Время ведьм

Размер шрифта: - +

2

Ребята даже не знали, чему удивляться больше: тому, что встретили своего прапра и.т.д дедушку или тому, что он знал Ректора Феля?

— А... что вы имеете в виду? — Камики решила первой нарушить неловкое молчание.

— Много лет назад я стал священником в храме этой деревни. После смерти моего отца меня долго к этому готовили, но все жё... Я знал, в чём моё предназначение. Я помогаю людям, которые тут живут, даю советы. Изгоняю демонов. Меня называют экзорцистом так же, как и моего отца.

В мыслях у ребят пронеслось: Это у вас наследственно...

— Но однажды... на деревню напали. Мы оборонялись как могли, и всё же нас было немного, и мы не такие опытные, как люди Ватикана. Они посчитали, что тут есть ведьмы. Кто-то говорил однажды, что варит снадобье от хвори детской. Вот они и пришли. Деревня была разрушена тогда, а повариха и ее дети были сожжены на костре. 

От его рассказа волосы у друзей становились дыбом. В очень опасном времени они оказались.

— И тогда... тогда я взмолился о помощи. Я просил бога помочь восстановить справедливость. Но Бог молчал. Прошло время, и мы начали восстанавливать деревню и жить дальше. И однажды в деревню пришёл странный человек, с виду богатый. Тот нашёл мою келью и спросил:

— Ты просил помощи? — я увидел в нем тьму и тогда понял. На мои молитвы откликнулся сам демон. Но тот оказался не таким демоном, которые были до него. Это был сильный и очень мудрый Нечестивец. Хотя и со своими странностями. Он попросил дать мне свои часы, и я их отдал. Он долго с ними возился, а после сказал:

— Прочти, что тут написано и нажми эту кнопку, и тогда никто больше с мечом сюда не сунется. Но цена этого высока. После этого он исчез, взяв с меня слово ждать... ждать тех, кто поможет нам. — С того дня прошло 70 лет... Я не постарел ни на день. Дети так и остались детьми. Мы думали, он нас спас, но это оказалось проклятье. Проклятье демона времени. Первое время мы радовались, что живём так долго, а потом...

— А потом вы поняли, что больше не можете этого вынести... — Юкио внимательно выслушал рассказ Ризо.

— Да. Набеги на нас прекратились, только периодически мы отправляем отчёты и налоги. Мы не выходим за пределы деревни, мы не можем выйти. Но пора разорвать этот круг, и вы те, кто нам поможет.

— Мы??! — Рин упал со скамейки. Ведь от такого...

— Да. Он так и сказал, что будет двое молодых парней и девушка. Один из них не будет человеком. Я... Я прошу вас! — в отличии от отца Ризо был более мягким, хотя временами и жестоким. 

— Видимо, для этого ректор Фель нас и отправил сюда. Ещё бы знать, как нам выбраться? Видимо, сначала придётся помочь им, а пока что нужно найти ночлег и переодеться. Мы очень выделяемся, — Юкио как всегда мыслил здраво.

— За это не волнуйтесь! Я найду вам комнаты и одежду, — улыбнувшись, тот вышел из храма, и компания отправилась за ним.

Через пару минут они пришли к двухэтажному домику. 

— Мы с женой и сыном раньше жили тут... — тот указал им на второй этаж. — Все свободные комнаты в вашем распоряжении.

— А где сейчас ваша жена? — Рин как всегда сама тактичность. 

— Она... я не знаю. Она ушла, забрав сына. Больше я их не видел... — развернувшись, тот ушёл в сторону заднего двора.

— Рин... Ты сама бестактность! — Юкио дал тому подзатыльник и ушёл располагаться в свою комнату.

Поднявшись на второй этаж, друзья разошлись по комнатам и, переодевшись, спустились вниз. Рин успел захватить меч с собой и теперь не хотел с ним расставаться, хотя отец Фуджимото странно на него смотрел за столом.

После обеда ребята решили осмотреться и отправились на прогулку. Юкио относился к этому со всей серьезностью и всё время что-то записывал в блокноте. 

— На нас странно смотрят... — Рин всё время поправлял рубаху. В 15 века одежда была не такая, как в 21, но ей можно было отдать должное: в такую жару в ней было совсем не жарко.

— Конечно странно! Никто не может выйти из деревни, а тут мы как с неба свалились! — Камики явно была довольна. Её платье красиво подчеркивало хрупкую фигуру девушки, а волосы были завязаны в пучок на затылке. 

— Знаете, что странно? Прошло 70 лет. Неужели Ватикану было достаточно отчётов и налогов от деревни? — Рин осматривался по сторонам, всматривался в наигранно счастливые лица людей. 70 лет в замкнутом круге — это очень тяжело. Ты не стареешь. Твои дети навсегда остаются детьми, хотя по развитию они уже давно старики.

— В это время Рин, если у тебя есть деньги и об этом месте не ходят слухи, то тебя не тронут, но это тоже лишь до поры до времени. Ага! Вот и граница деревни! — Юкио попытался пройти дальше, но что-то его не пускало.

— Барьер. Судя по рассказу Ризо, вокруг деревни стоит временной барьер. В этом месте время остановилось, и ни войти не выйти.

— Но мы же попали сюда! — Рин стал кулаком бить невидимую стену, хотя всё и безрезультатно. 

— Видимо, эти часы смогли создать нечто вроде портала, — Юкио достал механизм из кармана и принялся изучать. — Тут сказано: Пробьет час и настанет время. Бессмысленно... — нажав пару раз на кнопку, парень убедился, что ничего не происходит, и вернул часы в карман.

— Есть идеи как им помочь? — сев на траву, друзья от усталости почти засыпали.

— Не знаю... Если честно, я никогда с подобным не сталкивался. Сила Самаэль невероятна, да и мало изучена. Но, думаю, ответ где-то кроется в деревне. 

— Всё равно дальше деревни не уйти...

Недолго посидев, они вернулись в дом отца Фудзимото и легли спать. Мысль о том, что они спят в доме прапрадеда — не давала покоя. А не изменят ли они историю так, что их отец вообще не родится?

Утром они встали и, приводя себя в порядок, спустились вниз. Священник был на утренней службе, и друзья, приготовив себе завтрак, отправились в храм. Людей было много, и из-за этого службу проводили на улице.

— Он прямо как отец... — Рин впервые слушал службу с таким вниманием. Вспоминая детство, он никогда не любил сидеть на молитвах. Потом же, когда отца не стало, он переосмыслил свое поведение в детстве и многое понял.

— Рин, смотри! Это же ректор Фель! — шляпа этого клоуна выделялись среди всех. Потихоньку друзья стали пробираться к нему сквозь толпу, но придя на то место, где он был пару минут назад, ребята обнаружили лишь палочку от леденца. 

— Ах ты клоун хренов!! Прибью, когда выберусь отсюда! — Рин и не заметил, как сказал это вслух, и теперь все присутствующие смотрели на него, как на еретиков без роду и племени.

— Ой! Я...мм... — Рин быстро ретировался оттуда, прихватив по пути Камики и брата.

— Рин!!! Когда ты начнёшь думать о том, что говорить, а главное — где!? — Юкио дал тому тетрадью по голове и недовольно продолжил сверлить того взглядом. — Скажи ты это в городе, тебя бы на костре сожгли без суда и следствия! — развернувшись, учитель отправился в сторону храма. Все уже разошлись, и отец Ризо уже освободился.

Рин же, недовольно потирая лоб, пошёл следом. Девушка также не отставал а от друзей.

— А вот и вы! Чего кричите посреди службы!? — тут Рину снова прилетел подзатыльник.

— Да понял я уже! Хватит! — тот сел на скамью, что-то бурча себе под нос.

— Отец Фудзимото! Мы тут наткнулись на такую странность... Вы говорили, что дети оставались детьми. Но вчера я не заметил ни одного ребенка... — это удивило Рина и Камики. Они на это даже не обратили внимания.

— Они... Идёмте за мной! — открыв чёрный выход, ребята во главе со священником отправились на задний двор церкви.

От увиденного Рин и остальные впали в ступор.

— Дети стали взрослеть, но не физически, а умственно. И это сделало их жестокими и беспощадными. Они считали, что могут всё себе позволить, и тогда матери стали убивать их. Они считали, что в детей вселился бес. Я пытался остановить их, но меня не слушали... Дети — единственные, кто здесь могут умереть.

По щекам мужчины бежали слезы. Он дрожал, но не от грусти, а от ненависти. Он не смог спасти этих несчастных...

Друзья долго не могли сказать хоть слово. Они молча стояли рядом с могилами убитых. Пытаясь осознать эту страшную правду, люди всегда боялись того, чего не понимали...



UtaKaneki

Отредактировано: 10.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться