Время жизни

Размер шрифта: - +

Глава 15

    Новый день встретил ярким солнечным светом, совершенно не вязавшимся с моим пришибленным настроением. Вчера Иван довольно быстро домчал нас, высадив недалеко от временного места обитания. Оставалось пройти буквально пару домов, для конспирации.

    А после Инна принялась изучать переданные Иваном лекарства, читая инструкции и раздумывая, как именно меня ими поить. Сама я была не в состоянии осуществлять такие серьезные мыслительные процессы, и даже больше, снова маялась головной болью. Меня отчего-то укачало в машине, раньше за мной такого не наблюдалось, наверно последствия нападения ведьмы.

    И пока я страдала с холодным мокрым полотенцем на лбу, ощущая себе желеобразной медузой, Инна рассказывала про их лекарей, пытаясь развеять грустную тишину и размешивала капли лекарства для меня. А после я просто уснула, сдобренная успокоительным и снотворным.

    Проснулась, когда почти наступил полдень. Должно быть выпитое снотворное вместе с лекарством сделали сон таким долгим. За окном радостно сияло солнце, украшая безоблачное голубое небо, предвещая еще один знойный июльский день, наполненный очарованием лета, но не для меня.

    Сразу накрыло осознанием всей массы проблем, словно бетонной плитой приваливая, и я безучастно смотрела в окно, ощущая болезненную внутреннюю пустоту. Ментальное воздействие ведьмы не прошло даром, слабые отголоски головной боли заявили о себе, а полное отсутствие сил добавило моему состоянию налет обреченности.

    Невольно почувствовала себя дичью на охоте, когда преследователи все ближе, словно сжимая невидимую удавку на шее. Безысходность. И к этому еще добавились проблемы с ковеном ведьм. Ситуация настолько тоскливая, хоть волком вой. И что мне со всем этим делать?

    Смотреть в будущее страшно, но это не повод впадать в рефлексию. Надо сосредоточится на текущих проблемах, тоскливо подумала я. Даже Аня, когда ей поставили страшный диагноз и врачи вообще не давали прогнозов, не обещая даже полгода, не отчаялась. Ходила по врачам, обследовалась, читала про новейшие виды лечения. Она упорно шла вперед, боролась, сражаясь с болезнью уже больше полтора лет, и пытаясь получить лекарство.

    Сегодня ее выписывают, но это скорее всего будет после обеда, пока врач бумаги подготовит. Звонить ей сейчас, отвлекать и беспокоить, ни к чему. Уже завтра она идет в Медмир на консультацию по возможности получения лекарства. И если ее возьмут на лечение, это даст ей время и шанс жить дальше. И ставка нереально высока – жизнь.

    А я и так лишь существовала последние полтора года. Отсутствие надежды страшная вещь, когда впереди полная темнота незачем туда смотреть. Я ощущала себя дописанной книгой, оставшейся забыто стоять на полке, выпав из водоворота жизни. Эта история уже рассказана, и мне остается следить за историями других, только так ощущая сопричастность с реальностью.

    Без надежды мир превращается в статичную черно-белую картинку, и остается только здесь и сейчас, ведь даже назад я оглянуться не могу. Но есть проблемы, которые придется решать, а значит, надо идти дальше. Подумала я, медленно выбираясь из кровати под лучами яркого солнца.

    А из таких вопрос работы, тут я жду ответа от Сухова. И еще кредит, по которому я, к своему стыду, совершенно не помню срок первого платежа. Не хотелось его пропустить, портя себе кредитную историю и попадая на проценты просрочки. Где вообще может быть договор?

    Холодея вспомнила, последний раз видела договор в машине, когда ругалась с Волковым. А не оставила ли его там? Мне тогда не до бумаг было, выскочила как ошпаренная. Чтобы уточнить в банке нужен паспорт, а он дома. Можно конечно попросить Аню поискать договор дома, среди других моих документов, но что-то мне подсказывало, его там не будет. И тут позвонила Аня.

    - Меня выписали, я уже дома. Врач меня быстро отпустил, - сказала она.

    - Как твое состояние? – встревоженно спросила, немного удивленная ее звонком, обычно мы созванивались по вечерам.

    - Нормально, - отмахнулась Аня на мой вопрос. – Я тебе другое рассказать хотела, ко мне сегодня Волков приходил, я его сразу узнала, - произнесла она, а у меня сердце на миг остановилось.

    Застыла, прислушиваясь к словам подруги, чувствуя, как леденеют пальцы и накатывает страх.

    - Он пришел утром, представился и расспрашивал про тебя. Давно ли я тебя видела, ходишь ли ты ко мне, - говорила в трубку Аня, а я сидела, слыша ее слова будто издалека, ощущая себя застывшим куском льда. Мне было ужасно, непередаваемо жаль, что подруга оказалась втянута в наше противостояние с Волковым. И страшно, за нее.

    - Я сказала, что давно тебя не видела, - продолжила между тем она, пока я пыталась пережить нахлынувший поток эмоций.

    - Он тебе угрожал? – не выдержав спросила, перебивая ее.

    - Нет, он вел себя очень вежливо. Такой милый, приятный, сдержанный мужчина, - ответила Аня.

    А я содрогнулась. Для всех он мил и сдержан, кроме меня. Я его вопли и наезды выносить не в состоянии. Такое чувство, будто у него на меня аллергия, раздражение от одного моего существования в этом мире.

    - Не давил, не настаивал, и даже, представляешь, предложил оплатить мое лечение, - говорила дальше подруга, пока я пыталась срастить сказанное с моей личной действительностью. И стало так грустно, слово жизнь выпили из вен, оставляя только лед и пустоту.

    - И что ты об этом думаешь? – сдержанно спросила я, стараясь не выдать своего истерзанного состояния.

    - Очень странно. Я взяла визитку и сказала, подумаю. Но, ты знаешь, жизнь учит тому, что люди меняют свои решения. Особенно, когда в порыве обещают нечто неудобное для себя, - с усмешкой произнесла Аня и продолжила. - Не понимаю, почему незнакомый человек вдруг приходит с таким предложением. Это из-за тебя? Ничего не хочешь мне рассказать?



Вольна Ветер

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться