Все будет хорошо

Размер шрифта: - +

Глава 5. Чтобы жить, как хочешь

23.08.2025 Самолет Маврикий-Москва, Коко

Коко проснулся. Взгляд его сфокусировался на дырочке для  поддержания баланса давления между стеклами иллюминатора. Самолет качнуло. Над головой раздался характерный сигнал, и включилось табло «Пристегните ремни». Вместе с ним загорелось табло «Не курить» – в сущности такой же атавизм, как и «Авиарежим» на электронных приборах.

Коко выпрямился в кресле и потянулся, а затем повернул медленно голову из стороны в сторону. В шее что–то щелкнуло.

Лететь оставалось чуть меньше двух часов. Коко попросил кофе у проходящей мимо стюардессы и полез искать наушники.

«Никто не пришел, чтобы помочь мне выйти, так, может, и я не должен идти к другим? А, может быть, они меня ждут где–то?» – вопросов в голове возникало все больше, мысли метались от панических до геройски–возвышенных. Коко понял, что должен сам принять решение, выходить ему одному или всем вместе. Он уставился в иллюминатор на волнистый ковер облаков. Ему казалось, что самолет почти не двигается – как и сам Коко, словно застрявший в новогоднем шаре со снежинками, пока волшебный компьютерный код перекатывает цирковой кристалл по цифровым ладоням под умиротворяющую рождественскую мелодию. Все вокруг становилось все меньше, пока, наконец, не сжалось до точки. И Коко вновь проснулся, когда самолет уже приземлился и катился по взлетно–посадочной полосе.

***

15.09.2024 Москва, Минивэн у Sandpine Gaming LTD

В дороге Коко не терпелось обсудить детали, и он начал разговор еще до того, как машина тронулась с места:

– Как вы думаете, как ведется проверка достижения цели, если это игра с элементами личностного роста?

– Отчет будет как в анекдоте про золотую рыбку, – ответила Понка. – Поймал мужик золотую рыбку, предложила она ему исполнить любое его желание. Ну, он и просит: «Хочу, чтобы у меня все было». Рыбка: «Хорошо, мужик», – Динь.  – «У тебя все было».

– Ну, я думаю, что браслет подстраивается под ритм каждого из нас, и нынешнее состояние будет точкой отсчета для подведения результатов, – предположила Элис. Она откинулась на спинку кресла, и ее мягкие густые локоны упали на лицо.

– Мы – прогнозируемый вариант для пилотного проекта. Для каждого из нас уже написан предварительный отчет по изменениям личности, который будет корректироваться каждую неделю. По крайней мере, я бы именно так и делала, – добавила Элис, глядя в окно. – Вы уже поняли, что это игра, после которой мы не останемся прежними? Станем другими личностями, если не сломаемся… Может, мы уже не будем больше работать вместе?

– А кем бы ты хотела быть, Элис? – спросила Понка.

– Для меня эта игра – повод сменить сгоревшие лампочки. Вся моя жизнь – один сплошной дедлайн, я даже отдыхаю по дедлайнам! Я хочу теплоты в жизни. Каждый день я живу в режиме принятия решений, и на каждое есть шесть секунд: «Да/нет, следующий».

Элис разглядывала костяшки на своих сжатых кулаках:

– Я хочу видеть свет.

– А что, если сейчас вдруг перед тобой появится надпись, как в наших играх? «Цель не амбициозная. Предложите более амбициозную»? – Коко посмеялся и продолжил уже серьезным тоном. – А я хочу стать счастливым. Хочу научиться ловить состояние радости и уметь возвращаться к нему. Я не умею расслабляться, цепляюсь за мелочи… Я не ношу новые вещи, потому что они новые, а нужно донашивать старые! И так они и лежат, пока их не сожрет моль. В общем, я хочу научиться жить сейчас.

– Вернуть счастье в жизнь, – сказала Понка, глядя ему прямо в глаза. – Да?

Коко кивнул.

Воцарилась тишина, никому не хотелось после этого ничего говорить. Хотелось съездить к бабушке на выходные, попить молока с теплым хлебом, поесть домашнего варенья и попить чаю с печеньем – и чтобы непременно макать печенье в кружку, пока оно полностью не размокнет! Хотелось вжаться в сиденье настолько глубоко, чтобы ноги – как в детстве! – не доставали до пола.

Спустя некоторое время Понка продолжила разговор:

– А мне кажется, что я не умею жить для себя. Я хочу прекратить скрипеть зубами по ночам, хочу перестать постоянно волноваться: за других, за работу, за неопределенность в будущем. Я не даю возможностям проскользнуть в мою жизнь, потому что я ее контролирую изо всех сил, включая каждое, даже самое маленькое событие, происходящее в ней. Я хочу стать радостнее, перестать боятся каждого шороха. Сказать «да» чуду.

– А ты, Зонд? Какой твой личный план на тестирование, раз уж все равно нам представился шанс что–то изменить? – Элис посмотрела ему прямо в глаза.

– Я не знаю. Я добиваюсь цели любыми прямолинейными способами. Наверное, я хочу научиться понимать, что хотят другие люди, чтобы мне было легче добиваться своих целей. Я хочу научиться слышать людей и не причинять боль другим. Слушать свободу других без ограничения своей свободы.

Понка подышала на окно в машине и на запотевшем стекле написала: «Слушать свободу».

Их минивэн ехал по проселочной дороге, мимо мелькали стволы хвойного леса. Машину трясло на кочках, но каждый был погружен в свои мысли и едва ли замечал это. Через некоторое время машина остановилась. Водитель вышел и открыл отъезжающую в сторону дверь.

– Вот оно, типа без контекста, привезли нас в конкретный лес, с конкретными тропками – типа выбирайте, – прокомментировал Коко.

Водитель улыбнулся, засунул руки в карманы джинсов и кивнул в сторону дуба – единственного лиственного дерева среди сосен и елей:



Оксана Пиния

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: