Время жизни

Размер шрифта: - +

Глава 44

    И снова пришлось прикладывать усилия, чтобы успокоится, подавить эмоции и переживания, всколыхнувшиеся после разговора с Суховым. И стараться не думать, отгоняя навязчивые, тревожные мысли, так и норовящие прорваться.

    Ближе к ночи выбралась из дома подышать остывшим после дневной жары воздухом. Небо сияло яркими звездами, еще не полностью появившимися. Казалось, слышу запах моря, в легких порывах ветра он дополнял нежные ароматы цветов.

    Расположившись все в том же плетеном кресле, позвонила Ане. Расспрашивала, как у них дела, интересовалась самочувствием. И пыталась всячески поддержать перед завтрашним событием, решением врачей, подходит ли она под лечение.

    Страшно услышать вердикт, опасаясь, что он превратится в приговор. И сейчас, когда осталось почти ничего, считанные часы, напряжение нарастало. Очень хотелось верить, что все будет хорошо, а о плохом даже думать не стала.

    Поговорила и с Машей, выслушивая ее восторги и поздравления с моей скорой свадьбой с Волковым. Хорошо, хоть она не так долго, как Инна, изливалась радостью. Захваченная собственными переживаниями, Маша легко переключилась на разговор о своих делах и планах.

    У нее все было хорошо, как сейчас, так и в перспективе. Вот уж, кто с нетерпением ожидал предстоящей свадьбы. Но не я. Во-первых, Волкова все же не любила, что кривить душой. Трудно принять мужчину, которого так долго опасалась, а теперь вообще не знаешь, чего ожидать.

    А во-вторых, я уже поиграла в замужество, и итог меня не порадовал. Слишком дорогой ценой далась мне та попытка. И оставалось только надеется, что в этот раз будет легче. Правда сомнения так и скреблись, норовя исполосовать новой болью сердце.

    От безрадостных размышлений отвлекла Аня, прислав новые результаты анализов, и я в нетерпении кинулась их изучать. Красноты, то есть показателей, не подходящих под нормы, стало гораздо меньше. Да и сами красные показатели теперь отличались от необходимых норм не так значительно.

    Очевидные улучшения без сомнения радовали, но сделать выводы конечно не смогла. Посчитают ли врачи их приемлемыми для лечения? Ответа на этот вопрос я не знала. Порывы тревожности вперемешку с надеждой бушевали внутри, и я стала бродить по дорожкам.

    Не торопясь, не спеша, снова стараясь не думать, отогнать налетевший порыв эмоций. И присела на высокое кирпичное ограждение клумбы очень близко к бассейну, около большого, раскидистого, куста, с белыми, источающими волшебный аромат цветами.

    Тут меня и нашел внезапно появившийся Волков.

    - Душа моя, что же ты сидишь на холодном камне! – удивил меня своим появлением он, вырывая из отрешенного созерцания окружающей красоты.

    - Так не холодно же! – только и успела изумленно возмутится в ответ, не понимая, почему это его вообще беспокоит. Да и камни холодными не казались.

    А он тут же подхватил на руки, выдохнул, крепко прижимая.

    - Пойдем спать, а? – сказал, направляясь к дому, а я кивнула в ответ, хотя моего согласия наверно не требовалось.

    Он так и нес на руках, направляясь в свою спальню. Но уже перед дверью, я все же решилась попросить.

    - А можно мне в мою комнату? – аккуратно спросила, опасаясь его недовольства.

    Хватка в мгновение стала крепче.

    - Почему? – сказал он, замирая, пристально глядя на меня, заставляя невольно вздохнуть.

    - У тебя же постельное белье черное, будто траурное, - попыталась объяснить, хотя не была уверена, что он поймет мои странные закидоны. Так много черного невольно ассоциировалось со смертью, цепляясь подсознательными крючками за горести прошлого. - Было бы хотя бы серое! И шелк, не люблю его, - добавила. Сам же просил говорить, чего хочу!

    Мгновение он молчал, обнимая еще сильнее. А после поставил на ноги, прижимая лицом к себе, поглаживая по спине.

    - Прости! – порывисто сказал он, и тут же продолжил. – Давай сегодня оставим все как есть, а завтра я попрошу Нори его сменить. Где-то должны быть обычные комплекты, но я их не найду. Черное закупалось специально для меня.

    Произнес он, проходя со мной в комнату, подводя к двери ванны.

    - Иди умывайся, - сказал, легко подталкивая под мягкое место.

    И я снова оказалась в его ванной. Отпускать меня в другую комнату он очевидно не хотел, да и сам перебираться не собирался, наверно считая, что здесь просторнее и удобнее.

    А когда вышла из ванной, снова угодила в его объятия. В комнате было темно, и только дорожка света из приоткрытой двери ванной разбавляла царящую вокруг черноту.

    Он донес меня до просторной кровати, опуская примерно на середину, помогая устроится. И поцеловал, легко, почти невесомо, а после коснулся губами лба, поправляя одеяло.

    - Спи, я сейчас вернусь, – сказал, и отправился в ванну сам.

***

    Утром проснулась на краешке кровати, и тут же была подтянута к теплому, твердому боку, оказавшись в кольце сильных рук. В его объятиях было так хорошо, спокойно и уже привычно, невольно отметила про себя, удивляясь такому открытию.

    - Как ты себя чувствуешь, душа моя? – тут же мягко спросил он, невесомо целуя в висок, и опускаясь горячими губами в нежном касании к шее, невольно смущая.

    А мне сразу вспомнилась странность, которую отметила, иногда просыпаясь ночью. Если спала на удалении, он всегда тянулся рукой, словно желая убедится, что я рядом. Раньше не придавала этому значение, а сейчас вдруг задумалась.



Вольна Ветер

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться