь, не то, что к алф-уру. Суеверный вскрик окружающих заставил обернуться. Отрубленная кисть брызнула во все стороны прозрачными каплями. Замерзла в воздухе и, кружа, вернулась на место. Сформировав с образовавшегося льда абсолютно новую руку. Глядя на такое чудо, даже дофин посерел лицом.

— Проклятья рирэш! Я не боюсь, не боюсь!

С каждым новым воплем, он вновь и вновь поднимал меч. Рубил, прокалывал, кромсал, но слышал только всплеск воды. Раз за разом тело регенерировало.

— Хватит. — Чуть хриплый голос Веардина остановил безумную феерию. — Мне не повредит твой меч, но это больно. По-настоящему больно.



Вера Бергер

Отредактировано: 23.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться