Всё началось с поджопника.

Глава 17.

 Медленно, но верно, я продвигалась к выздоровлению. Исправно делала вид, что пью таблетки, которые прописал Ярик, когда на самом деле пила те, что купил Фельмарк. Готовилась к географии, которая должна была быть уже завтра (!). Каждый день мы созванивались или списывались с Яриком, пару раз писал и Славик. Большой радостью для меня стал внезапный звонок Саши, с которым в последнее время мы практически не общались. Я долго думала, рассказывать ему о моих приключениях или нет, но в итоге решилась. Мне почти физически было необходимо поделиться с кем-нибудь своими приключениями и переживаниями, а Шурик всегда умел выслушать и даже дать дельный совет. Но, слушая мою историю, он был абсолютно шокирован. Казалось, дай ему в руки попкорн и 3-D очки, и бесплатный кинотеатр готов.

 — Эмилия, хочу сказать тебе, что дар воображения у тебя развит на высоте, — серьезным тоном произнес друг в конце моей речи.

 — Дурак, я же не шучу! — обиделась я.

 — Да ладно, ладно, не кипятись. Я верю тебе, хоть и с трудом. Как жаль, что меня не было рядом, такие приключения упустил… — вздохнул Саша.

 — Почему-то мне кажется, что все самое интересное еще впереди, а это было только начало, цветочки. Может, ты и успеешь на «ягодки», кто знает. Но что ты думаешь по этому поводу?

 — Да вот думаю, белый или черный костюм брать для свидетеля у тебя на свадьбе. Ты вообще в каком цвете делать её хочешь? — задумчиво спросил парень. Я аж поперхнулась.

 — Что-о? Совсем с ума сошел? С кем сватаешь меня уже?

 — Ну-у, Фельмарк твой, или может Ярик. Второго я кстати припоминаю, но смутно. Напомни-ка, с чем он связан?

 — Это парень из театралки, я с ним два года назад встречалась… Хотя это громко сказано, конечно.

 — А-а-а, всё, усек. Тогда не, дважды в одну реку не вступают. Покажи фоточку Фельмарка, гляну, насколько он тебе подходит. Надеюсь, с ростом у него всё в порядке?

 — Двухметровый верзила, чтоб его. Я сама тебе скажу, насколько он мне подходит. Ровно на ноль процентов. Мы даже поговорить с ним адекватно не можем. В общем, отменяй покупку костюма, лучше выбирай билеты на поезд.

 — О-о, за это не волнуйся, всё уже готово. Сам жду-не дождусь увидеть тебя наконец, мелкая.

 — Вовсе я не мелкая, не начинай. Так что ты думаешь?

 — Ух, ну если серьезно, мой мозг еще переваривает всю эту информацию. Я, конечно, понимаю, что дела у вас не очень, но пока не вижу быстрых вариантов решения проблемы, если честно. Думаю, твой одноклассник, который мафиози, придумал уже что-то дельное, так что тебе надо с ним пообщаться.

 — Боюсь, в ближайшее время мы не помиримся. Завтра олимпиада, и я на неё пойду, а этот придурок хочет, чтобы я не шла. В общем, ты уже знаешь, в чем дело.

 — Знаю, и я поддерживаю этого придурка, у него хотя бы мозги есть. Но дело твое, я все равно не могу тебя заставить сидеть дома.

 — Если бы дело шло о твоих соревнованиях, ты поступил бы так же, так что даже не пытайся спорить.

 — Ладно, вредина, закроем тему,
 — сдался друг.

      В общем и целом, больничный мой проходил не так уж плохо, как я предполагала. Я читала книги (как художественные, так и учебники), смотрела фильмы, отсыпалась (вот это самое классное, пожалуй). Правда, меня волновало, что с дедушкой нет никакой связи, хотя Ярик говорил, что исправно с ним общается, и у того всё хорошо. Но какое-то шестое или фиг знает, какое, чувство подсказывало мне, что у него всё не так прекрасно, как он это преподносит. Только вот выяснить, как на самом деле обстоят дела, я не могла. Мне все больше хотелось действовать, ничегонеделание неприятно действовало на мозги и создавало впечатление, что я абсолютно бесполезный человек. Зато у меня было предостаточно времени для раздумий, новых мыслей, которыми впоследствии я смогу поделиться со своими друзьями, или, на худой конец, даже с Фельмарком.

      Последний вечер перед олимпиадой — это дело особое. Нужно все подготовить, главное — счастливую ручку. Хоть чаще всего и хочется забить на все эти мероприятия, но в последний момент все равно просыпается ответственность, желание достойно себя показать, а сейчас и чувство конкуренции. Уж очень хочется утереть нос Фельмарку и потешить свое самолюбие. Хотя лучше бы нам завтра не видеться… Я его, конечно, не боюсь, но публичные разборки никогда мне не нравились. Тем более, что об этом может пройти слух среди других олимпиадников, те передадут еще кому-то, и уже на следующий день наша школа будет гудеть о новой ссоре ботанички и первого красавчика школы. Фейспалм при этом будет прекрасно выражать мое состояние. Короче, не буду нагнетать.

      Так что я собрала немногочисленные вещи, помыла голову вопреки предрассудку, что таким образом смываются все знания, прослушала любимую песню в наушниках и на данной ноте решила закончить этот день. И вот когда я уже мега уютно устроилась в кроватке, устроив теплый шалаш из одеяла, вспомнила, что не поставила будильник. «Твою ж налево!» — пронеслось у меня в голове. Как бы ни было больно прощаться с теплой постелькой, пришлось вставать. Просто потому, что Леди Судьба не удосужилась создать розетку рядом с моей кроватью, а я каждый вечер ставлю телефон на зарядку. Уже мечтаю о том дне, когда куплю себе Power Bank и перестану зависеть от ненавистной розетки каждый божий день.

      Хотя вскоре я даже обрадовалась тому, что пришлось встать. Я ведь совершенно не подумала о том, в какой школе олимпиада и когда она начинается! К счастью, сайт с инфой мне был известен, так что с этим проблем не возникло. А уж после я наконец улеглась в полуостывшую постель и с удовольствием погрузилась в приятные грезы, помогающие побороть невесть откуда взявшуюся слабость во всем теле.

      На следующий день все было как обычно, если не считать, что я шла в школу в субботний день, а у нас вообще-то пятидневная система. Вопреки моим побаиваниям, я вообще никого не встретила из своей школы. Думаю, это потому, что пришла я слишком рано. Мне пришлось си-ильно потрудиться, чтобы не разбудить дядю и спокойно выйти из дома. Хорошо еще, что он двери в свою комнату закрывает, а то такой теленок, как я, вряд ли остался бы незамеченным. Но все же я выбралась, да еще и пришла одной из первых. Быстренько просмотрела списки учеников, нашла там себя и свой кабинет, удостоверилась, что у Фельмарка аудитория другая, и пошла занимать место. На городских олимпиадах все немного проще, поэтому мне и удалось беспрепятственно совершить все то, что я себе наметила. А вот на областных добавляется еще обязательная торжественная часть — открытие олимпиады в актовом зале, куда обязаны прийти все участники. До ужаса пафосное и скучное зрелище, но пропустить его, к сожалению, нельзя.

      Не хочу сильно растягивать описание моей олимпиады, ведь, в общем-то олимпиадники и сами все это знают, а те, кто не ходит на данные мероприятия, вряд ли интересуются, что там да как. Кстати говоря, кое-что из пройденного мне действительно пригодилось, чему я была искренне удивлена. Но все равно чувствовалось, что я подготовлена не на уровне людей с особыми способностями к предмету, а как обычная девочка-отличница, которой зачастую везло списывать на контрольных и улавливать что-то на уроках. Почему-то большинство людей считают отличников действительно умными людьми. Мне самой иногда так кажется, когда я думаю про своих «коллег», но потом я смотрю на себя и понимаю, что всё это внешний вид и стереотипы, которые существуют уже не одно поколение, и которые не изменить.

      Когда я пришла домой, от крестного мне попало по первое число. Я предполагала, что он будет не сильно доволен моим самовольным почти побегом, но чтобы настолько… Хотелось, прямо как в детстве, убежать в комнату, закрыться и кинуться под одеяло, закрыв голову подушкой. Впрочем, почти так я и сделала. Во-первых, от сильного крика действительно закололо в висках, а во-вторых… ну не могу я спокойно выслушивать, как меня отчитывают, не-мо-гу. В такие моменты совесть с криком просыпается и давит еще больше, чем тот, кто меня отчитывает. Поэтому я просто закрылась в своей уютной комнатке, которая сразу стала для меня воплощением моего личного мирка и защиты от всего, что грозит извне. Немного подумав, я и телефон отключила на всякий случай. Крики дяди рано или поздно затихли, и я наконец получила возможность отдохнуть и расслабиться, отпустив все заботы и проблемы в свободное плавание.

      А когда я проснулась, то тут же вспомнила о своих многочисленных лекарствах, впервые за сегодняшний день, между прочим. Немного поразмыслив, я таки заставила себя выпить кое-что из того, что Фельмарк заботливо приобрёл для меня. На некоторых упаковках ценники были оторваны, но даже тех двух, где цена была написана карандашом, мне хватило, чтобы вновь почувствовать свою вину перед одноклассником. Да, пусть он и сволочь прямоходящая в некоторых отношениях, но тут он проявил себя даже лучше, чем это вообще можно представить.Рука сама собой потянулась к телефону, но он был выключен, что и остановило мой благородный порыв позвонить Фельмарку. Мобильник я, конечно, включила, но к моменту его полной готовности к работе уже передумала совершать какие-либо звонки. Зато решила посмотреть, есть ли уже предварительные результаты географии. К моему удивлению, они появились там буквально за пять минут до того, как я зашла на сайт. С лёгким волнением я загрузила документ, но уже в следующий миг просто внимательно вчитывалась в строки, ища свою фамилию. Пятая в рейтинге из тридцати. Теперь можно окончательно расслабиться, второе место и следующий этап обеспечены. А вот Фельмарк… Зараза, на один балл оторвался и занял четвёртую позицию. А всё благодаря задачам, которые он щёлкает, как семечки. Эх, теперь у него будет новый повод для стёба надо мной. Ну ничего, я тоже не пальцем деланная.

А впрочем, не факт, что мы вообще будем обсуждать данный вопрос, ведь есть дела куда важнее и серьезнее, чем какая-то география.

«Ну да, ну да, именно поэтому ты сегодня на неё пошла, жертвуя своим и без того хреновым здоровьем!» — противно запищал внутренний голос, но я быстренько заткнула его и послала подальше. Вместо препирательства с самой собой я решила высчитать, сколько еще будет длиться мой больничный. Если считать эту неделю полной, то я бы могла вернуться к учёбе уже через неделю — как раз в конце ноября. Это было бы как раз нормально, но вот смогу ли я полностью восстановиться за неделю? Если снова буду делать вылазки типа сегодняшней «олимпиадной» — вряд ли. Придётся сидеть дома, выслушивать нравоучения дяди (а он очень злопамятный) и грустить. Впрочем, я всё равно не люблю и осень, и зиму, так что эта неделя — хорошая возможность подучить историю и другие нужные мне предметы, только вот с дедушкой увидеться не получится никак. Придётся узнавать всё через Ярика, хоть он ещё тот мастак всё приукрашивать. А ещё усмирять любопытство, связанное со Славой. Анализируя наше с ним общение, я уже и сама начала кое-что подозревать, но как же хочется, чтобы всё это оказалось лишь моей паранойей…
 



Анна Макфлур

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться