Время созидать

12.

Был краткий перерыв на обед между работой, и обедали они с мастером Ларсом и Лукой тут же, расстелив на полу мешковину. Разбавленное вино неизменно пробуждало в юноше особенно сильное желание философствовать:

— Все мы – Кисти в руках Созидающего, так говорил Ад Като. И я того же мнения: воля нам дана Многоликим, и мы можем лишь смиренно ее исполнять, надеясь на то, что в небесных чертогах обретем вечную жизнь.

Тильда улыбнулась, переглянулась с Диего.

— А Эдин писал, что бог занимается геометрией, а не живописью, — она возражала скорее чтобы поддразнить, чем серьезно спорила. 

— И ты с ним, конечно, согласна? — мастер передал ей бутылку с вином.

— Я согласна, что мир создан математиком, а не художником.

— А ты — математик или художник? — хитро прищурился мастер Ларс.

— Раньше я бы сказала, что математик. А теперь — как видишь: ни то, ни другое.

Мастер усмехнулся, допивая остатки вина, и они спешно вернулись к работе: Диего и Лука три дня назад начали новую фреску с героем древности Энодом, который, по преданию, встал на раскаленные угли, чтобы доказать пленившему его царю свою стойкость. До вечера им нужно было успеть расписать большой кусок стены: темное грозовое небо с бледно-желтыми проблесками, от сильного ветра клонятся кипарисы, и белые, высвеченные последними лучами колонны дворца. 

Работы в эти дни хватало: перенести эскизы на картон в натуральную величину, вырезать трафареты, по которым изображение переводится иглой на стены.

— Цвет должен быть темнее, — наставлял мастер Ларс Луку. — Опять переделывать хочешь? 

Переделывать означало сколоть весь слой и писать заново на новом, и, конечно, войти в расход на краску — кто знает, оплатят ли это! — и затянуть сроки. Но Тильда уверенно ответила за Луку, не отрываясь от смешивания белил:

— Я проверяла цвет. Он достаточно темный на гипсе, и здесь будет темным. 

Лука что-то пробормотал в знак благодарности.

За спиной стукнула оконная створка, и звонкий голос выкрикнул в пропахшую сырой штукатуркой комнату, отдаваясь гулким эхом: 

— Кто здесь ремма Мариди? 

Тильда даже не обернулась, только крикнула:

— Я! Что такое? 

Мальчишка сказал что-то про письмо, и мастер Ларс избавил ее от необходимости отвечать, подбирая, прилаживая друг к другу слова чужой речи. Он велел оставить записку на подоконнике и прижать хорошенько камнем. 

О записке Тильда вспомнила только вечером, когда намеченная на день работа была закончена. Сложенный вдвое лист из хорошей плотной бумаги цвета слоновой кости — Тильда и без подписи поняла, кому принадлежит эта записка. Впрочем, подписью ее автор пренебрег, оставив лишь крохотный рисунок - профиль с трубкой в зубах. Содержание и вовсе было неожиданно скупым для господина Шанно: он без обыкновенных для себя изысканных выражений звал ее в гости. 

Встреч с Дереком Тильда не избегала, но и его настойчивые приглашения разделить с ним дневную трапезу отклоняла обычно вежливо, но твердо. И все же данное обещание тяготило, и  она решила, что времени до темноты ей хватает, и можно заглянуть к нему, раз уж он живет на соседней улице. 

Господина Шанно она застала в небольшом садике перед домом. Он сидел на скамейке и задумчиво чертил на песке план крепости — как будто ждал ее все это время.

— У вас здесь ошибка, — Тильда скрестила на груди руки, носком башмака ткнув в кривой бастион, сделав его размытым пятном.

— Сделайте одолжение, поправьте, — он передал ей прутик, как шпагу, и, вооружившись этим великолепным инструментом, Тильда невозмутимо поправила чертеж, попутно объясняя премудрости фортификации.

— Надеюсь, собственный дом вы рассчитали лучше, — Тильда кивнула на особняк, в котором, по виду, еще и не начинали отделку.

— Вы справедливо заметили, что я умею устроиться с подобающими удобствами, — улыбнулся мужчина. — Но этот дом я просто купил. Прошу вас, - он открыл перед ней дверь, - все чертежи в моем кабинете.

Тильда просто коротко кивнула. Они прошли по пустым гулким комнатам с ещё голыми стенами и высокими, в пол, окнами, которые анфиладой шли друг за другом, призванные в будущем демонстрировать достаток хозяев.

— Смею предположить, что эту гостиную вы украсите в духе Империи О, — заметила Тильда, когда они остановились посреди просторной залы со стеклянными дверями на террасу. — И обязательно поставите на всеобщее обозрение какую-нибудь ценную вазу или старинный деревянный реликварий... 

— Вы так хорошо меня знаете? — притворно изумился господин Шанно.

— Возможно. Или я просто видела ваши проекты.

— Видимо, мнения о них вы невысокого?

— Нет, отнюдь. Вы разбираетесь в искусстве, умеете сделать неуемную роскошь изящной и не бросающейся в глаза, вы знаете свое дело, в конце концов.



Ирина Кварталова

#47459 в Фэнтези
#33046 в Разное
#8865 в Драма

В тексте есть: взросление, семья, сильная героиня

Отредактировано: 05.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться