Время жизни

Размер шрифта: - +

Глава 30

    Интересно, что сделали бы все нормальные люди после случившегося, наверно радостно бросились звонить близким, наслаждаясь вновь обретенной связью с остальным миром. А я принялась шарить по кухонным ящикам в поисках спиртного.

    Очень хотелось выпить, в попытке загасить внутренние страхи и всколыхнувшиеся обиды. И мне удалось найти бутылку, чего-то по цвету напоминавшего коньяк.

    Это с таким же успехом могло быть ромом или виски, этикетка была мне не знакома, а название пестрело местными непонятными закорючками. У них в ходу такие странные буквы, совершенно не схожие со знакомой нам латиницей.

    Открыв бутылку и оценив знакомый спиртовой запах, решилась попробовать. Слишком много навалилось, заставляя подавленную тревожность крестись изнутри, садня и так болевшее сердце. Глоток разлился внутри знакомой крепостью.

    А я прикрыла глаза, пытаясь собраться с силами для намеченного звонка Ане. Просто никак не могла решить, какие слова подобрать, как описать происходящее. Ведь сейчас я похожа на предательницу, бросила ее с проблемами, укатив на море с Волковым.

    Именно так это будет выглядеть со стороны, но разве я могу сказать, что моего согласия никто не спрашивал. Это же звучит как полный бред!

    А еще хуже, как объяснить, что я не спешу заявлять о похищении, хотя у меня на руках телефон. И вообще, тревожить Аню ни к чему, придавая огласке мои печальные обстоятельства.

    Слова Волкова о Ястребе тяжестью лежали на сердце. Покачивая в руках кружку с крепким спиртным напитком, я все же смогла разглядеть на этикетке, что это ром, бездумно смотрела в окно.

    Прилегающая территория просматривалась за счет света, падающего от дома, а дальше сгустилась непроглядная тьма. Ночь опустила покрывало темноты, скрывая окружение.

    Неужели мое возвращение приведет меня прямо к ментальщику, подумала невольно содрогнувшись. Сразу вспомнила его пустой, словно вымерший, дом, захваченная неизменным вопросом. А копался ли он в моей голове, навязывая свою волю?

    Боюсь, в подобных отношениях необходимо доверие, на которое просто не способна, опираясь на свой предыдущий богатый жизненный опыт, подумала, захваченная тоской.

    И отношения прежде всего доверие, без него они превращаются в сосуществование, лишенное эмоциональной теплоты. И мне рядом с ментальщиком не место, ему нужен кто-то более легкий, а не я, измотанная жизнью и захваченная отчаянием.

    К Ястребу не хотела возвращаться совсем, совершенно не видела себя рядом с ним, не представляла для себя такого будущего. Не могла примерить на себя эту роль. Все же Волков для меня более понятен, чем непостижимый ментальщик.

    И содрогнулась, оценивая собственные размышления. Понимая, только что сравнила их между собой, отдавая предпочтение волку. И даже приценилась, примеривая для себя место подле Волкова, которого не вижу рядом с Ястребом.

    Какой кошмар, сердце сжало ледяными тисками, обдавая холодом. По ходу я демонстрирую чудеса мимикрии и приспособления, цинично подстраиваясь под обстоятельства. Пальцы все сильнее сжимали кружку, пока я бездумно пялилась на подсвеченную территорию вокруг дома.

    Так легко утратить себя, в погоне за удобством подстраиваясь под других, принимая чужую волю. И тренироваться начала еще в доме ментальщика. И стало так горько, и страшно, от осознания. От этой зависимости от чужой воли и чужой силы.

    И направилась к столу, где оставила бутылку. Мне надо еще выпить, обстоятельства располагают, в голове царил полный сумбур. Получается, ментальщика я теперь опасаюсь больше? Задумалась, захваченная безысходностью.

    Ладно, к этому вернусь позже, и сделав очередной глоток рома, с усилием попыталась отстраниться от прежних горьких размышлений. Ведь есть более важный вопрос, я так и не решила, что именно скажу Ане.

***

    С такими мыслями и шагнула на улицу, пройдя через откатную дверь в кухонном окне. Легкий ветерок принес запах цветов, и прохладу, такую приятную в сравнении с жарким пеклом дня.

    Устроится решила в одном из плетенных кресел, и поставив кружку на стол, поглядывая на телефон, собиралась с силами. Особого эффекта от выпитого не ощущала, возможно он и был, но не сильно заметный.

    Вокруг было так красиво и умиротворяюще. Тишина, легкая прохлада, ночная свежесть и запах цветов. И я позволила себе полюбоваться окружением, раздумывая, как бы начать разговор.

    - Привет, это я, - дрогнувшим голосом произнесла, выдавая свое напряжение, когда Аня ответила на вызов. – Это мой новый номер… - сумела добавить, и тут же была прервана.

    - Я тебя потеряла! Ты на звонки не отвечаешь! – возмущенно отозвалась озадаченная подруга. – И, погоди, но это ведь не наш номер! Ты заграницей? – сильно удивилась она.

    - Да, так вышло, что я сейчас… - принялась оправдываться, называя страну, а Аня молчала, не перебивая.

    Мне с трудом приходилось подбирать слова, чувствуя, как болезненно щемит сердце от вынужденной лжи, от того, что не могу быть с ней рядом.

    - Я здесь с Волковым… - сказала, и даже зажмурилась, захваченная внутренним протестом, а подруга не спешила меня прерывать.

    - Это была его инициатива, сюда отправится, - только и смогла пояснить я, не зная, как подобрать слова. – Боюсь, не могу пока вернуться… - закончила, судорожно вздохнув.

    - А как же Яст? – удивленно отозвалась Аня. – Я не понимаю, что вообще происходит?

    Мне стало так стыдно и больно от ее слов, сердце тоскливо сжалось. Но, что я могла сказать? Объяснить про волков и ментальщика, втягивая ее в эту авантюру. Зачем ей эти страсти.



Вольна Ветер

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться