Все как у людей (сборник повестей и рассказов)

Размер шрифта: - +

"Рыбка плывет..." (1)

— Рыбка плывет, назад не отдает! Рыбка плывет, назад не отдает! Не получишь, не получишь! — Галя кривлялась, размахивала отнятой у брата тетрадкой, строила рожицы.

— Мам, ну, мам! Галька мою тетрадь по математике взяла, как я домашку делать буду?

— Скажите — трагедия какая! Новую тетрадь возьми.

— Нельзя новую, ругать будут.

— И что? Маленькую девочку нервировать из-за твоей тетради? Нечего было разбрасывать, где попало. Галочка не увидела бы.

— Да я же из портфеля достал все тетради уроки делать!

— Ох, отстань ты от меня, пожалуйста! Не могу по телефону спокойно поговорить. Разнюнился, как девчонка. Бери новую тетрадку или подожди, пока Галочке надоест. Поиграет, отдаст.

Тетрадь Галочке не надоедала долго. Она нарисовала в ней каракульки, потом терла мокрым пальце, чтобы узнать размажется ли фломастер. Оторвала несколько чистых листков для себя, впрок. На листочках клеточки, можно по ним домик рисовать. Обрывки тетрадки положила на кровать брата.

— Мамочка, я уже поиграла и тетрадку Ване отдала!

— Вот и умничка! Стоило такой цирк устраивать?

Ваня с тоской посмотрел на ошметки тетради и, вздохнув, старательно вывел: «Для работ по математике ученика 2-го „Б“ класса, Мишутина Ивана».

Когда родилась младшая сестренка, мама сразу объяснила, что

Галочка маленькая, ее нельзя обижать. Он уже большой мальчик, должен всегда уступать Галочке. Во-первых, она — девочка, а во-вторых, малышка.

Ваня старался почувствовать себя взрослым и сильным. А Галочка, подрастая, стала понимать, что ей можно все. Ругать все равно будут Ваню. Саму Галочку нельзя ругать, она — маленькая, а брат — большой. Она — девочка, Ваня — мальчик. Значит, изначально обречен. И Галочка вовсю старалась использовать свои привилегии.

Один раз брат не выдержал, Галочка разломала модель самолета, который Ваня три дня кропотливо склеивал для выставки в школе. Увидев свою поделку, он отчаянно вскрикнул и хлопнул сестренку по руке. Галочка завизжала так, что у Вани уши заложило. Прибежала испуганная мама. Галочка упала на пол, рыдала, трясла порозовевшей рукой, закатывала глаза.

Кончилось тем, что Ваня получил подзатыльник от мамы и с криками «Гори огнем, твой растреклятый самолет, если ты из-за него сестру убить готов!» был поставлен в угол. А папа долго объяснял, что Ваня ведет себя не по-мужски, на Галочку обижаться нельзя, она — маленькая. Девочкам надо уступать. Галочка еще не понимает, что нельзя ломать вещи. А ему, Ване, должно быть стыдно, что он разнюнился. Мужики не плачут. И вообще, подумаешь, самолетик, тоже мне — потеря. Да таких сто штук можно наделать, а сестричка одна.

Когда Ваня читал сказки, задумывался. Там вечно доставалось падчерицам, а все хорошее родители приберегали для родных дочек. Вдруг и он, Ваня, не родной! Вот Галочку все любят: и мама, и папа.

Как-то он услышал мамин разговор с подругой. Мама рассказывала, как они с папой мечтали о девочке, а родился мальчишка! Она двоих детей не собиралась заводить, но ведь так хотелось дочку. Счастье, что Галочка родилась.

Ваня понял, что стал неудачной попыткой. Галочку ждали, а он случайно родился. Ну, зато убедился, что не приемный сын.

Почти каждое лето, пока были маленькие, ездили в Прибалтику, в маленький поселок с трудно произносимым названием Энгуре. Там жили бабушка Лида и дедушка Марис. Мама называла их «седьмая вода на киселе». Бабушка Лида была двоюродной сестрой папиной мамы. Ваня всегда ждал, лета с нетерпением. Только у бабушки и дедушки он мог расслабиться, не озираться вечно, что сделал что-то не так.

Мама не любила эти поездки. Если бы не море и воздух, сроду бы не поехала. Родственнички! Помешались на чистоте и порядке. Почему Галочка все хватает без спроса? Почему Галочка не вытирает ноги, входя в дом? Почему то, почему это? Зануды! Галочка не воспитанный ребенок, видишь ли. Как будто не понимают, что она маленькая. Да где им, своих-то детей не родили.

А Ваня, как говорила бабушка, просто сиял, как золотая рыбка. Дедушка водил его с собой к дяде Гунарсу. Вместе катались на лодке, Ване разрешали грести веслами. Только весло оказалось тяжелым и чуть не упало в воду. Но никто не заругался. А только смеялись, говорили, что Ваня молодец, удержал весло, он будет сильным и ловким, когда вырастет. Ходили в гости к тете Айе. Дедушка всем говорил, что Ваня его внучок, гладил по голове. Тетя Айя угощала взбитыми сливками и звала его маленький Янис. Бабушка Лида объяснила, что имя Иван здесь произносится Ян. Дядя Гунарс и дедушка согласно кивали и говорили, что Ваня обязательно должен приехать на праздник Янов День. И тетя Айя будет угощать его сыром с тмином.

Мама еле выдерживала две недели. Она начинала убеждать папу, что дети уже достаточно надышались свежим воздухом. Ей надоело слушать вечные поучения от старых родственников. Она устала успокаивать несчастную Галочку, которой вечно ничего нельзя. Ребенок не отдыхает, а только травмируется. И вдобавок, сын начинает говорить на тарабарском языке, мешая русский с латышским. Ее это просто раздражает. Папа, как всегда, уступал, и начинали укладывать вещи. Ване очень не хотелось уезжать, но его никто не спрашивал.



Ларец сказок

Отредактировано: 28.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться