Все как у людей (сборник повестей и рассказов)

Размер шрифта: - +

Трудное слово (7)

Одноклассники и ребята во дворе настолько привыкли, что Андрейка выходит гулять с коляской или рассказывает, какой забавный у него брат, что принимали такое поведение, как должное. Вот и в октябрята, когда принимали, учили в правилах, что помогают младшим.

Андрейкин друг, Вова Марусяк, решил тоже заботиться о младшей сестре Варьке. Правда, Варьке уже четыре года, ну и ладно, лучше поздно, чем никогда. Варька, не получив от вернувшегося из школы брата дежурный подзатыльник, а напротив, получив яблоко, (забыл его на перемене съесть). На всякий случай испугалась, спряталась под кровать и тихонько яблоко схрумкала. Брат, может, потом по затылку даст, а яблочка-то уже нету.

Несколько раз Андрейке казалось, что видел во дворе теток, маминых сестер. Папе говорить не стал, вдруг обознался, хотя настроение испортилось.

В семье готовились к приему гостей. Домашний праздник. Андрейкин папа стал не просто бригадир, а начальник цеха. Неля сказала, отметим, гостей позовем. Пошли в магазин с Колей. Покупок много надо сделать. В овощном огромная очередь, помидоры дают.

Тут без Андрейки не обойтись. Продавщица — мама одноклассницы Люси, Андрейка ей нравится, а Нелю она не знает. Он оставил Нелю с коляской в маленьком сквере за магазином и решительно двинулся к прилавку.

Конечно, продавщица, тетя Наташа, его узнала, похвалила за прилежание и насыпала в сетку два кило помидоров, без очереди.

Андрейка шел к скверу с сумками, тяжеловато, даже спину колесом согнул. И вдруг увидел теток. Одетые во все черное, они кружили вокруг Нели, как две злобные вороны. Андрейка прибавил шагу.

— Поглядите-ка, люди, что же это делается? Разлучница проклятая, разбила семью, увела чужого мужа! Довела мать до могилы, а теперь за ребенка взялась. Кукушка! Своего кукушонка подсунула, а родное дитя из гнезда вон.

На крики начали собираться любопытные. Увидев зрителей, тетки еще приободрились.

— Ой, сестричка наша бедная! Лежит в сырой землице страдалица. Умывается на том свете слезами, как ее сыночек живет. Как его, сиротку, тиранят, и отец родной — изверг, и мачеха.

Неля совершенно растерялась, она выхватила Колю из коляски, прижала к себе. Коля испугался за компанию и заревел на весь двор.

В толпе переговаривались любопытные бабуси: «Вон та с ребенком вроде мужика увела.

— Да нет, она ребеночка нагуляла и подменила детей, чтобы муж не узнал.

— А эти тетки-то кто? — Может, свекровь с подругой?

— А муж-то где? — Да, наверное, помер, или к другой ушел.

— А сирота кто?

— Наверное, в детдом сдали.

Андрейка кинулся к Неле. Там Коля, он плачет! Там Неля — добрая, хорошая, родная! Папы нет. Значит, он обязан защищать свою семью от проклятых теток. Андрейка решительно распихал столпившихся зевак и встал, стараясь заслонить Нелю с ревущим малышом.

— Вот наш сиротинушка бедный! Вот, с сумками таскается. Другие-то ребятишки играют да бегают. А он надрывается, всю работу на него взвалили, а матери-то нет заступиться. Отцу-пьянице все равно! Молодую жену до могилы довел, теперь за сыночка принялся! Сирота-сиротинушка наш, горемычный!

Андрейкино лицо покраснело от еле сдерживаемой злости. Губы сжал в узкую полоску, как перед дракой.

— Какой я вам сиротинка! У меня родители есть — и папа, и мама! А вы все врете, врете! И папа мой — не пьяница, и братик у меня — родной! И мама моя — лучше всех! А вы… вы… кликуши!

Тетки отпрянули от Андрейки, попятились и словно растворились в толпе зевак. Люди начали расходиться, и чего стояли? У всех дела есть. Мало ли психов по улице ходит? Прицепились к женщине с двумя детьми. Чего только не бывает.

Андрейка наконец-то решился посмотреть на Нелю. Она так и не сдвинулась с места, продолжала стоять, прижав к себе Колю. Неля пыталась улыбнуться, и вдруг на щеку скатилась слеза, такая большая, как дождевая капля. Неля торопливо вытерла глаза ладонью, как маленькая девчонка.

— Спасибо тебе, спасибо, Андрейка.

Да за что спасибо? Он же своих защищал, ведь папа поступил бы так же. Андрейка почему-то смутился, хмурил брови, потом улыбался, потом зачем-то поправил матрасик в коляске. Внутри, словно надувался воздушный шар, вот он надуется до конца, лопнет и тогда Андрейка точно не сможет удержаться. Или прыгнет высоковысоко, или будет громко хохотать. Все же назвал он Нелю мамой, выскочило трудное слово! И стало легко, и хорошо. Может, еще раз попробовать?

— Ну, чего мы застряли? Пойдем домой, мам. Коле обедать пора.

Может, у Нели тоже внутри был воздушный шарик? Они посмотрели друг на друга и рассмеялись. И Коля начал смеяться, закидывая назад голову. Он ничего не понял, но мама веселая, и брат веселый, а что еще нужно для счастья?



Ларец сказок

Отредактировано: 28.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться