Время ремонта

Размер шрифта: - +

Время ремонта

Борис даже не успел включить рабочий компьютер, как пришли электрики и объявили, что будут чинить выключатели.
— На часок отключим всё, починим, и снова будете работать! – ободряюще сказал электрик, который выглядел более главным, чем двое остальных.
— Да я вас уже пятый раз за месяц вызываю с вашими выключателями, – разозлился Борис, – вы можете один раз починить, но нормально?
— Мы нормально чиним, – сказал главный, помахав перед носом Бориса отвёрткой, – выключатели у вас такие, нормальные надо было ставить.
— Так вы же сами их и ставили!
— Какие нам выдают, такие и ставим!
Борис махнул рукой на это торжество логики, задвинул в стол клавиатуру и пошёл на третий этаж в буфет. Спорить было бесполезно, эпопея с выключателями длилась уже больше месяца. В конце марта во всех офисах заменили старые выключатели средневековой закалки на новые модные, но практически неработоспособные. Злые сотрудники били ладонями по бесформенным кускам пластика, но свет то не включался, то не выключался, а иногда коварное электричество пыталось дать отпор и плевалось искрами. Борис звонил электрикам, они приходили и каждый раз долго шатались по кабинетам, рассматривая выключатели, словно посетители неудавшейся выставки, пришедшие взглянуть на скучные картины. Во время прошлого визита один из электриков даже умудрился заснуть в пустом кабинете, пришлось приезжать вечером и открывать здание, чтобы вызволить бедолагу.
Поднявшись наверх, Борис увидел, что буфет уже открылся. Продавщица сонно раскладывала бутерброды и пирожки, в углу бубнил телевизор с новостями. Борис попросил кофе, буфетчица покивала головой, отвлеклась от бутербродов и заснула над кофеваркой. Пролившийся через край кофе разбудил её и заставил вернуться к кассе, где она передала мокрый стаканчик Борису и забрала деньги.
— Чёрт–те что, – ворчал Борис, перекладывая горячий и липкий стаканчик из руки в руку.
Он отхлебнул из стаканчика, чтобы не расплескать кофе на ходу. На вкус это было отвратительно, и Борис в который раз пообещал себе не покупать в буфете кофе. Он осторожно спустился на свой этаж и прямо в дверях чуть не наткнулся на своего начальника.
— Ты почему не работаешь? – спросил тот, даже не поздоровавшись.
— Света нет, электрики опять чинят выключатели, – ответил Борис.
— И что? – удивился начальник. – Теперь можно не работать?
— Как мне работать? Я компьютер включить–то не могу.
— Что у тебя всё время одни оправдания? Ты без компьютера ничего сделать не можешь? Приберись на столе своём, бумаги по шкафам разложи. Вообще, у вас тут такой бардак в кабинете, а вы чаи распиваете в рабочее время.
Мысленно ругнувшись, Борис протиснулся мимо начальника в офис и пошёл к своему столу. Пришедшие за время его отсутствия коллеги грустно перебирали бумаги, стараясь не смотреть в сторону стоящего в дверях начальника. Борис поставил кофе около клавиатуры и стал в случайном порядке перекладывать папки у себя на столе.
Через двадцать минут пришли электрики и сообщили, что проверили весь первый этаж и сейчас возьмутся за второй. Борис, уставший от бесполезного раскладывания всяческой ерунды, решил спуститься вниз и принести из кладовой несколько пачек бумаги для офисного принтера. Он отхлебнул глоток остывшего кофе, предупредил соседа Серёгу, что идёт на первый этаж, и спустился по лестнице.
На первом этаже было организовано несколько кладовых, которые можно было арендовать вместе с офисом. За последние три года туда сносили всё барахло, что не вмещалось в кабинеты, так как начальник разрешал выкидывать только обёртки от конфет. Из–за этого кладовая была забита настолько, что после открытия двери в неё можно было просунуть руку и ту часть головы, которая оборудована глазами. Больше ничего туда не помещалось.
Борис дошёл по этажу до двери, за которой находился коридор с кладовыми, открыл её и нажал на выключатель, но свет не загорелся.
— Ага, проверили они всё! Идиоты! – ругнулся Борис, пощёлкал выключателем и медленно пошёл в темноте в самый конец коридора к нужной двери.
Нашарив в темноте замочную скважину, Борис вставил в неё ключ, провернул его и открыл дверь, после чего нажал на выключатель в надежде, что хотя бы здесь свет загорится. В комнате стало светло, Борис по привычке протянул руку внутрь и застыл в удивлении на месте.
Вместо привычного хлама в комнате лежали деньги. Посередине прямо на полу был сложен аккуратный куб из пачек с пятитысячными купюрами. Вдоль стен стояли неизвестно откуда взявшиеся стеллажи, полностью забитые долларами и евро. Борис в задумчивости постоял, пытаясь осознать ситуацию, после чего зашёл внутрь и потрогал краешек куба.
— Настоящие, – сказал он сам себе и обошёл вокруг, всё ещё сомневаясь, что это не сон.
Вдоволь насмотревшись на оранжевый куб в центре, Борис переключился на стеллажи. Ради интереса он попробовал вытащить пачку долларов, но они были уложены так плотно, что практически не двигались. Оставив эту затею, Борис вышел из кладовой, запер дверь, выключил свет и побрёл в темноте к выходу.
— Откуда это всё? – думал он на ходу. – Неужели у начальника столько денег? Не может этого быть, у нас таких прибылей за сто лет не наберётся. Да и зачем ему привозить деньги на работу? И кто их носил сюда? Грузчики что ли? И когда? И почему никто не охраняет такое богатство?
Вопросы кружились в голове, и Борис решил поделиться секретом с Серёгой, чтобы не страдать в одиночестве. Он поднялся наверх, дошёл до своего стола, зачем–то стараясь выглядеть как обычно, словно явился на работу пьяным. Серёги на месте не было, равно как и всех остальных, только на подоконнике сидела Марина с телефоном в руке.
— Марин, а где все? – спросил у неё Борис.
— О, ты пришёл, – оторвалась она от телефона и спустилась с подоконника, – а шеф тебя искал и ругался на тебя бездельником.
— Это для него нормально. Так куда все ушли?
— А, он их всех забрал чего–то там из Газели разгрузить, – сказала Марина, возвращаясь к телефону, – они только что ушли, догоняй. А то будешь потом лекции выслушивать, что не помогаешь коллективу.
Борис ещё ни разу в жизни не чувствовал вдохновения от перспективы разгрузки Газели, поэтому не торопился догонять коллектив. Поразмыслив, что ждать Серёгу придётся долго, он решил поделиться секретом с Мариной.
— Марин, слушай, пойдём со мной, я тебе кое–что покажу, – сказал он и, увидев её ехидный взгляд, поправился, – да не в этом смысле. Там такое, что это надо видеть!
Они спустились, дошли до неосвещённого коридора и начали осторожно пробираться в темноте. Марина развернула телефон и светила им себе под ноги.
— А сейчас – внимание! – сказал Борис, когда они добрались до кладовой. Он открыл дверь и нажал на выключатель. – Та–даааааам!
В кладовой буфетчица целовалась с электриком. От «та–дама» она взвизгнула, вырвалась и сделала вид, что случайно споткнулась. Электрик, не придумавший себе никакого оправдательного образа, просто стоял и хлопал глазами.
— Боря, ты что, дурак? – спросила Марина, захлопнула двери и нажала на выключатель. – Ты меня сюда припёр ради вот этого? Застукать эту парочку на месте преступления?
— Да подожди ты, – остановил её Борис, – чепуха какая–то, тут совсем не то было.
— И кстати, как они попали в нашу кладовую? Ты им ключи что ли дал? А потом позвал меня, чтобы их подловить?
— Да подожди, говорю! – крикнул Борис и Марина замолчала, в темноте был виден лишь её силуэт с разведёнными в стороны руками. – Тут двадцать минут назад деньги были, вся комната в деньгах.
— Да? А пиратского сундука с бриллиантами там не было?
Борис опять нажал на выключатель и потянул на себя дверь, коридор озарился ярким светом из кладовой. Внутри стоял массивный стол, рядом с которым сидел какой–то мужик, привязанный верёвками к креслу.
— Я всё скажу, – крикнул мужик, увидев, что дверь открылась, – пусть только вагон с помидорами…
От этого неожиданного крика Марина взвизгнула, попятилась назад и упала на пол. Борис быстро захлопнул дверь, вырубил свет и наклонился, чтобы помочь Марине встать.
— Что это такое? – спросила она, встав на ноги.
— Не знаю, – ответил Борис, – я тебя и позвал сюда, чтобы показать. Говорю же, в первый раз здесь были деньги, а ты не веришь.
— Кто этот мужик? – не отставала Марина. – Почему он связан?
В этот момент со стороны лестницы послышались шаги и в дверном проёме коридора показался начальник. Он пощёлкал выключателем, но свет не загорелся.
— Плотников, ты тут? – крикнул начальник в темноту.
— Да тут я, тут, – отозвался Борис.
— И что ты тут торчишь? Все ушли машину разгружать, а ты опять бездельничаешь? – начальник вошёл и стал медленно двигаться к кладовой.
— Да тут просто такое дело странное, – начал оправдываться Борис, – я даже не знаю, как сказать.
— Николай Ильич, у него там человек связанный! – пожаловалась в этот момент Марина.
Начальник вздрогнул от неожиданности и остановился на полпути.
— Самойлова, а ты тут что забыла? – спросил он и продолжил движение. – У кого человек связанный? Что ещё за человек?
— В кладовой у Борьки мужик какой–то! С верёвками! – ябедничала Марина, и привыкшие к темноте глаза Бориса различали её палец, указывающий на дверь.
— Плотников, что здесь происходит? – спросил начальник и остановился возле кладовой. – Какой мужик, какие верёвки?
— Так откройте и посмотрите, – сказал Борис, – сами всё и увидите. Дверь не заперта.
Начальник нашарил на стене выключатель, щёлкнул им и потянул на себя дверь. В коридоре вновь стало светло. Внутри кладовой стоял человек. Борис присмотрелся, моргнул, не веря своим глазам, но ничего не изменилось. Посреди комнаты стоял президент. В левой руке у него была маленькая баночка йогурта, а указательный палец правой он держал во рту. Увидев нежданных гостей, он вынул изо рта палец и спросил:
— Простите, а вы кто?
— Извините, – пропищал фальцетом Борис, аккуратно прикрыл дверь, стараясь не шуметь, и выключил в кладовой свет.
Он ожидал криков, но было тихо. Постояв с минуту в темноте, Борис понял, что вокруг никого нет. Он присмотрелся и нашёл Марину и начальника, лежащими на полу в обмороке. Решив, что начальнику такое состояние идёт даже больше, чем обычное, Борис сначала взялся приводить в чувство Марину.
Он слегка похлопал её по щекам, подул на неё и даже потряс за плечи. В темноте вдруг сверкнули её глаза, и она спросила:
— Ой, где я?
— Да где ты можешь быть? На работе ты! – рассердился Борис, попытался поднять Марину, но она стояла с трудом, поэтому он просто посадил её у стенки и переключился на начальника. С ним он не стал церемониться, а просто отвесил несколько несильных пощёчин.
— Штытысдылылклыдв?! – сказал в ответ начальник и сел.
— Чего? – переспросил Борис.
— Что ты сделал с кладовой? – повторил начальник, делая паузы после каждого слова.
— В каком смысле, что я сделал? Вы думаете, что я такое смог бы сделать? – возмутился Борис и попытался поднять шефа с пола.
— Тут были три офисных кресла, пятнадцать коробок бумаги, шесть картриджей для принтера, – продолжил начальник, не услышав возражений, – скоросшиватели, папки для бумаг, два старых компьютера, радиатор, три списанных ноутбука. А сейчас ничего этого в кладовой нет. Ты куда всё это дел, Плотников? Ты, что думаешь, можно брать, что хочешь, и тебе ничего за это не будет?
— А чего вы с меня спрашиваете? Вон у того, кто в вашей кладовке сидит, спрашивайте – все вопросы к нему.
— А кто там сидит? – спросил начальник, который тоже плохо стоял на ногах.
— Откройте, да загляните! – огрызнулся Борис.
— Нет, я, пожалуй, лучше пойду, – сказал шеф, опёрся о стенку и стал медленно продвигаться к выходу.
Неожиданно кто–то заслонил собой свет в конце туннеля, и со стороны выхода послышался голос:
— Эй, есть кто живой?
— Есть, – крикнул Борис, пытаясь поднять так окончательно и не пришедшую в себя Марину, – ты кто? Иди сюда, помоги.
Раздались тихие шаги и перед Борисом возник утренний главный электрик.
— Вот вы где, – обрадованно сказал он, – а я вас везде ищу. Мы всё починили!
Борис аккуратно посадил Марину обратно на пол и бросился на электрика с кулаками.
— Что вы починили?! – орал он, размахивая руками в темноте. – Где вы, идиоты, починили?
Электрик увернулся от Бориса, отскочил назад и стал размахивать в ответ отвёрткой.
— Э, ты чего бросаешься? – кричал он на Бориса. – Что не так–то?
— А ты иди и проверь прямо вот этот выключатель, – сказал Борис, успокаиваясь.
Электрик подождал и, решив, что ему больше ничего не угрожает, подошёл к двери, присмотрелся, нашёл на стене выключатель и зачем–то стукнул по нему отвёрткой.
— Ща всё заработает, – успокоил он присутствующих и ещё раз ударил по выключателю.
— Прекратите портить имущество! – сказал начальник, который почему–то до сих пор стоял в коридоре.
— Да ничего ему не будет, – махнул рукой электрик, щёлкнул выключателем и открыл дверь.
Свет не загорелся.
— Хмммм, – электрик задумался, почесал отвёрткой макушку и пощёлкал выключателем, – кажется, придётся разбирать.
Борис, который окончательно устал от последних событий, сел на пол рядом с Мариной и спросил:
— Дамы и господа, а нет ли у кого закурить?
Никто не ответил, только электрик бубнил что–то своё над выключателем.
— А посветить нечем? Не видно ни хрена, – наконец сказал он, Марина вытащила телефон, включила его и повернула экраном к двери.
— Слышь, а ты выключатель на входе почини, будет тебе свет, – посоветовал Борис.
— А что, он тоже не работает?
— Нет, работает, просто мы тут в темноте сидим, потому что мы два вампира и оборотень.
— Да что ты кипятишься так? – упрекнул Бориса электрик и пошёл к выходу. – Ща всё заработает в лучшем виде.
Он вышел из коридора, из–за стены раздался звук удара отвёртки по выключателю, потом минут пять что–то хрустело.
— Всё, починил, сейчас включу, – крикнул он из–за двери в коридор.
И тут в голову Бориса пришла мысль, что выключатель в коридоре может быть таким же, как и в кладовой.
— Э, э! Не включай!!! – крикнул он изо всех сил и вскочил на ноги, но свет уже успел загореться.
Коридор был ярко освещён, все трое щурились от света. Начальник вернулся к открытой двери в кладовую, заглянул внутрь и сказал:
— Смотрите, всё на месте.
Из дверей действительно торчали пачки бумаги, ручки от кресла и сломанные колонки. Но не это интересовало Бориса, за дверью коридора не было слышно электрика. Борис дошёл до выхода и выглянул наружу. Снаружи был какой–то незнакомый коридор, лестница наверх исчезла, электрик пропал. Борис вышел, посмотрел на выключатель, который был совершенно незнакомой формы. Он щёлкнул им, свет внутри погас, он ещё раз двинул выключатель, и свет снова загорелся. Начальник и Марина по–прежнему сидели внутри, этот выключатель был абсолютно и безоговорочно исправен.
Борис дошёл до ближайшей двери, постучался и приоткрыл её. В комнате сидели три человека за ноутбуками, все они вопросительно посмотрели на просунувшуюся голову.
— Мужики, – сказал Борис, – это будет глупо, но скажите пожалуйста, где я нахожусь?
— What? – сказал ближайший и встал. – Who are you?
— Извините, – снова пропищал Борис и попытался закрыть дверь.

Через три месяца Бориса, Марину и Николая Ильича высылали в Россию.
— Мы очень удивлены вашими действиями! – говорил американец российскому послу. – Вы умудрились построить шесть комнат прямо посреди вычислительного центра, забили их хламом и посадили туда вот этих трёх идиотов даже без документов? Зачем вам это всё? Столько денег, столько усилий, но это абсолютно непродуктивно! И ладно бы это был какой–то секретный центр, но нет же! Я ничего не понимаю! И что только у вас, у русских, в головах?



realex

#9680 в Фантастика

В тексте есть: новые технологии

Отредактировано: 10.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться