Все драконы любят апельсины

Размер шрифта: - +

ЭПИЛОГ

Твари прорвались на Большую Землю через тайную тропу в шойкуне, пройдя следами Рилинна, дядя которого сообщил, как можно попасть в Обитель, а вот как заметать следы не научил, и разрушили Новый Роунгаррион почти до основания. Немногим удалось спастись.

Раайэнне, получив сигнал тревоги в виде чередующихся столпов голубого и красного огня с четырех сторожевых башен, сложенных из ледяных кирпичей, быстро начали собираться в боевые отряды, но все равно не успели прийти на помощь.

Тварей было много. Раайэнне бросились к прорванному шраму на границе Алакантэ и Нового Роунгарриона, но были отброшены повалившей из зловонной раны нечисти, которая дорвавшись до свежего мяса, яростно защищала свои позиции.

Вонь, гарь, лед, чудовища, пожирающие трупы женщин и детей – все это предстало перед их глазами. Рамидар попросился на передовую и пал одним из первых, Наимил, руководящий освобождением города, и мастер над оружием Лирмин – сразу за ним. Подходящего по силе рекан для них не нашлось.

Чертоги Безмолвия так и застыли ледяным монументом - единственным во всем Прибрежном районе. Эррнгрид погибла, защищая свой и соседние дома, по крайней мере, ни раайэнне, ни роунгаррам не удалось увидеть ее по родовым связям – ведь она же была ракейнэйру.

Страшная трагедия потрясла Ран-Тарр, точное количество жертв посчитать не получилось: твари сожрали слишком многих.

На восстановление города ушло около семи лет и двадцати миллионов золотыми: новый город назвали Эррэн-гарр, в переводе с роунгаррского диалекта - Парящий в небе.

Его архитектура: высокие кружевные шпили, уходящие вверх, перекинутые между башнями белые висячие мостки и струи голубых фонтанов, бьющих на центральной площади у Чертогов Безмолвия, как нельзя лучше отражала его название.

У Доралисс и Сандира, усыновивших быстро подрастающего Рилинна и живущих на Южных Драконьих островах, родилось двое детей, ждали третьего.  Дальний родственник Эррнгрид по материнской линии сделал для них бессрочное приглашение. На материк они возвращаться не собирались.

Наместником Обители остался Лайллиан. После ухода Каринэля новым начальником следопытов назначили Тирангола, Алана, став его женой, осталась с ним в Замке.

Коэльдан, забрав младшего брата, вернулся на Большую Землю и возглавил один из санитарных отрядов, после случившегося в Новом Роунгаррионе – были расчищены все шойкуне, в землю которых и все подозрительные места ежедневно вливали немало звездного света. Пригодились и склянки с падающими метеоритами.

Ради и Широ после Зимних Жатв уехали странствовать, и их много лет никто не видел.

А в клане раайэнне впервые за много-много лет стали рождаться дети.

***

     Каринэль долго время не мог поверить в случившееся. Ему казалось, что обман раскроется, и живая Эррнгрид со снисходительной улыбкой скажет им все, что они идиоты. Но шло время,  а обман не раскрывался.

В День Открытия Мемориала он нашел в толпе Ради и Широ, сдержанно поздоровался и негромко сказал:

- Сочувствую вам, вы ее хорошо знали – она была … вашей близкой подругой?

Близнецы синхронно повернулись к нему:

- Она была нашей матерью.

***

Мемориал Памяти Павшим в Обители, хотя после гибели Нового Роунгарриона он получил и другой смысл, был установлен в точке Сотворения, потому что безымянный мир разрастался именно из этого места и копировал находящиеся рядом пространство, деревья, горы, плиты старой заросшей жестким сухостоем дороги, и, собственно, памятник.

Такое количество неравнодушных эльфов, сплоченных общей бедой, не было даже на первых двух ран-таррских соборах. Их жизненная энергия напитала Аккелон так, что он превратился в огромный город, заняв собой и тот перелесок, а русло высохшего ручья сделали одной из дорог города, ведущий в Мемориал.

Как и хотела Эррнгрид, Мемориал из голубого мрамора, добытого в месте падения крупного метеорита и вобравшего в себя его звездную энергию, высекли в виде маленькой девочки с хорошо угадывавшимися чертами раайэнне и родовым кинжальчиком на поясе.

В платьишке и с растрепавшимися на ветру волосиками, тонкой ручонкой она протягивала белому дракону большой спелый апельсин. Потому что все драконы любят апельсины.



Уна Лофт

Отредактировано: 27.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться