Время тишины

Размер шрифта: - +

Время тишины

Полчаса тишины

Станция «Родери-8» двигалась по сложному маршруту. Ей приходилось огибать многочисленные астероиды и четыре спутника, которые кружили вокруг планеты. Тем не менее, вынести станцию на более высокую орбиту мешало всего одно, но очень важное обстоятельство – «Родери-8» была сконструирована и построена как раз для того, чтобы постепенно полностью расчистить орбиту от астероидов.

Станция с этим вполне успешно справлялась, периодически отправляя на поверхность планеты грузы с необходимыми материалами.

 

− Ловец К-14 вызывает Родери-8!

− Родери-8, прием!

− Прошу разрешения пристыковаться на узел Б-18.

− Разрешение дано. Подтвердите!

− Получено разрешение на стыковку на Б-18.

− Мишань, а что это ты такое там выловил, что тебе узел Б понадобился?

− Глыба водяного льда вперемешку с мелкими фракциями оксида кремния.

− Вода с песком, что ли? Миша, ты тут решил пляж устроить?

− Почему бы нет? На полчасика, не больше.

− Шутник. С чего ты решил, что это будет пляж?

− Вилли, отстань! Я иду на стыковку, мне сейчас не до твоих подколов!

− Скажите, какие нежности! Ну ладно, до связи.

 

Станция Родери-8 обладала одной особенностью, которая нервировала всех, за исключением ее обитателей. В определенный момент времени, при проходе между одним из спутников планеты и тремя крупными астероидами, она полностью пропадала из виду. Ни визуальный контакт, ни связь не поддерживались. На стандартные полчаса станция как бы переставала существовать. И пускай по прошествии получаса Родери-8 снова появлялась в ожидаемой точке маршрута, такая потеря контроля была неприятна.

Жители станции относились к этому периоду тишины совсем по-другому. Главной их задачей было к нужному моменту собраться внутри станции. Ловцы загоняли свои катера в ангары, ремонтники заканчивали работы, транспортники намертво стыковались к молу. Все замирали в ожидании ежедневной сказки.

И сказка приходила. На этот раз постарался Мишка Перевалов, разыскав и доставив подходящую добычу.

 

На стыковочном узле, предназначенном для особо крупных объектов, глыба как раз успела растаять ко Времени тишины. Весь свободный народ толпился в примыкающих к узлу коридорах. С полотенцами, надувными мячами и прочими атрибутами пляжного отдыха.

Мишка отсчитывал последние секунды. Предположения предположениями, а могло случиться что угодно. И вдруг мутная взвесь дрогнула, превратившись в чистое прозрачное озеро с белыми песчаными берегами, ребра жесткости узла обратились в стволы деревьев, потолок приобрел нежно-голубой оттенок, а осветительные элементы слились в яркое теплое солнце.

Народ шустро поспешил внутрь. Кто-то, успев прознать про источник этого блага, мимоходом пожимал руку «охотнику».

Мишка был счастлив. Он вдоволь наплавался и теперь загорал прямо на теплом песочке. Рядом приземлился только что освободившийся с дежурства Вилли:

− Ну, угадал я?

− Ну угадал, − лениво протянул пилот.

− А вот на прошлой неделе, когда Тенгри сделал макет дракона…

− Котлеты были вкусные! – со вздохом погладил живот Мишка. – Я бы и сейчас не отказался…

Воспоминания о котлетах сильно рассмешили диспетчера. В отличие от охотника, он не был большим любителем поесть. Котлеты не вызывали в нем приступа ностальгии. А вот оживший дракоша понравился.

 

Тенгри рулил одной из плавильных установок; от большого безделья, из вспененного шлака соорудил дракона в поварском колпаке размерами побольше себя и притащил в столовую. Народ улыбался: в морде дракона явно просматривались черты главного повара.

А во Время тишины драконыч ожил. Зашел на кухню, вывез оттуда огромный чан фарша, и началось! Новоявленный повар лепил котлету, насаживал на металлопластовую палочку, а затем дышал на нее пламенем, поджаривая со всех сторон. Котлет, помнится, хватило на всех. Даже тем, кто был на дежурстве, отнесли их порции с пылу с жару. Некоторые, вроде Мишани, успели схомячить и по второй порции. Дракоша по-прежнему служит украшением столовой, жаль, что больше не оживает.

− А еще неплохо со свежим чесночком, − вывел Вилли из задумчивости голос Уно. Оказывается, пока он замечтался, у Мишки появился другой собеседник. Уно обретался в химлаборатории и был идейным сподвижником Перевалова по части покушать. Сейчас они обсуждали какой-то рецепт, и Вилли тихонько отполз подальше. Ну их! Еще сам заделаешься поклонником еды!

Солнышко пригревало, от озера слышались плеск воды и разноголосый хохот. Молодец все-таки Мишаня, разыскал подходящую глыбу, не поленился! За то ему и награда. Он купаться любит. Еще бы! На Дону вырос, на Земле.

Да взять хотя бы Уно. И месяца не прошло, как с его подачи добрая половина станции играла в шпионов. А началось все с того, что химик наделал светящихся точечных наклеек и закрепил их на стенах и потолке главного кольцевого коридора. Они красиво мерцали себе, пока не наступило Время тишины. Нет, ну кто мог догадаться, что элемент декора превратится в сигнальный лазер?! Кольцевой коридор оказался весь исчерчен разноцветными световыми лучами. Самые ловкие умудрялись пройти по коридору, не коснувшись ни одного луча. Некоторые, наоборот, старались задеть как можно больше сигнальных нитей, и тогда становились разноцветными, как витражи.

А Лёшка Титов, любитель аквариумной экзотики, привез из отпуска икринки всяких там миниатюрных осьминогов, скатов, черепах и акул. Росли они себе неспешно в большом аквариуме в Центре досуга, радовали глаз, а потом во Время тишины вся станция превратилась в дно морское. Повсюду извивались самые удивительные водоросли, торчали кораллы, а обитатели аквариума, резко увеличившись в размерах, неспешно проплывали мимо. Почесать зубки акуле, получить легкий электрический разряд по пятой точке от ската, обняться с осьминогом – все развлекались, как могли.



Сергей Ильичёв

#6093 в Фантастика

В тексте есть: космическая станция

Отредактировано: 04.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться