Все будет хорошо

Размер шрифта: - +

Глава 8. За закрытыми глазами звездное небо

Тело внезапно стало очень мягким и тягучим, его вывернуло наизнанку и начало растягивать. Прямо перед глазами Коко возникли его собственные колени, а правая рука совершенно потеряла чувствительность и ушла из поля зрения куда-то назад и вбок. Он поначалу пытался плыть в этой вязкой массе, но когда понял, что тело потеряло свою изначальную форму, животный страх подступил куда-то туда, где раньше находилось горло. Коко стал быстрее махать руками, которых он уже совершенно не чувствовал. Ему все еще казалось, что он контролирует ситуацию, но ситуация уже полностью поглотила его и все стремительнее превращала в спагетти. Сквозь черную переливающуюся муть стали проглядывать картинки. Коко начал вглядываться и узнал лица друзей, при том, что своего лица уже совершенно не чувствовал. В первом маслянистом пузыре плыло лицо Понки на фоне горы. Гора на вершине заканчивалась плато, на котором виднелись вдалеке мелкие ярмарочные постройки и разноцветные флажки. Там разворачивались гуляния. Коко понял, что это и есть мечта Понки. Пузырь с изображением увеличился и приблизился к Коко вплотную. Теперь грустное лицо девушки было прямо перед ним, и он мог разглядеть ее обветренные губы и красное пятнышко простуды у левой ноздри. «Видимо, на горе холодно», – подумал он. .

Чувство потери и пустоты заполнило сознание Коко. Чем больше он вглядывался в темноту вокруг, тем явственнее видел в ней проглядывающие разноцветные звездочки, розово-фиолетовые разводы; они обнимали его, как музыка из детской ночной программы, как сирена полицейского, который уже нагнал свою цель. Темнота начала вглядываться в него. Коко потерял самоидентификацию, его эго ушло на дно океана переживаний. Он открылся.

Неопределенность была гладкой и обтекаемой изнутри, ее нельзя было потрогать рукой, но по ней можно было съехать, словно с горки, в глубину разноцветных эмоций, где цвета из черного начали превращаться сначала в крупицы радуги, а потом и формироваться в видимые отдельные структуры.

Из глубины он услышал гулкий знакомый голос. Элис говорила что-то, но не ему. В ее словах не было ни эмоций, ни интонаций; речь была четкая и монотонная, на одной ноте.

- Печаль - это когда идет дождь, и ты сначала мокнешь с удовольствием, потом отчаянно, потом назло, потом кричишь, потом упиваешься собой в дожде, потом бежишь в укрытие, бежишь долго, ведь никакого укрытия нет. Ведь ты сам льешь этот дождь. А он, скотина, льется уже струйкой по спине прямо в ботинки. Ты все бежишь, ведь теперь ты знаешь, кто управляет дождем, а он идет еще сильнее. Нога мерзко липнет к стельке. Потом все. Больше нет сил, все лицо мокрое, из глаз будто льются слезы. Льются дождем прямо внутрь. Ты словно мокнешь изнутри. И начинаются сопли, кашель, боль в руках. Бессилие. Пустота, тупая звенящая пустота. И знаешь, что самое странное? Губы почему-то становятся сухими и обветренными. Если увидишь человека с обветренными губами, спроси у него, как там, с дождем?

Коко моргнул. Не было никакого дождя. Наоборот, утомительная сухость сжимала горло, его губы стали увеличиваться и всасывать его тело. Он уже не был человеческим существом, от него осталась только ментальная оболочка его сознания. Он хотел бы прекратить это путешествие, но не мог уже даже злиться. Он понимал, что сейчас многое зависит не от его физической силы, а, в конечном счете, только от того, какой он человек на самом деле. Сможет ли он пройти этот путь и сохранить себя, и найти лучшее в себе? Он чувствовал, что погружается все глубже. Вдалеке стал проглядывать переливающийся цветок, в котором отражалось лицо Зонда. Коко обрадовался и потянулся всем своим существом к цветку, он хотел задать Зонду кучу вопросов. Фигура Зонда была неподвижна и лишь угадывалась в лепестках, они закрывали его сильное красивое тело. Он светился мягким рассеянным светом, где каждая тень обещала тайну – тихую, прекрасную, вечную.

Коко с пренебрежением относился к идее Бога, Будды или энергии. Он верил в кубик Рубика, который всегда существует внутри человека и предлагает почти случайные ситуации. Эти ситуации формируют жизнь и человеческую личность. В решении этих дилемм он всегда полагался только на себя, но сейчас, оказавшись в этом полностью размытом состоянии, он не мог ничем себе помочь. Все вопросы и колебания отпали сами собой. Пора было выбираться самому.

Коко барахтался в своем космосе, пока не почувствовал, что приближается к центру Земли. Кубик Рубика появился; сначала маленький, он сокращался и расширялся в пульсирующем ритме, пока не заполнил все пространство целиком. Коко потянулся к нему. Теплота окружила его и стала притягивать к кубику все ближе и ближе. Когда он оказался совсем рядом, Коко протянул руку и он толкнул центральный квадратик. Тот мягко, как хорошая кухонная дверца с доводчиком, отошел в сторону и пропустил Коко внутрь. Его иллюзия закольцевалась.



Оксана Пиния

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: