Время жизни

Размер шрифта: - +

Глава 13

    Спали мы, предоставленные сами себе, до обеда. А после совершенно разбитые почти синхронно выползли на кухню в поисках пропитания. Нет, надо менять этот ночной образ жизни, невольно подумала, глядя в окно.

    Так, на высоком голубом небе во всю сияло палящее солнце. Нам повезло, в этой квартире был кондиционер, и мы могли забыть о проблеме июльской жары. Не знаю, что собиралась делать Инна, но я первый делом решила позвонить начальнице на работу и объясниться наконец. Не хорошо подводить руководство, исчезая.

    Сделать неизбежное и необходимое, словно проглотить горькое лекарство. Оценить всю глубину попадания, и решать, что делать дальше. Вчерашнее бегство от Волкова снова заставило задуматься, а если ли вообще шанс? И что-то внутри мерзко шептало о бесполезности, захватывая пеленой отчаяния, но эмоции перевешивали, подавляя малейшие мысли о попытке сдаться.

    С содроганием думала о возвращении к разъяренному Волкову. Он и раньше не особо церемонился, а теперь и подавно устроит мне репрессии. Будто прежних проблем мало, еще не собрала себя по кускам от прошлой боли, только начала спокойно дышать, чтобы рухнуть в пучину болезненных псевдоотношений.

    В сравнении со мной Инна выглядела вполне оптимистично, но у нас ситуации разные. И у нее гораздо больше шансов получить желаемую независимость.

    Решившись, набрала наконец номер начальницы, тревожно вслушиваясь в длинные гудки с заходящимся от переживаний сердцем. Я слишком эмоционально нестабильна, остро реагируя на любые переживания, сразу уходя в штопор стресса. Вот и сейчас, только настраиваясь на разговор, уже сидела с бешено бьющимся сердцем.

    - Ало, - взяла трубку начальница.

    - Добрый день, Тамара Львовна, это Берестина, - быстро сказала, не зная, как отреагирует она на звонок прогульщицы.

    - А, Анечка, - удивленно отозвала она. А я услышала, как отодвигается стул, а потом хлопает дверь. Наверно она вышла в коридор, не желая делать наш разговор достоянием всего кабинета. – Я тебя совсем потеряла. Что у тебя происходит?

    - У меня конфликт с Волковым, и мне придется уволиться, и быстро, - сдавленно ответила я.

    - Наслышана о проблемах с ним. После вашего выступления с главбухом в большой переговорной новость разнесла по всему офису, - сказала она нервно. – То есть на работу ты не вернешься?

    - Я просто не могу! – эмоционально сказала в ответ. – Мне надо срочно уволиться. Тамарочка Львовна, как мне это сделать? Если я передам заявление на увольнение и на без содержания за время моего отсутствия через Машу?

   - Передать то ты можешь, - вздохнув ответила начальница. – Только ты на личном контроле Волкова. Меня уже уведомили, что все заявления и решения только через него. А уж как он там решит я сказать, сама понимаешь, не могу.

    Нервная дрожь пробежала от этих слов, разливаясь по телу леденящим холодом. Собственно, подобного я и ожидала, отстранено подумала. Как наемный работник я во власти руководства, по закону должна отработать две недели до увольнения. Можно конечно уйти на больничный, если его себе организовать.

    А вот прогулы, которые у меня теперь есть, прямой повод уволить по статье, с отметкой в трудовой. Зная вредного Волкова, ставлю на то, что он так и поступит. И испортит мне трудовую, убивая на корню шансы устроится на новом месте. И что прикажете делать? Паника захлестнула, сметая мысли.

    - Но заявления я все же передам, - глухо отозвалась, захваченная потоком переживаний.

    - Удачи тебе Анечка. Мне очень жаль, но я ничего не могу поделать, - расстроено попрощалась Тамара Львовна.

    Уверена, она бы помогла, имей такую возможность. Именно благодаря ей я устроилась на работу менеджером. До этого меня, с моим жутко крутым резюме, на простые работы брать не хотели. Умные молоденькие девочки ичары (кадровики), если и звонили в ответ на мое высланное резюме, то сразу спрашивали почему не хочу работать бухгалтером, а претендую на место обычного менеджера.

    Конечно, я понимала их опасения, такой продвинутый специалист просто сбежит с такой простой работы. Сама была руководителем, и все подводные камни набора персонала и подходы кадровых специалистов мне были известны.

    Но как объяснить, человеку, не знавшему подобных проблем, что работать бухгалтером ты в принципе больше не хочешь. Даже не можешь. Есть такой термин – профессиональное выгорание. В моем случае все банально, слишком напоминает о прошлом, провоцируя новые приступы эмоциональной боли, заставляя вспоминать снова и снова. Не давая открытой ране затянуться, словно острыми гранями пронзая при каждом вздохе, и неконтролируемое, почти физическое, отвращение к прежней работе. Выходом стало отгородится от былого прочной стеной.

    И я хлебнула проблем по устройству на другую специальность по полной. Пока не пошла на подлог и не исправила резюме, указав самые простые должности. Именно так я попала на собеседование к Тамаре Львовне, где сразу призналась в обмане. Пояснив о личной трагедии отвратившей от прежней работы. Но заработок необходим, а еще подруга болеет, и ей надо помочь.

    Искажать резюме при устройстве на работу плохой вариант. Но видавшая жизнь пожилая Тамара Львовна понимающей отнеслась к моей ситуации, взяв менеджером в свой отдел. Правда сразу предупредила, работать надо хорошо, закидонов она не потерпит. Да их и не было.

    Привыкшая к работе с бумагами и людьми, я быстро втянулась. А новый коллектив, без связи с прошлым, принимался легко. Назад оглядываться не хотелось, совсем. Я была не много замкнута и не делилась подробностями личной жизни, но на работе это не сказывалось. И все шло вполне нормально, меня устраивало, и боль начала уходить, медленно затираясь со временем. Пока не появился мой личный кошмар Волков.



Вольна Ветер

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться