Время Уродов | Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 9

            Аргес старательно притворялся спящим, но подрагивающие веки выдавали его с потрохами. Эта игра была по-детски наивной и милой, и я охотно в нее играла. Это было маленьким таинством в предрассветной мгле только между нами двоими. Ни один посторонний не опознал бы в этом взлохмаченном человеке, что спал с ладонью под щекой, грозного тинаанского правителя, не вспомнил бы его воинственных речей, а видел бы только сонного мальчика, который совершенно не хотел покидать кровать.

            Я не сдержалась и невольно улыбнулась, широко и искренне, подражая внезапно вспорхнувшим бабочкам где-то под ребрами.

            — Ты же знаешь, что я не сплю, — хриплым ото сна голосом произнес он.

            Утро только проклевывалось на горизонте, но я этого не видела, поскольку шторы были задернуты.  С тех самых пор, как я поселилась в этой комнате, этот элемент декора оставался нетронутым. Палящее солнце Тинаана всегда раздражало, пугало и забирало жизненные силы. Полумрак комнаты давал иллюзию защиты от всего, что находилось за пределами этой комнаты.

            Немного осмелев, я протянула руку и убрала волнистую прядь темных волос с его лба.

            — Конечно. Но ты отличный актер, этого у тебя не отнять.

            — Ты сразу меня раскусила, да?

            — Да, — тихо хихикнула я.

            На его лице появилась легкая улыбка. Наверное, в тот момент я была готова пообещать вселенной лишиться сна навсегда, лишь бы видеть это снова и снова.

            — Скажи это, — тихо попросила я, не отрывая своего взгляда от альфы.

            — Сказать что?

            Ресницы распахнулись, и меня пронзила синева его глаз. Даже в полумраке они светились, будто самоцветы в сказочной пещере.  В этом взгляде читался пытливый интерес.  Он сканировал меня, пытаясь раскусить, что же за безумство в очередной раз посетило мою голову. Но так ничего и не понял. Целая минута испытующего взгляда была ничем иным, как дымом в глаза, но в итоге он сдался и перевернулся на спину, заложив себе руки за голову.

            — Скажи, что альфа Тинаана сегодня не хочет ничего решать и не хочет покидать свое очень комфортное ложе. Просто признай это.

            Я тщетно пыталась сдержать рвущийся наружу смех, но позорно проигрывала порывам, стараясь только не издавать никаких глупых звуков.

            Кровать слегка завибрировала от его смеха, которого практически не было слышно.

            — Хорошо, ты выиграла. Мне совершенно не хочется вставать, — признал Аргес.

            Но не успела я возрадоваться своей маленькой победе, как ловкая рука обвилась вокруг моей талии и затянула в свои силки.

            — Но лишь потому, что ты слишком хорошо пахнешь.

            Жаркое дыхание прошлось по моей шее, пробудив отряд мурашек, который усердно перебирал лапками и бегал по всему телу.

            — Смею ли я предположить, что Его Угрюмое Величество больше не держит на меня зла?

            — Угрюмое Величество? — не на шутку удивился Аргес.

            Я захихикала, уткнувшись носом его руку, стараясь скрыть глаза от везде проникающего буравящего взгляда. Его кожа пахла чем-то сладким и пряным.

            — Мне бы не следовало здесь быть, как, впрочем, я и планировал, но… одна несносная особа талитанского происхождения  слишком притягательна, чтобы ее игнорировать. Даже, казалось бы, самые решительные попытки.

            — Ты все равно зол на меня, — едва слышимо проговорила я, зажмурив глаза, по-настоящему боясь ответа.

            — Мне бы следовало, но я понимаю, что тобой движет. Когда-то давно я был таким же. Максималистом. Думал, что жизнь справедлива настолько, насколько это возможно. Мне не совсем понятна твоя мотивация, когда ты решила, что нужно освободить Даерину, но я понимаю, что ты шла на поводу своего сердца.

            — Она просто человек, которого жизнь загнала в угол, и этот протест был ничем иным, как подобием предсмертной конвульсии. Ты, конечно, зачислишь меня в ряды самых ужасных людей за эти слова, но Бумфис действительно виноват перед ней и… Ситаром, — выговорить это имя оказалось неожиданно тяжелой задачей.

            Аргес молчал. Но мне казалось, что я знала, о чем он думает. Любой ребенок будет защищать своего отца, даже если тот совершил действительно зверское преступление. Но я физически ощущала в нем борьбу взглядов. И очень радовалась, понимая, что являюсь противоборствующей стороной.



Ilona Soul

Отредактировано: 09.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться