Всё началось с поджопника.

Глава 12.

 Константин

Еще до того, как я открыл глаза, я совершенно ясно осознал, что сегодня в школу не иду. В следующий момент кашель вырвался из горла, и я с сожалением вынужден был признать, что да, я заболел. Очень не хотелось вспоминать, но в голове всплыли слова отца в детстве: «Никогда не ходи по лужам, и тем более под дождем! А если уж ходишь, то хоть не забывай про зонт и непромокаемые ботинки». Мне было лет восемь, и тогда я умудрился заболеть всем сразу: сначала ангиной, потом бронхитом и в итоге добавилось какое-то осложнение то ли на почки, то ли еще что-то. В конце концов, я давным-давно забыл, что происходило десять лет тому назад. С тех пор у меня не было ничего серьезнее насморка и першения в горле. Ну, лет в тринадцать я сломал себе руку и ногу, но это мелочи.

Я подумал о том, что обычно делают люди, когда заболевают. Принимают лекарства, это точно. Но какие? Значит, нужен врач. Но доехать до больницы я вряд ли смогу, если меня всего сотрясает при каждом взрыве кашля. Так и до аварии недалеко будет. На своих двоих вообще не вариант. До больницы километров десять пешей прогулки, а метро и автобусы не входят в круг моих любимых видов транспорта. Ладно, если автобус свободный, это еще ничего. Но когда у нас бывают свободные автобусы?! Поэтому, надо уговорить отца вызвать доктора на дом. Конечно, он, как всегда, заведет свою шарманку о том, что мы должны жить скрытно (ага, и поэтому мы живем в одном из самых опасных районов города, где всякая шпана, голытьба и банды различных направлений не пропускают ни одного двора) и бла-бла-бла. Хм, у него вообще остались какие-то отцовские чувства после его провала семь лет назад? Надо бы поинтересоваться при случае. Каким нужно быть фанатиком, чтобы все эти годы пытаться переиграть первую семью… Видимо, прозвище Джоуи Ломбардо* не особо ему понравилось.

  — Почему ты еще не в школе? — осведомился отец, заглядывая ко мне в комнату. Брови мои невольно поползли вверх. Значит, обычно ему плевать на меня, но как только я не пошел в школу, он вспомнил о существовании еще одного члена семьи.

  — Здравствуй, папа, — приступ кашля, — неужели ты вспомнил, что у тебя есть сын? — Брови достигли верхней точки и задержались там. Да-а, по части выноса мозга я иногда превосходил собственного отца. Не то чтобы я совсем не мог без этого прожить, но всегда в такие моменты приходит желание чем-то уколоть родителя, доставить неприятность. В общем, сделать так, чтобы не только мне было обидно из-за его невнимательности, но и ему… Однако, отец мой отличался исключительным хладнокровием ко всем моим «шпилькам» и обычно мне не удавалось достать его чем-нибудь.

 — Представляешь, склероз еще не настиг, — надменно усмехнулся мужчина. Я еле удержался от того, чтобы не закусить губу от досады и обиды. — Я жду ответа на мой вопрос.

 — Если тебе еще не отказало зрение, то ты увидишь, что я болен, — фыркнул я, изо всех сил сдерживая кашель.

 — На голову? Я давно об этом подозре… — Его реплику таки заглушил мой кашель, и в кои-то веки это было вовремя. Неужели сложно хоть раз обойтись без издевок и нормально поговорить… — Ладно, если симулируешь, то удачно. Если нет, то закажи себе каких-нибудь лекарств и отлеживайся. Я позову Нику и попрошу присмотреть за тобой. — Наконец я дождался решения отца. Впрочем, оно совсем не подходило моим планам.

 — Лучше вызови мне врача, отец. Ты же видишь, что это не просто простуда. А твоя очередная бабочка вряд ли вообще что-то знает о словах «болеть» и «лекарства». — Я поморщился. Ни одна из любовниц отца не вызывала у меня хоть отдаленно приятного впечатления. Уборщица Таша и то выглядела более надежной.

 — Ладно, мелкий упрямец. Но ты зря отказываешься от Ники, она вполне нормальная женщина.

 — Только для того, чтобы развлекать тебя.

 — Не будем тратить время на пустые споры. — Дверь в мою комнату закрылась за отцом, и я вздохнул спокойнее. Что же, все могло быть и хуже.

Раньше у меня таких споров с отцом не возникало просто потому, что я и не болел. А сейчас вот угораздило же… И тренировки точно пропущу. Может, и не одну даже. Танцы — единственная вещь, которую отец беспрепятственно разрешал мне делать. И то, после грандиозного скандала пять лет назад. Хотя вроде бы это и не особо мужское занятие, но тем не менее мне это нравится. Единственный минус в том, что партнерши постоянной нету. И это бесит, причем сильно. Видите ли «девушек так много, а парней так мало, будешь ты, Фельмарк, со всеми по очереди плясать!» — говорил мой тренер Владислав Аркадьевич. Ну, я его и слушался. А что делать? Раньше я был помладше, постеснительнее и не мог возражать взрослому дядьке. А вот когда шестнадцать мне стукнуло, я собрался и таки бросил бальные танцы. Зато пошел слегка другим путем — нашел кружок современников и меня с легкостью туда взяли, учитывая мою профессиональную подготовку. Стоит сказать, что на бальные танцы я ходил к лучшему тренеру города — отец постарался. Поэтому на современных мне хоть и было поначалу трудно отучиться от вытянутых носков и бальных туфель, но я довольно быстро нашел свой любимый стиль. Можно сказать, все началось с простого видео на YouTube, увидев которое, я влюбился в контемп. Эти поддержки, трюки, чувства — все это просто нереально привлекало меня еще тогда, когда я занимался бальными танцами. Поэтому когда я впервые официально начал разучивать контемпорари, мое счастливое лицо освещало, казалось, всю планету. И главное, — у меня, наконец, появилась постоянная партнерша. Мы стали довольно близкими друзьями, хоть я и подозревал, что она влюблена в меня. Ребята с танцев вечно подтрунивали меня тем, что я мучаю бедную девушку. В итоге мы таки начали встречаться. Не то чтобы я был безумно в нее влюблен, просто… Для галочки, что ли. Вроде как у всех друзей была девушка, а я чем хуже?



Анна Макфлур

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться