Время. Ветер. Вода

Размер шрифта: - +

Глава 6

Суббота выдалась солнечная, но прохладная. Ветер налетал пронизывающими порывами, то норовя унести мой шарф, то скидывая с Вики капюшон. Обеими руками она придерживала его за розовый мех, но куртку не застегивала, хотя и мерзла.
Небо было очень яркое. Голубое. Необычайно голубое, а солнечные лучи ощутимо грели. В воздухе витали головокружительные весенние запахи. На прогретых, нетронутых асфальтом участках земли громко ворковали голуби, а лица прохожих были непривычно расслабленные.
Всю дорогу, пока мы шли от метро, каблуки на Викиных коротеньких сапожках весело и беззаботно стучали. Я исподтишка любовалась ею и гордилась, что мы вместе.

Ребят заметили издалека, оба ковырялись в телефонах. Макс, спрятавшись под огромным капюшоном тёмно-коричневой безразмерной толстовки, полусидел, опершись о каменное основание декоративного фонаря. Артём стоял напротив него. Как и в тот раз весь в черном, рукава куртки собраны до локтей, на запястьях обеих рук кожаные фенечки, длинная чёлка забрана резинкой на макушке. На ногах высокие шнурованные ботинки.
Я толкнула Вику локтем, она проследила за моим взглядом и растерянно сбавила ход.
— Ты не предупредила, что они неформалы.
— Какая разница?
— Большая. Это значит, что они несерьёзные и глупые.
— Они так же про нас думают.
— Да? — посмотрела на меня из-под длинных густо накрашенных ресниц. — Ну, это мы ещё посмотрим.
Она решительно устремилась прямиком к ним и я, глубоко вздохнув, точно намереваясь нырнуть, побежала за ней.
— Привет. Я — Вика, — не дожидаясь, пока я их познакомлю, она протянула руку.
— Привет, — окинув её откровенно оценивающим взглядом, Артём ответил на рукопожатие, но не назвался. Затем коротко кивнул мне. Макс же, наоборот, представился, однако руку пожимать не стал.
— Ну, чем займемся? — кокетливо поинтересовалась Вика.
Брови Артёма заинтересованно взлетели:
— А что ты можешь предложить?
— Вот это я и хочу понять, — откликнулась она в том же многозначительном тоне, и они принялись гипнотизировать друг друга, пока Макс не сделал лицо, достойное Роберта Дауни на меме, и не потащил всех в парк.

Снег под густыми кустами еще кое-где лежал, но большая часть растаяла, и в солнечных местах земля уже готовилась к появлению молоденькой травки. На деревянных лавочках вдоль асфальтовой дорожки тут и там сидели люди. Все они старались повыше задирать подбородки, подставляя лица долгожданному теплу.

Мы свернули в сторону набережной, и с первой же минуты Вика с Артёмом начали общаться, как старые знакомые. Я знала, что они понравятся друг другу, но не думала, что так быстро.
Она была воплощением Афродиты, а он звёздным мальчиком. Оба прекрасны, обаятельны и самоуверенны. Им не нужны были какие-то особые темы для разговора. Они просто шутили, смеялись и рассказывали о своём. Вика держалась раскрепощенно, с изрядной долей чувственного кокетства, а Артём, вступив с ней в откровенное соперничество за зрительское внимание, бесстыдно и заносчиво красовался.
Начала Вика с того, как мы с ней познакомились, а после переключилась на театральное училище и свои грандиозные планы в актерской карьере. Рассказывала многословно и увлеченно с такой убедительной уверенностью, будто всё уже случилось, вершины покорены, и если мы хорошо попросим, то она любезно согласится дать автограф.
Какое-то время Артём, засунув руки в карманы джинсов, шёл рядом и в нужных местах одобрительно кивал. Однако по ироничному взгляду было понятно, что подыгрывает и, в конце концов, утомившись слишком долго молчать, провокационно сказал:
— В актерстве нет ничего сложного. Всем людям постоянно приходится из себя что-то изображать.
Вика с любопытством прищурилась.
— И что же изображаешь ты?
— Только то, что ты хочешь видеть.
— Мы же только познакомились.
— Я с первого взгляда это понял. Тут всё очень просто.
— А может то, что ты понял, я уже изображаю?
— Это вряд ли.
И они начали перекидываться странными неоднозначными фразочками, отчего наше присутствие с Максом стало казаться лишним.
Однако Макса эта ситуация ничуть не тяготила. Он охотно слушал их игривую перепалку и не прекращал украдкой разглядывать Вику, а когда ловил мой взгляд, смущенно улыбался.
Москва-река блестела и переливалась на солнце, по её глади мелкой рябью бежали размытые белые облака и, если долго на них смотреть, создавалось впечатление, что ты плывешь вместе с ними.
— Мы однажды в апреле купались, — сказал Макс.
— Холодно? — спросила Вика.
— Больно, — посмеиваясь, ответил Артём. — Животы отбили.
— Прыгнули с берега в озеро, — пояснил Макс, — и оказалось, что вода только сверху растаяла. Как два карася о лёд колотились, рыбы чуть со смеху не умерли. Было весело.
— Тебе-то весело, а я потом несколько дней дышать не мог. У нас так всегда, — Артём обратился ко мне, точно ища поддержки. — Ступенька на лесенке ломается именно подо мной, тормоза отказывают на моём велосипеде, это я заражаюсь ветрянкой от соседских девчонок, я заболеваю воспалением лёгких, это меня обжигает петарда, забирают в полицию и выбрасывают из окна. Котик — удивительно везучий человек.
 — Котик? — искренне удивилась Вика. — Вы что, геи?
— Я — нет, — поспешно ответил Макс.
— Тогда почему "Котик"? Тебя это не задевает?
— Нет.
— А можно я тоже буду так называть?
— Можно, — и он, сунув руки в глубокие карманы, пошел прочь от реки.
— Чего это он? — захлопала глазами Вика.
— Застеснялся, — небрежно ответил Артём. — Детское прозвище. Мама его так называла.



Ида Мартин

Отредактировано: 29.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться