Всё началось с поджопника.

Глава 11. Прода от 2.11.

Все было готово. Люди расставлены, речь Ярослава отрепетирована, мы с дедом наблюдали за всем из кустов, находящихся возле забора. Именно я настояла на том, чтобы Григорий не принимал прямого участия в этой авантюре. Старый интриган хотел новых ощущений, и я его прекрасно понимаю, но как только задумываюсь о том, что в его возрасте любое лишнее волнение может привести к непоправимым последствиям… В груди что-то сжимается и я лучше триста раз перестрахуюсь, но не дам дедушке выйти к бандитам. Поэтому я попросила его подстраховать меня на всякий пожарный. Если что, он хоть будет знать, что со мной случилось. Ну, а что, везде надо искать плюсы.

— Дед, ты как? Волнуешься? — спросила я, скорее от собственного волнения. А чтобы скрыть переживания, завела разговор.

— С чего бы мне волноваться, если ты собственноручно отстранила меня от всех действий? — голос старика прозвучал обиженно, хоть он и пытался скрыть это иронией.

— Ну, извините, в следующий раз пошлю тебя и в огонь, и в воду, и под обстрелы… — взвилась я.

— Да ладно тебе. Я все понимаю, хоть и не согласен. — устало сообщил мужчина.

— Правда? — не поверила я, и даже глаз по привычке прищурила. Глупая привычка. Все поднимают бровь, если чему -нибудь не верят или относятся со скепсисом, а я прищуриваю глаз.

— Правда, правда. Смотри, подъезжают. Приготовились… — с придыханием сказал мой друг.

— Давай как только двери начнут открываться. — быстро ответила я.

— Фюить! Фить! Фить! — прозвучало в радиусе километра и территория размером в пять соток ожила в прямом смысле.

Зажглись все люстры, лампы и даже свечи. Все, что могло светиться — было использовано. Это был первый этап эффекта неожиданности. Второй — освещение действующих лиц в числе 97 человек (непонятно каким образом уместившихся во дворе не особо большого домика) всевозможными фонарями, подсветками с деревьев, фонариками и другими подручными средствами.

— Шоу начинается… — завороженно прошептала я.

Из двух автомобилей как в замедленной киносъемке вышли десять человек. Все в черном. Все со шляпами (и где только такие нашли), закрывающими пол-лица. Все серьезные и не показывающие свое удивление ни на йоту. Ну, ничего. Это еще Ярик в игру не включился. Ща буит мясо, как говорится.

Мужчины остановились аккурат за десять шагов до нашего с дедушкой местоположения и соответственно на таком же расстоянии от моей команды, ведь мы расположились на одном уровне. Мы рассчитали, что речь занимает минут восемь с всевозможными паузами и лирическими отступлениями, так что особо времени у меня не было. Сейчас я пожалела, что не взяла с собой кого-нибудь из силачей. Вдруг наш предполагаемый, сообщник не будет в восторге от моей идеи перейти на сторону добра? Бандиты, они такие.

Ярик вышел вперед, встал на импровизированный постамент (какой-то огромный сундук из чулана дедушки Гриши, накрытый черными шторами) и начал. Как великолепно сказал он первую фразу! Аж мурашки по коже, когда осознаешь, какой талантливый у тебя друг. А дальше, к сожалению, я слушать не могла. Я вдруг почувствовала себя ужасно одинокой, когда кралась вдоль кустов, чтобы оказаться как можно ближе к бандитам. Я была в черном пуховике, черной шапке, вся в черном, короче. Только лицо мертвенно-бледное, и для этого не нужно никакой пудры, оно у меня такое от природы. К счастью, макияж немножко подкорректировали. Брови перекрасили более натурально, а ресницы вместо длиннющих сделали густющими. Они были настолько тяжелыми, что моргала я с огромным трудом.

По-моему, я дрожала всем телом, когда смотрела на этих людей, стоящих сбоку. Их лица невозможно было разглядеть, но они были какими угодно, только не дружелюбными. Я остановилась в трех метрах от них. Нас разделяли только небольшие, в полметра шириной кусты. Однако, к счастью, меня никто не заметил, так как Ярик умел привлечь внимание. Я серьезно всматривалась, пытаясь найти что-то… Даже не знаю, что. Наверное, согласие с тем, что все это неправильно. Сейчас я вдруг поняла, какая же это глупая затея. Все, что мы делали, напоминало… цирк, театр, кино. Да что угодно, только не реальную жизнь! Я глубоко вздохнула. Кто-то из первого ряда мужчин в черном вышел вперед и сказал, что хотел бы лично поговорить с дедушкой. Я бросила испуганный взгляд на оставшегося позади Григория. Под ложечкой засосало с новой силой. Я увидела, как он двигается к Ярику. Дальше… не могла смотреть. Обернулась к мафиози и замерла от внезапной догадки. Прямо передо мной стояла знакомая фигура. Он старался скрыть душащие взрывы кашля и ему это даже удавалось. Сомнения равны были одной сотой процента. Этот надменный профиль невозможно спутать даже при наличии шляпы и всех остальных атрибутов. Я в ужасе раскрыла глаза, не в состоянии воспринять это. А ведь внутри я предполагала…

Внезапно каким-то шестым чувством я ощутила, что он оборачивается. Но сама я не могла сдвинуться с места, скрыться, убежать. Я не могла. Совсем…

— Т-ты? — запинаясь на единственном слове, прошептал он. Фельмарк тоже был в шоке, но, видимо, обладал лучшим самообладанием, чем я. — Уходи отсюда! Немедленно! Это не твое дело… Тебе нельзя в это ввязываться! Нельзя попадаться кому-то на глаза… — шептал он сквозь зубы, удивительным способом не привлекая к себе внимания. Потом снова закашлялся. Кажется, он выглядел еще хуже, чем в нашу прошлую встречу. А впрочем, это не имеет значения. Ничего не имеет значения кроме того, что он — бандит. На глаза навернулись бессильные слезы. Яростные, злые, и такие ненужные сейчас. Подумаешь, весь мир вокруг — дерьмо. Разве это причина плакать?

Видимо, да…

Я с трудом заставила себя остаться на месте и не убежать. Сдержать слезы и не упасть тут же наземь, прижав коленки к груди, как в детстве, и заплакать. Я просто стояла, а в горле застрял ком. Огромный такой, размером в пропасть. «Как же так?» — билась в голове мысль. Как он мог оказаться настолько мерзавцем? Смешаться с бандитами ради… ради чего? Денег? Но у него же богатый отец… А может, это вообще у них семейный бизнес? Это многое бы объяснило. Теперь понятно, что характер у него еще хуже, чем можно было представить. И тот крошечный момент, когда… когда он успокаивал меня, гладил и целовал… Что же это было? Минутная слабость или маска? Больно было в любом случае. Только пока я еще не могла все полностью осознать, поэтому и не кинулась прочь тут же.

— Это как раз таки мое дело, — холодно сказала я. Слова заморозили, казалось, даже меня саму. Парень напротив растерянно смотрел прямо мне в глаза.

— Нет же. Это опасно и ты ничего не понимаешь…

— Хватит. Я все понимаю. И деда в обиду не дам. — резко оборвала я. Снова повалил снег, ложась на мое черное одеяние белыми хлопьями. Я вдруг поняла, насколько же мне холодно. И внутри, и снаружи.

— Лебедева, не ввязывайся в это! Тебе не одолеть… их.

— Поздно, Фельмарк. Похоже, ты теперь мой враг. — я горько рассмеялась. А может, это начало истерики?

— Я тебе не враг. — тихо возразил он и голос его почему-то дрогнул.

Но мне было все равно. Мне вдруг на все стало плевать. Я развернулась и быстро направилась к дому деда. Наверняка ему нужна моя помощь, я в этом уверена. И я действительно не дам его в обиду. Теперь я знаю, с кем имею дело. Может, удастся что-то придумать... потом. Вот только вернусь домой и поплачу немножко на тему почему все красавчики обычно мерзавцы. Попью чаю, почитаю книжку... Слезы текли уже не останавливаясь.



Анна Макфлур

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться