Все будет хорошо

Размер шрифта: - +

Глава 10. Жил–жил и был

27.09.2024 Испытание Зонда, рассказ Коко.

Нас привезли в горы недалеко от средневековой итальянской крепостной деревни. Я бы сам лучше не нарисовал атрибутику. Цвета получились особенно жгучие. Сама крепость неровным овалом лежала на вершине холма, а вниз от нее разбегались поля всех оттенков зеленого. Еще ниже, в долине, почти на самом горизонте, они становились сине- зелеными и упирались в отвесную скалу, которая казалась отсюда темно-синей. Музыки не хватало. Bruno Mars – That’s what I like. Я бы поставил именно этот трек.

Может быть я так красиво все запомнил под влиянием той дружеской атмосферы? То  был деликатный период доверия, когда мы раскрылись миру и получили полный теплый прием. Я пребывал в состоянии восторженной эйфории. Мы мечтали, и мечты исполнялись.

После удара гонга, деревушка ожила. Архитектурный лабиринт узких улочек петлял между средневековых домов. Пока мы шли к площади с фонтаном, я обратил внимание, что каждое окошко было украшено белой кружевной занавеской, а кое-где из-за занавески выглядывала кошка или цветочный горшок. Дома рядами спускались вниз. Узкие переходы и каменные туннели пахли сыростью. Не хватало все-таки только Bruno Mars, я даже собирался потом написать это в обратной связи… Но потом уже было не до того.

Вот я сейчас думаю, все так хорошо началось. Мы даже не стали спорить с Зондом, хотя он сходу начал жестить. Мы знали, что советы только усложняют задание ведущему, а игроки не знают полного текста задания.

По заданию нужно было собрать паззл-стоунхедж из двенадцати кусков на площади перед фонтаном. За каждую деталь картинки мы получали золотую монету. Двенадцать монет в верхней чаше фонтана должны были открыть выход обратно в зал Тинкербелл. Зонд настаивал, чтоб каждый сам собрал свой кусок карты. Типа так быстрее.

Зонд вообще привык прогибать ситуацию на свое усмотрение. Может быть из будущего, где метод уже не имеет значение, а принимается во внимание только результат. Он и был прав. Но в тот момент мы еще не были в будущем.

В том настоящем каждая деталь паззла весила минимум килограмм двадцать пять. К концу я уже был насквозь потный и грязный, когда добрался с предпоследним куском до площади. Я не мог даже представить, как девчонки справляются. Зонд сидел на бортике фонтана, и я спросил:

– Ты помог Понке и Элис?

Элис появилась на горизонте, волоком подтаскивая за собой камень на куртке. Я пошел в ее сторону. Зонд схватил меня за плечо и твердо сказал:

– Ты не будешь никому помогать, мы будем делать все так, как я сказал! У каждого посильная ему часть. Иди за своим последним кирпичом.

– Зачем ты ведешь себя, как козел, по отношению к людям, которые тебе безоговорочно доверяют? – Я оттолкнул его и пошел в сторону Элис. Он догнал меня и загородил мне дорогу.

– У меня есть одна монета, и если я посчитаю нужным, то я выкуплю любой недостающий кусок. Мы выиграем в любом случае! Я здесь решаю, как мы будем действовать. – Он обернулся и сказал. – Элис, аккуратно вставляй кусок в паз, там все очень плотно.

Я взбесился. Ярость упала забралом, эмоции перекрыли мысли. Я кинулся к нему, выдернул из рук карту и увидел, что на рынке по ту сторону площади за одну монету можно было купить все недостающие детали паззла, но получить в целом чуть меньше очков или у охранника обменять одну деталь паззла на недостающие монеты. Я забыл об усталости, у меня словно открылось второе дыхание, я кинулся на Зонда и безостановочно стал месить его ногами.

На краю площади появилась повозка, в ней сидела Понка с двумя кусками паззла. Она что-то спрашивала у извозчика, а тот, улыбаясь и оживленно жестикулируя, что-то с увлечением рассказывал. Понка выпрыгнула из повозки и стала быстро стаскивать камни. Извозчик посмотрел на меня и протянул открытую ладонь в ожидании монеты. Понка густо покраснела и побежала, вставлять паззл, чтобы получить монеты.  

– Зонд отдай ему монету, – сказал я. – Быстро.

Зонд поднялся с земли отряхиваясь:

– Извините, месье. У нас нет оплаты для вас. Мерси боку, бон шанс, – Зонд вытер кровь из уголка рта. – Коко и Элис. Жду ваши последние куски. Скоро время выйдет.

Я отобрал у него монету и полез наверх фонтана, он вцепился мне в куртку, я пошатнулся и выронил монету на дно фонтана. Мы оба спрыгнули, стали шарить по дну, но поднявшаяся со дна муть не давала найти монету в воде. Пока он возился, я успел наступить ему на ладонь и ударить его два или может три раза.  Я что-то орал ему в лицо, а он вцепился зубами мне в запястье.

Элис прервала нас:

– Коко, закрой рот, – в руках она держала инструкцию ведущего, которую Зонд выкинул по дороге. – Мы обменяли паззл на монеты. Зонд просто не понял задание. Тут специально для него написано, витиеватым курсивом. «Разделяй и властвуй. Используй ресурсы справедливо и с наибольшей выгодой для команды. Не забывай, что ты царь, и веди себя по–царски».

Раздался гонг. Время на задание вышло. Зонд поднял остолбеневшее лицо, будто только сейчас услышал, а точнее только сейчас понял задание. Его взгляд вцепился в листок в руках Элис.

– Вылезайте оба из фонтана, сейчас откроется лестница, я уже хочу выйти и принять душ. Как найдете монету, отдайте ее извозчику. Дебилы.

Фонтан стал разъезжаться, мы оказались на разломе. Я крепче стал держаться за Зонда. Не знаю почему, я просто почувствовал, что его стало трясти.

– Задание ведь учит преодолевать слабости? Но я ведь сильный?

 – Зонд ты сильный, только вместо того, чтобы вылези из квадратной коробки и увидеть, что мир больше, ты выбрал псевдо баллы и испортил отношения с друзьями.

Когда лестница появилась, то его уже трясло в эпилептическом припадке. Сначала говорили, что это нервное перенапряжение. Никто не учел, что при такой жесткости характера у Зонда была еще и очень хрупкая психика.



Оксана Пиния

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: