Всё началось с поджопника.

Глава 15. Прода от 28.02

Как только я очнулась, первой тревожной мыслью было: «Я не позвонила Ярику, а вместе с ним и дедушке». Глаза я открывать не спешила, зато решила прислушаться к собственным ощущениям. Голова болела ощутимо меньше, но все-таки не давала о себе забыть. Немного саднила рука — видимо, расцарапала при падении, но в целом я чувствовала себе более-менее прилично. Наконец я решилась обозначить как-нибудь то, что я все-таки жива.

 — О, очнулась наконец. — Как оказалось, рядом был Костя — вольготно развалился в кресле у моей кровати. Вернее, кушетки, ведь с первого взгляда я поняла, что нахожусь в больничной палате. Интересно, давно ли?

 — Я давно тут? — мигом задала интересующий вопрос, хотя подозревала, что в больнице я недолго, ведь лежу в своей одежде, лишь без сапог и пальто.

 — Не очень, где-то полчаса прошло, если с дорогой. Но, честно говоря, ты меня сильно напугала. Вроде как еще две минуты назад всё было нормально, а тут бац! — и в обмороке. Что произошло? А то я даже доктору ничего толком объяснить не смог.

 — Я споткнулась о бордюр и полетела. А перед этим с утра голова болела. Может, переучилась, — я невесело хмыкнула.

— Нет, док сказал, что тут другое… — задумчиво протянул одноклассник. — Он хотел тебя о чем-то спросить, я сейчас его позову. — И он резко вскочил и вышел из палаты.

      Я решила воспользоваться неожиданным одиночеством и осмотреть себя, но Фельмарк очень быстро вернулся, и заодно привел доктора. Им оказался довольно приятный на вид мужчина лет пятидесяти, с добрыми карими глазами и благожелательной улыбкой.

 — Добрый день, я и есть ваш сегодняшний доктор, зовут меня Тимофей Ильич. Ну-с, пациентка Лебедева, жалуйтесь. Жалуйтесь, и заодно расскажите мне то, что я должен знать о вашем здоровье. — Мужчина заинтересованно прищурился. Я в ответ вздохнула.

 — С утра сильно болела голова, и таблетки из школьного медпункта не действовали. А потом я случайно споткнулась о бордюр и упала, не удержав равновесие. Наверное, немного приложилась головой обо что-то… — честно говоря, я и сама не особо запомнила свое падение.

 — А раньше? Были ли у вас прежде обмороки, травмы головы? — упорствовал док.

 — Нет… — я осеклась, вспомнив небольшое происшествие две с лишним недели назад. — В общем, чуть больше двух недель назад у меня было небольшое сотрясение…

 — Что?! Так чего же вы раньше молчали? — несмотря на бурную реакцию, мужчина был не особо удивлен. — Теперь многое проясняется. Вам, милочка, очень повезло, что рядом с вами оказался этот молодой человек, который сообразил доставить вас до больницы. — Тимофей Ильич неодобрительно покачал головой.

      Мой взгляд невольно метнулся к Фельмарку — тот явно был польщен словами медика, однако в то же время остался немного потрясен сложившейся ситуацией. Видимо, особенно его удивила новость про мое сотрясение. Н-да, а ведь если бы я соблюдала постельный режим, многих событий в моей жизни попросту не произошло бы.

 — Так что со мной? — прервала я небольшую паузу, во время которой никто другой не удосужился взять слово.

 — Сначала вы ответьте на вопрос: сколько времени прошло со дня травмы, и что вы делали после неё?

 — Э-э… — Я невольно застыла. Так это все из-за того что я постельный режим не соблюдала? Ой, еще таблетки мне, кажется, назначили тогда. И на процедуры оздоровительные приглашали… От кофе говорили отказаться даже. Вот тебе и последствия… Хоть бы дядя не узнал.

 — Дядя, говорите? — Кажется, мои мысли прозвучали вслух. — А что, хорошая идея. Надо бы вашему родственнику позвонить и сказать, чтобы забрал вас. Да и четко объяснить как вас лечить, а то вижу, что вы, дорогуша, уже успели дров наломать.

 — Нет, что вы, не надо, я сама могу, честное слово! — Глаза мои стали размером с пять копеек, когда я представила реакцию дяди.

 — Точнее, я её довезу, и лекарства там купим, если надо, — вмешался Фельмарк, который наконец обрел дар речи.

 — Вы? — Док подозрительно сощурился. — А вы, собственно…

 — Я парень, и я позабочусь. — Своей напористостью одноклассник удивил даже меня. А еще возмутил. Парень, конечно! В самом страшном кошмаре, разве что. Но поорать я успею потом, а пока это всё же лучше, чем крестного звать.

 — Тогда ладно. Но учтите, за пациенткой нужно ухаживать, и это дело не пяти минут. — Док попытался предостеречь парня, а может, догадывался, что дело тут нечисто. Но Фельмарк был тем еще упрямым бараном.

 — Уж ухаживать это мое, поверьте. Так что рассказывайте, что надо делать, — хмыкнул Костя.

 — Тогда слушайте, объясняю просто и доступно. Девушке нужен покой, тишина, постельный режим — называйте, как хотите, но без активного образа жизни придется обойтись как минимум две недели, а в идеале месяц. Витамины тоже нужны, а так же еще кое-какие лекарства, я вам рецепт выпишу. Поменьше мозговой деятельности, телевидения и компьютеров.

 — А что насчет посещения школы? — спросила я, думая о том, каким способом убьет меня географичка за непосещение олимпиады.

 — О, так вы еще учитесь? Хм, ну школу придется отменить на полмесяца как минимум. На всякий случай я тогда вам справку на три недели выпишу, а ходить или же нет — решать вам и вашим родителям.

 — Спасибо, док, — лаконично поблагодарил Фельмарк, и они вдвоем вышли из палаты. Я горестно вздохнула и потянулась за телефоном.

 — Алле, Эми? — послышалось в трубке после нескольких гудков.

 — Приветствую, Ярик.

 — Ну, как дела? Ты уже поговорила со своим одноклассником? — Тут же приступил к расспросам друг. Не хотелось бы его огорчать, но видимо, придется.

 — Нет, не поговорила. Мы должны были, но я тут немного попала в больницу и поэтому разговор слегка задержался, — на одном дыхании пробормотала я.

 — Как это в больницу попала? Что случилось? — оторопел парень. Я вздохнула и поморщилась, пытаясь сообразить, как выставить ситуацию в лучшем свете.

 — Да ничего особенного, Ярик. Просто переработалась, голова болела, ну и сознание на пару минут потеряла. Все хорошо уже, правда, — издеваясь над больничными простынями, промямлила я.

 — Ты сейчас в больнице? Давай я приеду, помогу тебе домой добраться. Ты в центральной? —Друг мне явно не поверил, но решил оставить выяснение подробностей на потом.

— Не, не надо, Яр, честно. Тут этот индюк… — тут я невольно развернулась и увидела открывающуюся дверь палаты. Разговор пора было заканчивать. — Одноклассник мой, то есть, подвезет меня. Я перезвоню, Аристотель, хорошо? — И я сбросила вызов.

— Аристотель? Твоего друга зовут Аристотель? — Вернувшийся Фельмарк поглядывал на меня недоуменно.

— А что за странная реакция? Аристотель был крутым чуваком, патриархальную теорию создания государства изобрел, да и вообще много чего. Почему бы не называть людей в его честь? — молола я любую чушь, лишь бы сменить тему.

— Тебе никто не говорил, что ты странная?

— А есть причины?

— Вагон и маленькая тележка. А тебя интересует?

— Да нет, мне плевать. И вообще-то мне пора домой, — решительно добавила я, закончив пустое обсуждение.

      Я поднялась с больничной койки и сразу чуть было не рухнула обратно. В голове застучало с новой силой, а перед глазами начали множиться разноцветные круги. Схватившись за спинку кровати, я постаралась привыкнуть к смене положения.

 — Идти сама сможешь? — поинтересовался мой спутник.

— Легко, — попыталась я независимо ответить. В доказательство этому отцепилась от спасательного бортика и сделала пару шагов к выходу из палаты. Но, как оказалось, лучше бы я этого не делала. Голова снова подвела, как и вся координация. От очередного падения спасли лишь руки Фельмарка, вовремя подхватившие мое тело еще на полпути к полу.

 — Я вижу, — хмыкнул одноклассник, возвращая меня в исходное положение.

      На секунду у меня возникло желание плюнуть на гордость и так и остаться в руках парня, но только на секунду. Увидев самодовольную ухмылочку Фельмарка, который явно просек, что мне комфортно в его объятьях, я сразу начала выбираться из захвата.

 — Какая гордячка. Так что, я могу идти, ты сама домой доберешься? — иронично поинтересовался этот индюк. Издевается, гад!

 — А хоть бы и так! И без тебя есть кому мне помочь, — вскинулась я, думая о Ярике или Славике. Эксплуатировать друзей скоро войдет у меня в привычку, нехорошо как-то.

 — На загадочного Аристотеля намекаешь? Интересно будет посмотреть на твоего дру-уга. — последнее слово Фельмарк произнес намеренно двусмысленно. Ничего, сейчас осадим этого самоуверенного подлеца.

 — Да нет, что ты, зачем его беспокоить по таким мелочам. Мне с удовольствием поможет Тальников, тем более, мы рядом живем.

 — Этот сволочной ублюдок? Не хотелось бы тебя расстраивать, но… А хотя, ты и сама скоро поймешь, кто он на самом деле.

 — М-м, что я вижу. Очень похоже на… то, что чье-то эго задето?

 — Какая же ты дура, если так считаешь. Я могу показать, кого на самом деле он из себя представляет.

 — Ну и? Где же твои доказательства? Только на словах ты такой смелый? — уже не так уверенно произнесла я.

 — Я могу устроить это прямо сейчас, но ты еле держишься на ногах. Твое любопытство не потерпит недельку? — рассудительно ответил одноклассник. Природный дух противоречия сразу взбунтовался, но тихий голосок разума подсказал, что голова на плечах у Фельмарка есть, и ухудшать мое и так безрадостное положение не надо.

 — Потерпит, уж об этом не переживай. Но не думай, что я забуду об этом разговоре, — угрожающе (как мне показалось) произнесла я.

 — Не сомневаюсь, — ухмыльнулся мафиози. Это он сейчас надо мной смеется, что ли?! — Не кипятись, Лебедева, я уже дрожу от страха. Пойдем в машину уже, а? Или ты решила тут поселиться? — Тут мне сказать было нечего, ведь я абсолютно не горела любовью к больницам, и с удовольствием вообще эти места не посещала бы.

      Кое-как оперевшись на дноклассника, я добралась до его же машины и снова в нее уселась. Едва ли Фельмарк завел свою «пташку», меня начало клонить ко сну. Не в силах больше противиться зову Морфея, я уснула, так и не дотерпев до дома и теплой постельки.

      Просыпаться не хотелось вовсе, тем более, что поспала я от силы минут пятнадцать. Но когда автомобиль плавно затормозил, глаза сами по себе открылись. Мельком глянув в окно, я обнаружила, что Костя привез меня куда положено, то бишь, к подъезду. Следующей мыслью было то, что дядя уже наверняка дома. Хотя с его странным графиком даже я не всегда угадываю, где он находится.

 — Держи, твои лекарства. — С едва заметной усмешкой Костя протянул мне пакет с какими-то препаратами. Даже не глядя на них, я поняла, что стоят эти многочисленные витаминчики в несколько раз дороже тех, которыми я «лечила» Фельмарка.

      Непроизвольно рот мой слегка раскрылся, ведь, во-первых, я не ожидала такой прыти от парня, а во-вторых я даже пропустила момент, когда он успел это все купить. Мое удивление и даже шок, несомненно, явственно отразились на лице. Поверить в доброту Фельмарка было сложнее, чем смириться с тем, что он мафиози. И все же, надо было как-то отреагировать.

 — Ничего себе, я проспала такие дела… Я удивлена, даже очень. Но спасибо тебе. Теперь мы в расчете. Это твое. — Я вытащила из кармана рюкзака ту самую карточку с «благодарностью» от одноклассника и протянула ему.

 — Это абсолютно лишнее, я не буду забирать то, что сам подарил. Мне хватает на жизнь, чтобы не волноваться об этих мелочах. — иронично ответил тот. Вот любой момент даже попытки примирения испортить умеет, гад! Ну и ладно.

 — Как хочешь. Я пойду тогда… лечиться. — После небольшой заминки я протянула руку, чтобы открыть машину и наконец выйти из нее.

— Но мы так и не обсудили то, что планировали, — неопределенно произнес Фельмарк то ли мне, то ли в пустоту. И все же я задержалась.

 — А что именно ты хотел обсудить?

 — Все, начиная с событий того самого воскресенья. За прошедшую неделю я много о чем думал, и пришел к кое-каким выводам. Если ты плохо себя чувствуешь, мы можем поговорить в другой раз, но…

 — Нет уж, — перебила я. — Сказал «А», говори и «Б». Хватит уже толочь воду в ступе, надо что-то делать.

 — Ты права. Начнем с того, что я не хочу, чтобы у тебя сложилось обо мне неправильное впечатление, которое и так уже наверняка есть. Конечно, то, что ты узнала обо мне — чистая случайность, я не знал абсолютно ничего ни о том мужчине, ни о его связи с тобой. Я вообще мало что знаю об этой истории, вся суть в моем отце. Он уже много лет точил зуб на этого старика, но мне об этом не рассказывал. Кажется, это связано еще с его детьми, но их он достать не мог, и решил отомстить на отце. Я играл лишь роль шестерки, грубо говоря, ведь мое задание заключалось в том, чтобы оставить этого человека без дома. С домом кстати тоже что-то связано, по-моему.

      Я не хотел принимать участие в этом всем, но отказать отцу нельзя, никаких альтернатив у меня не было. Я и не думал, что могут возникнуть какие-то проблемы, ведь это просто одинокий старик (на первый взгляд), у которого за спиной нет защиты. И тем больше я удивился, встретив тебя первый раз возле его дома. Но, честно говоря, то, что вы устроили в то воскресенье, повергло меня в шок и восторг одновременно. Если бы я руководил нашей «кампанией», я бы просто развернул всех обратно, но из-за болезни отец перепоручил командование другому… сотруднику, который имел другие взгляды. В итоге мы, конечно, все равно уехали, но он-таки сделал попытку вас запугать. Ваш цирк был, правда, больше смешной, чем направленный на защиту дома, но он подействовал… на первый раз. На второй такое не прокатит, понимаешь? Да, отец потерпел неудачу, но он не отступится. И я бы должен был быть на его стороне, но я сижу здесь и сейчас с тобой.

      Я не буду распинаться о своей безрадостной жизни, которая была таковой по причине рода занятий отца, не буду говорить о его отношении ко мне, обо всем, чему сопутствует деятельность мафии. Ты умная, сама все поймешь, если захочешь, поэтому я просто скажу, что не собираюсь идти по стопам отца. Вряд ли это обернется для меня чем-то хорошим с его стороны, но я не стану мафиози, поэтому я хочу помочь тебе. Это будет непросто, но я уже сказал отцу о своем намерении. Как ты понимаешь, он был не в восторге, но у меня есть несколько идей, которые я хотел бы обсудить с тобой. Это все.

      Наступила полная тишина. По окнам глухо забарабанил тихий дождь, а я сидела в теплой машине и пыталась оформить у себя в голове поток полученной информации. Из всего выходило, что… черт возьми, а дедушка прав! А я, выходит, не во всем была права насчет Фельмарка. Нет, он, конечно, по-прежнему самовлюбленный и самоуверенный индюк, но случай пока не настолько запущенный.

 — Ну, теперь действительно кое-что проясняется. Да, я в чем-то была не совсем права насчет тебя, и все же, твой рассказ не дает оснований вдруг начать безоговорочно тебе доверять. Но я не против послушать твои идеи, хотя на первый взгляд сложно поверить, что ты вдруг захотел помочь мне просто так, не требуя ничего взамен.

 — Тебе что, расписку написать о том, что я буду помогать тебе безвозмездно?! — вспылил Фельмарк. Я поняла, что слегка перегнула палку. — Знаешь что, успокой сначала свои нервы, а потом поговорим!

      Мафиози (или нет?) вышел из машины, в несколько шагов её обошел и открыл дверь с моей стороны, недвусмысленно намекая на мой выход. Заканчивать разговор на такой неприятной ноте не хотелось, но нужных слов никак не находилось. Поэтому, взяв свои вещи и пакетик с лекарствами, я вышла из машины и направилась к подъезду, не глядя на одноклассника. Меня по-прежнему немного шатало, но я держалась на ногах, что уже радует. На автомате позвонила в звонок своей квартиры на первом этаже и тут же полезла за ключами, но дверь внезапно отвориласьо.

 — Привет, Эми. Почему сегодня так поздно? — В дверях стоял дядя в домашнем халате, что означало, что работа на сегодня окончена. Хорошо хоть, что я одна заявилась, без сопровождения.

— Привет, я с подружкой в кафе заходила, отмечали… э-э… то, что у нас лучшие оценки по самостоятельной по истории. — На ходу придумала я, закрывая за собой дверь и тем самым избавляясь от нужды смотреть в глаза родственнику.

 — Поздравляю, племяшка, я всегда знал, что ты у меня самая умная. Кстати ты же искала репетитора по истории? Жена моего коллеги отлично готовит к экзаменам, хочешь, договорюсь?

 — Это было бы классно, серьезно. — Эта новость действительно меня порадовала, так как на экзамены я благополучно забила в последние несколько недель.

 — Тогда договорились. Ты обедать не будешь? Я пиццу заказал, между прочим. Кстати, что это у тебя? — последний вопрос неожиданно был адресован пакетику с лекарствами от Фельмарка. Черт, снова придется выкручиваться. Слишком много лжи в последнее время…

 — Это? Так это ж эти… ну, витамины для глаз, вот! — нашлась я, радуясь богатству воображения.

 — Да?.. А чего ты меня не попросила купить? Они же дорогие наверно… Скажи сколько стоят, я возмещу. — Тут же нашел выход мой щедрый крестный.

      «Чего-чего, а уж денег мне точно хватает!» — подумала я про себя, вспоминая пожертвования Фельмарка. Ей-богу, скоро можно будет открывать благотворительный фонд, раз у окружающих так много лишних деньжат.

 — Пустяки, дядь Вить, забудь. Зима скоро, коммуналка до небес поднимется, пригодятся еще деньги, не волнуйся, — хмыкнула я.

 — Какой идеальный ребенок, ну я не могу просто. Или у тебя очень хорошо получается вводить меня в заблуждение, или у меня действительно талант к воспитанию, — рассмеялся мужчина. Я тоже невольно улыбнулась, хотя мысль о том, как близко дядя находится от истины, вызывала невольный холодок где-то внутри. — Ладно, так что насчет пиццы?

 — С удовольствием! — воскликнула я, и мой пустой живот заурчал в подтверждение моих желаний.

      На кухне меня ждала Она. Очаровывающая, приковывающая взгляд, затмевающая всё остальное вокруг… Она манила своим восхитительным ароматом, она не отпускала от себя ни на шаг. Её плен был таким приятным и желанным… Тот, кто увидит Её, не сможет больше смотреть на других. Тот, кто попался в эту ловушку, больше не сможет выйти из неё, ведь лишь мысль о том, как Она будет таять во рту, заставляла забыть обо всем. Ощущение этого идеального вкуса возникало еще до того, как я коснулась Её. Мышечные спазмы в животе голодным воем рвались навстречу к Ней, зрачки блаженно закатывались при первом же укусе божественного изделия.

      Впрочем, голодное воображение может и не такие картины нарисовать. Но пицца была действительно прекрасной. Насколько дядя не умеет готовить, настолько же он умеет заказывать шикарную еду, хоть и старается делать это нечасто. Точнее, все зависит от того, успела ли я что-то сварганить.

      Завершив свою королевскую трапезу, я вернулась в свои не менее королевские покои размером десять квадратных метров. Тут я внезапно почувствовала, насколько устала, и с облегчением упала на кровать. Как же объяснить дяде свой внеплановый больничный? Это уже не спишешь на витаминки для глаз, как те таблетки.

      Можно, конечно, уходить куда-то каждое утро, но, во-первых, это уже не постельный режим, а во-вторых к дедушке все равно нельзя. Кстати надо с ним поговорить. Но пока это невозможно, так что поговорить надо с Яриком. Заодно прояснить ситуацию со своим «отпуском». Может, друг посоветует что-то дельное.

 — И снова здравствуй, Ярик. — воодушевленно начала я, едва сдерживая зевок. Эх, надо было все-таки лечь спать и отложить все дела.

 — Ну, наконец-то. Как ты? — тут же встревожено отозвался друг.

 — Все уже нормально, я дома. Как раз хочу поделиться новостями. Во-первых, прикинь, пока Фельмарк отвозил меня домой, я в это время уснула, а проснулась уже когда мы приехали. Но дело не в этом, а в том, что за это время он купил все лекарства, которые мне прописал доктор. А это кругленькая сумма, я тебе скажу. Намного больше, чем та, которую я потратила на него. — Тут я невольно прикусила губу, ведь Ярик не знал о моей «благотворительности». Черт, сама нарвалась на расспросы.

 — В смысле? Ты для него что-то покупала? — удивился собеседник.

 — Да… Тогда еще, когда мне нужно было съездить к нему домой и забрать свою вещь… В общем, это очень долгая история, а мне и так надо рассказать тебе немало.

— Ладно уж, скрытница. Говори.

 — Фельмарк рассказал мне нечто похожее на то, что предугадал дедушка. Он действительно хочет помочь, и не поддерживает своего отца. Но дело не такое простое, как кажется на первый взгляд. У этого мафиози какие-то личные счеты к деду, поэтому он и хочет оставить его на улице.

 — Н-да уж, а дело принимает новые повороты. И что, у твоего одноклассника есть какие-то идеи?

—  Он сказал, что есть, но мы снова немного поссорились, вследствие чего продолжение разговора перенеслось на то время, когда я выздоровлю. — Кажется, тут я немного порозовела.

 — А когда ты выздоровеешь? И что тебе теперь надо делать? И вообще что за болезнь у тебя? — Горохом посыпались вопросы от Ярика.

 — Только прошу, реагируй адекватно. Как раз перед началом всей этой истории у меня было небольшое сотрясение. Врач приписал постельный режим и что-то еще, но я пробыла дома лишь выходные. Никаких симптомов у меня потом не было, и я благополучно забыла про это событие. А сегодня у меня с самого утра болела голова, и в итоге я потеряла сознание. Оказалось, это последствия, ведь я не вела спокойный образ жизни, где-то перенапрягалась или нервничала, и вот… Теперь мне таки надо соблюдать все это и еще лекарства пить на протяжении двух-трех недель. Вот и всё.

 — Ну ты даешь… И ото всех скрывала! Ох, Эмилька, умеешь ты находить проблемы на одно место! Ладно, давай лечись, и чтобы была как огурчик! Я тебя навещу завтра, ты же не против? А пока свяжусь, как обычно, с дедом и расскажу ему всё. — Ярик, как всегда, не умел долго унывать и всегда рождал новые идеи.

 — Ой, только не рассказывай про меня ладно? Не хочу его расстраивать. — Я невольно поджала губы.

 — Ладно, соображу что-нибудь. Ну что, до связи?

 — До связи, — улыбнулась я и с чувством выполненного долга положила трубку.

      Дело сделано. Теперь лишь отдых, спокойствие и любимые книги. Еще бы придумать объяснение для дяди… Но с этим ведь можно помедлить, когда тебя ждет жутко интересный недочитанный детектив, правда?



Анна Макфлур

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться