Время жизни

Размер шрифта: - +

Глава 21

    Здание бывшего офиса нависало высокой громадой, отбрасывая длинную тень. Такое знакомое, привычное, и такое далекое, словно из прошлой, забытой жизни, оставленной не несколько дней назад, а как минимум год.

    Волнуясь, прошла через двери главного входа, невольно опасаясь последствий. Хотя Ястреб сказал, проблем не будет, могу спокойно забрать документы и оформить наконец свое увольнение. Как мне вообще пройти в отсутствие пропуска и документов? С собой только копия паспорта.

    Но охрана дружно заулыбалась, стоило только шагнуть в холл, и без проблем открыла для меня турникет, не оформляя пропуска. А я смутилась, от любопытных, пристально изучающих мою бедную персону взглядов.

    С ужасом осознавая, они меня знают, просто знают, кто я и как выгляжу. И стало так неприятно, взгляд невольно отметил камеры, висящие в холле и коридорах, заставляя ощущать чужое пристальное внимание.

    Всегда предпочитала держаться в тени, а теперь меня знает в лицо вся охрана. И наверно еще пол офиса. Какой кошмар! И как хорошо, что я больше здесь не работаю!

    Но направилась не в отдел кадров, находящийся для удобства на первом этаже, а в свой бывший кабинет. Решила немного поболтать с Машей, раз уж подвернулся такой случай, и проститься с коллегами.

    Идея сюда заявится не моя. Вездесущий Ястреб вчера поставил в известность, утром меня будет ждать водитель и поездка в офис Волкова для оформления увольнения. Он обо всем договорился.

    Вчера выдался очередной праздный день, когда сидела в пустоте дома ментальщика в полном одиночестве. И было так грустно и тоскливо, всеми силами старалась гнать печальные мысли, не думать о плохом.

    Вообще не думать, потому как хорошего, о чем можно размышлять, на обозримом горизонте не присутствовало. К обеду не выдержала и написала Ястребу сообщение «Мы можем поговорить?».

    Со всеми страстями встречи семейств, так и не решилась обсудить с ним на обратном пути возможность покидать дом. И теперь просто не выдержала тягостного ожидания, мечтая прояснить вопрос прямо сейчас.

    - И о чем ты хочешь поговорить? – с усмешкой спросил ментальщик, перезвонив через некоторое время, наверно был занят.

    - Я бы хотела встречаться с подругами и Инной, тяжело сидеть в четырех стенах, - сразу попросила, стараясь быть сдержанной и не злится. Не злится удавалось, хотя волновалась в ожидании ответа.

    - Так выходи на работу! – с нарочитым оптимизмом отозвался он, а я невольно насупилась, молча в трубку.

    - А на твою просьбу… - продолжил тем временем Ястреб, не затягивая драматической паузы. – Будет зависеть от твоего поведения! – решительно закончил он.

    Обиженно вздохнула в трубку, чувствуя, как стремительно портится настроение, скатываясь в непроглядную темноту. И так грустно стало, хоть плачь.

    - Веди себя нормально, и мы вернемся к этому разговору, - добавил он и положил трубку, а мне оставалось маяться в пустом доме пытаясь себя занять.

    Вечером он заявился в гостиную, где смотрела очередной слезливый отечественный фильм, и сказал, завтра мне ехать в бывший офис увольняться.

    Спросить с ним не решилась, даже с учетом моего природного упрямства и вредности. Ничего такого страшного он мне не предложил, а злить его не хотелось. Слишком радикальные способы навязывания своего мнения он исповедует.

    Так и оказалась сегодня в бывшем офисе, к которому до этого даже близко подойти боялась. А значит Ястреб договорился с Волковым, наверно во время встречи семейств, когда они что-то конфликтно обсуждали. И очень хотелось знать, что еще они решили.

    Поздоровавшись, зашла в свой бывший кабинет, направляясь к столу начальницы.

    - Анечка! – сказала она удивленно, даже руками взмахнула. – Ты как здесь?

    - Пришла в кадры увольнение оформлять, - честно призналась, кивая бывшим коллегам.

    - А как твои проблемы? – с намеком на Волкова спросила Тамара Львовна.

    - Все также, в процессе… - легко ответила, передав всю ситуацию буквально несколькими словами. – Можно я Машу на пару минут заберу?

    И получив разрешение мы сбежали в коридор и пристроились на обычном месте у окна.

    - Ты правда увольняться пришла. А как же он? – спросила Маша, внимательно меня разглядывая.

    - А я к его недругам переметнулась, - с легкой усмешкой ответила, рассматривая ее в ответ.

    Маша выглядела измотанной, не удивительно в ее ситуации. Переживания от стремительно приближающего развода явно не шли ей на пользу. Перемены пугают, открывая путь в неизвестность, даже если эти изменения болезненно назрели, как их угасающий брак.

    - И оно того стоит, все эти игры? – осуждающе спросила меня она, недовольно кривя губы.

    - Оно как-то само выходит, боюсь, я не управляю процессом, - покаянно развела руки я.

    - Ну, ты хотя бы это осознаешь, - усмехнувшись, прокомментировала она.

    - И вообще, меня к этим людям твой любимый товарищ Сухов послал между прочим! – добавила я.

    - Он не мой любимый! – возмутилась Маша, а я не стала спорить.

    - А ты как? Как у вас с Алексеем? – поспешила перевести тему, опасаясь долгих нравоучений.

    - Даже не спрашивай! – расстроенно ответила Маша, мгновенно став еще грустней. – Мне кажется, я вообще не создана для брака…

    Сказала та, что прожила в браке пятнадцать лет, выйдя замуж сразу после института.



Вольна Ветер

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться