Всё началось с поджопника.

Глава 2.

В понедельник утром я уже, как всегда спеша и опаздывая, наскоро собиралась в школу. Вы скажете — как это после сотрясения сразу в школу? Но у меня редкий талант убеждать и уговаривать крёстного папу. Я пообещала, что как только мне станет плохо, то сразу же вернусь домой, а так же не буду бегать, веселиться, не пойду на физкультуру и т.д. Так как я в принципе так и провожу свои школьные дни, я с чистой совестью заверила дядю Витю в том что апокалипсиса не случится и вообще всё будет хорошо.

В зеркале в ванной на меня взглянуло свежеиспеченное зомби. Синяки под глазами от недосыпа, полукруглые очки в чёрной оправе, грозящие в скором времени развалиться от частых падений и пожилого возраста, волосы, соскальзывающие чуть ниже плеч выглядели, словно фейерверк в новогоднюю ночь, или будто я встала с электрического стула. Полный набор, в общем. Я привычными движениями сделала две косички, поправила очки, под которыми хмуро смотрели на мир одинокие серо-голубые глаза, меняющие оттенок в зависимости от настроения и света, и принялась собираться.

Не то чтобы я сильно любила школу — скажем честно, если бы кто-то её поджег, я бы с удовольствием подкинула дровишек, но сидеть еще несколько дней дома было выше моих сил. Я и так слишком много времени провожу у себя в комнате, а в школе я хоть немного чувствую себя частью этого мира, наблюдая за стеклами очков веселье одноклассниц и одноклассников. Хотя, их разговоры всё равно не интересуют меня, но, говорят, развиваться надо всесторонне… Сплетни, новые помады/брасматики/пудры/тоналки/и ещё куча всего, обсуждения моды и парней, а также разговоры друг о дружке за спиной. По сути, я была будто частью интерьера в классе. Такое себе дополнение в виде старомодной девушки, любящей фэнтезийные романы и запах книг. Мне иногда было даже обидно, что я ставлю себя выше обычных девичьих разговоров. Ну, правда неинтересно!

Вот обсуждать героев книг, додумывать концовки, мечтать снять фильм по книге мне нравилось. Но поделиться этим я могла лишь с дедушкой Гришей. Мы вместе по вечерам обсуждали прочитанные книги, делились своим мнением по поводу поступков героев, и додумывали их действия сами. Почему-то более разумные идеи всегда подсказывал старичок, с добротой и снисходительностью поглядывая на меня своими карими глазами. Я смущалась и признавала его правоту, но всё равно было всегда интересно.

В таких раздумьях я дошла до своей 666 школы. Возле порога, как и обычно с начала учебного года, толпилась куча девушек, ожидающих нашего новенького — Костю. В считанные дни этот самодовольный индюк стал первым красавчиком школы и вообще самым крутым. Почему-то иссиня-черные волосы в купе с ярко-зелёными глазами, высоким ростом, приятным парфюмом и красивой одеждой делали своё дело. Девчонки одевались одна вызывающее другой и бегали за ним, как собачки на побегушках. И хоть он гордо отвергал всех, у меня всё равно вызывал некоторое отвращение. Ведь изнутри он пустышка, это точно. Типичный парень из современных романов с язвительным характером, не пропускающим ни одной возможности поиздеваться над кем-нибудь не столь популярным, как он сам. И почему он попал именно в наш класс? Чем я заслужила такой пинок под зад от судьбы? ..

Я прошла к ряду у окна и уселась за 3-тью парту. Всё как обычно. Прозвенел звонок, в класс ввалился Козлович с толпой фанаток (к несчастью, в нашем классе 16 девочек, 15 из которых устроили фан-клуб Константина Барановича. Извиняюсь, вырвалось. На самом деле он вроде Фельмарк. В общем, неважно.) Я не сдержалась и возвела очи к потолку, в смысле, они сами закатились. Ну как можно настолько не уважать себя, чтобы опуститься до такого? Наверное, мне не понять никогда.

Со вздохом я отложила полюбившуюся уже за несколько минут «Будь моей ведьмой» и уставилась на входящего учителя, несущего журнал 11-В класса, то бишь, моего, а так же горку тетрадей и листков. Что, снова самостоятельная? Млин, задолбали уже, серьёзно. Будто все учителя точных наук сговорились и решили под конец учёбы нас завалить. Разве они не понимают, что я гуманитарий?! Не хочу я вашу физику зубрить!

С горем пополам я пережила урок физики а так же еще четыре других, всё время с грустью поглядывая на манящую книженцию, и как только прозвенел звонок, сразу открыла 43-тью страницу и окунулась в мир магии и добра, смешанного со злом. Короче, интересно мне, и право, есть даже что-то хорошее в том, что на меня не обращают внимания. Хоть не мешают.

Не мешали до сих пор. А сейчас вот самым нахальным образом вырвали из рук книжку, с «интересом» вчитываясь в слова:

- "- Пусти! - потребовала у Стужева. - Пойду опять самоубийство инсценировать, теперь и повод есть, разочарование в самой себе называется!.." - с издевательской ухмылкой протянул внук семейства Обезьяньих. В смысле, от обезьян недалеко ушёл. - Хэй, страшилка, хочешь свою книжку назад? Тогда на весь класс скажи что любишь меня, - уже тише добавил шантажист хренов с коварной и победной улыбочкой на губах.

Хм, похоже, чье-то эго задето? Какая-то ботанка не тащится от него и он решил что это дело исправит? Как бы не так...

- Эй, народ, не уходите. Счас Лебедева приз... - Как вы поняли, субъект не договорил.

Потому что несколько разозлённая я встала и решила склонить весы в мою сторону, в смысле, зафигачила этому самовлюбленному придурку настоящий смачный поджопник. Даже звук был громкий, соответствующий. Скорее от удивления все затихли и и так обращенные на нас взоры стали еще внимательнее. А моя будущая жертва медленно развернулась ко мне с шоком в глазах. Эх, а мог бы поступить проще и отдать книжку.

- Прости, ты сам нарвался. - С искренней грустью в словах, но изрядной долей сарказма прошептала я так, чтобы услышал только Константин.

"Ну-с, я не виновата, он первый начал" - успокоила я себя и заехала ему в глаз левой, а в правый глаз соответственно правой. Это чтобы не обижался, макияж ведь должен быть с обоих сторон. Именно сейчас я была искренне благодарна дедушке Грише а так же урокам самообороны за предложение и уроки соответственно. А так же за то, что выросла не истеричкой, а спокойной и хладнокровной девушкой. Меня сделали стойкой множество обид и предательств, начиная с родителей и кончая лучшей подругой, с которой мы дружили несколько лет, а потом она предпочла новую "игрушку", которая, видимо, была веселее меня. Но об этом я расскажу как-нибудь попозже.

Решив всё же закончить своё дело, так как валить этот двухметровый холодильник точно не собирался, я, взглянув на свой кулак, с некоторым удовольствием отправила его прямо в солнечное сплетение морального урода, который отобрал у меня любимую книжку. От шока тот до сих пор даже не сопротивлялся, лишь чуточку начал завывать, валясь на спину. Я наклонилась, забрала из ослабевших рук несколько помятую книжку и спокойно уселась на место. Давно хотела узнать, что же там дальше - поцелует он её ещё раз, или еще чего-нибудь сделает?!

К моему несчастью, перемена окончилась и началась литература. Ну что же, я как раз хотела почитать. И что, что не по учебной программе? Зато жизни учит. К моему удивлению, никто не заметил, что я занимаюсь вовсе не той литературой, которой надобно, но это и к лучшему. Я с упоением вчитывалась в строки, представляя себя на месте главной героини. А еще в голову навязчиво лезли мысли об инциденте на перемене. Было такое чувство, будто теперь этот козёл попробует отыграться на мне, или чего еще похуже... Но я с уверенностью гнала от себя эти мысли и планировала поговорить сегодня же вечером обо всём, что со мной случилось, со стариком около реки. Он-то точно поможет.

Как и планировала, сразу после окончания урока я помчалась из школы прочь, не дожидаясь того, что меня захотят поругать, отомстить или запоздало повести к директору. Просто прожогом вылетела из класса, едва услышав домашнее задание. После интенсивных раздумий на протяжении урока я начала несколько сомневаться в правильности своих действий, в мозг закрались мысли о возможном возмездии Кости, но я решила подумать об этом попозже. Как минимум, после обеда. 

Как грустно, что у меня нет ни одной подруги или друга, с которыми можно поговорить по душам или посоветоваться. Хотя, дедушка Гриша - отличный вариант. Я подумала о том, что можно сразу махнуть к нему, купив в ближайшем супермаркете вкусняшек. 

Так я и сделала. Купила пачку печенья, два пакетика горячего шоколада и два кофе с карамелью - мои любимые напитки после миндального латте, и пешочком отправилась к пересечению парка и реки. Домик старика чудным образом расположился на границе этих двух объектов. Здесь было всегда очень тихо и уютно, я обожала эту атмосферу. 

***


Ещё подходя к невзрачному серому домику я чувствовала нехорошее предчувствие. Под ложечкой предательски засосало от мыслей, что с моим добрым другом может быть... что-то не так. Я скорее приблизилась к домику и, как всегда, трижды постучалась. Дверь незамедлительно открылась и, впустив меня в дом, тут же закрылась. Что-то это всё как-то странно...

- Дедушка Гриша, с тобой всё в порядке? - Взволнованно спросила я, забыв о приветствии. Если что, мы всегда общались на "ты".

- Эх, Эмми, всё-то ты подмечаешь... - Вздохнул старик, присаживаясь на старенький диван и жестом приглашая меня в кресло. Я присела, с тревогой глядя на Григория. - Девочка моя, нелегко мне теперича придётся. Местные мафиози собираются забрать у меня меня этот скромный домик и сделать тут место своего подпольного сборища.

- Во дела...- Грустно протянула я. - А договориться ты не пробовал?

- Дочка, да кто ж меня слушать-то станет? Приехали, предупредили, мол, не уеду через неделю, так силой выкинут, и укатили. И все дела. Сижу тут, теперича, думаю, куда податься...

- Стоп, стоп, стоп. Дедушка Гриша, ты же сам меня учил не сдаваться! Значит, мы будем бороться! И притом, до победного конца! - Воодушевленно воскликнула я, открывая первый пакетик горячего шоколада и высыпая его содержимое в мою чашку. То же самое проделала с чашкой старика и залила всё кипятком. Открыла пачку печенья, поставила всё на поднос и отнесла на столик. - Угощайся и давай думать.

- Эмми, послушай, я так говорил, но это все не то. Эти люди очень опасные не только для меня и тебя, но и для других. Их действия хоть и незаконны, но перечить им никто не будет, потому что они как злодеи в законе, понимаешь? У них своя банда, которая может за себя постоять и, грубо говоря, если надо, пойдёт по трупам. Хотя, конечно, мой случай проще простого. Ребятам пригляделся мой домик и противостояние равно самоубийству. Лучше подумать, куда мне перебраться. - Старик задумчиво провёл рукой по своей длинной и густой белой бороде, как у Хоттабыча.

- Хм, - я призадумалась. - Значит, надо действовать из подполья. Мы должны сделать так, чтобы дом законно принадлежал тому, кто может предъявить на него права. А этим кем-то будет... мой крёстный! Отличный вариант, правда?

- Ну, возможно, в этом и есть рациональное зерно, но как ты предлагаешь сделать дом собственностью вашей семьи?! Передать в наследство, что ль? - Скептически поинтересовался дедушка.

- Ты можешь нам его продать! По выгодной цене. Мы заверим всё у нотариуса, а потом уж между собой решим, что дом остаётся тебе, а деньги нам, и всё в шоколаде. - Как по мне, я идеально все решила, не правда ли?

- А потом с таким же успехом мафиози "выкупят" мой дом, и деньги заберут обратно, тоже "между нами". Эми, не только ты умеешь думать, всегда нужно учитывать то, что враг может оказаться умнее. А ещё лучше представить себя на месте противника и подумать, что бы ты сделала. "Всё, сделанное тобой может быть использовано против тебя" - переделал Григорий бессмертную цитату. Сказать честно, дедушка был прав на все 100 процентов. Но безвыходных ситуаций не бывает же!

- Ладно, значит, заходить нужно с другой стороны. Есть два варианта: либо я должна найти на них серьёзный компромат, либо войти в их секту, втереться в доверие, а там уж - разделяй и властвуй. - Преподнесла я следующий свой вариант решения нашей проблемы.

- Ну-с, это уже поинтереснее. Только сразу несколько вопросов: как найти их, как подступиться и как втереться в доверие? - Старик сощурил глаза, с интересом поглядывая на меня.

- Я... Я подумаю об этом вечером, ладно? - Я почему-то немного смутилась и уткнулась в чашку с остывающим напитком. Дедушка Гриша лишь понимающе усмехнулся, но отвечать не стал и тоже приступил к маленькой трапезе.

- А какие же у тебя проблемы, дорогая? - Спустя некоторое время снова завёл разговор старик.

- Ах, это... Да, честно говоря, совершенно неожиданные. - Я поморщилась. - Помнишь, я как-то упоминала нашего новенького...

- Это того, по которому все с ума сходят, а ты строишь из себя недотрогу? - Да, он тоже умеет язвить. Но и мы не лыком шиты.

- Да, именно этого самодовольного козла, который сегодня не смог защититься от такой нежной и вообще предельно доброй девочки, как я. - Заметив в глазах старика блеск интереса, я начала рассказ во всех подробностях.

— Хм, интересно. И что же ты собираешься теперь делать? — По окончанию моего не особо длинного рассказа поинтересовался дедушка Гриша.

— Да в этом-то всё дело. Я же пришла совета у тебя попросить, что ли. Ну, не знаю я, стоит ли извиняться и вообще делать какие-либо поползновения, или как и обычно, просто игнорировать всех и вся? — Я жалостливо взглянула на старика, ибо с одной стороны я понимала, что немного перегнула палку, а с другой — что в этом такого? Он же мужик — пусть терпит. Или нет? ..

— Да уж, ситуация вроде бы донельзя простая, а что делать — мы не знаем. — Чуть ли не стихами заговорил мой собеседник, вызвав невольную улыбку на моих губах. - Ну, я считаю, что тебе пока вообще ничего не стоит делать. Понаблюдай завтра за тем, что будет твориться у тебя в школе, а там уж решай. Вообще, вариантов есть несколько. Либо парень захочет отыграться, и тогда уж извиняться просто смысла нет. А может, отыграться решит не он, а, к примеру, фан-клуб влюбленных девчонок. А может, все начнут игнорировать тебя с удвоенной силой, хотя это вряд ли. В общем, решай по ситуации. — Монолог Григория закончился и наступила мертвая тишина. Каждый из нас, видимо, думал о чем-то своём.

— М-да, ты, как всегда, прав. Предугадать действия одноклассников трудно. Ну, что же, будем решать проблемы по мере их поступления. — Я натянуто улыбнулась и резко вскочила с кресла. Пожалуй, мне пора домой.

— Уже уходишь? Ну и правильно, нечего допоздна засиживаться. — Одобрил моё решение дед, тоже поднимаясь с дивана. Сегодня он был не таким, как всегда, и я это отлично заметила. Ну да, у него же самого проблемы, а тут еще я со своими… — Но завтра обязательно заскочи и расскажи о том, что в школе. — Спустя некоторое время добавил он, когда я уже одевала осеннее пальто. Начало ноября, а холодает так быстро, будто завтра уже зима.

— Хорошо, дедушка, обязательно. — Я обняла старика на прощание и выскочила из уютного серого домика.

В лицо дунул холодный ноябрьский ветер и я, потеплее закутавшись, быстрым шагом направилась домой. На часах была всего половина шестого, а на город уже опустились сумерки. Людей около парка было немного и все быстро двигались к своим домам, не желая проводить на недружелюбном ветру ни одной лишней минуты. Нехорошее предчувствие до сих пор напоминало о себе, пробиваясь сквозь мысли и заставляя передвигать ногами ещё быстрее. И вот 15 минут прошло, и несколько окоченевшая я подхожу к своему подъезду. Как хорошо, что мы живём на первом этаже — всего десяток ступенек и я уже в теплой и уютной квартире. Осталось преодолеть всего лишь эти десять ступенек… Пять к двери в подъезд, и пять после…

Задумавшись, я не обратила внимания на парня, стоявшего около нашего подъезда. Единственной мыслью у меня в голове было: тёплая квартира — душ — латте. И никаких приключений больше. Но так думала только я, а вот моя любопытная задница решила развернуться и посмотреть на индивидуума, который, похоже, не спешил идти домой. Будто холодная и неуютная погода вовсе не была ему помехой.

Ну вот зачем я это сделала? Могла же спокойно открыть дверь подъезда, спокойно войти в него и остаться незамеченной. Но нет же — я развернулась и посмотрела на этого самого парня, и клянусь, даже не вздрогнула, опознав в нём ненавистного парня с ярко-зелеными подбитыми глазами, то бишь Костю. Но спокойной я была лишь внешне. Внутренне я реально испугалась. Просто опыт прочитанных книг подсказывал, что пиздец подкрался незаметно. И людей рядом что-то совсем нет, и рука с ключами как-то слишком быстро потянулась к домофону…, но всё равно не успела. Оказывается, реакция у этого осла подбитого всё же преотличная. И как это я раньше не заметила? Не прошло и пяти секунд, как испуганная девушка ростом метр семьдесят пять была прижата двухметровым холодильником к совсем не греющей двери подъезда. И взгляд у этого ослиноподобного холодильника был совсе-ем не дружелюбный. Скорее победный и мстительный. Попытка тихонечко сползти по этой самой двери и нырнуть в сторону тоже не увенчалась успехом. Ну, всё, ребята, в гробик рядом со мной положите, пожалуйста, мой последний недочитанный романчик, а? Будет что делать на том свете…

— Убивать будешь? — Со вздохом спросила у красавчика подбитого, так как тот, судя по плотно сжатым губам, начинать разговор точно не собирался. Напоровшись на игнор, попробовала еще раз: — Расчленять? Кастрировать? Насиловать? Мстить? - О, похоже, в точку.

— Ты меня опозорила. — Медленно и отчетливо оповестил меня тюлень полуфабрикатный. А что, как хочу, так и называю. В жизни и так мало разнообразия.

— Это все обвинения? Или еще имеются? Огласите пожалуйста, весь список. — Подражая знаменитому актеру, съязвила я.

На самом деле было действительно страшно, но хотелось это скрыть. Не хочу быть слабой, да и не привыкла. Жизнь научила, что ты никогда не узнаешь насколько ты силен до тех пор, пока быть сильным не останется твоим единственным выбором. И вообще, делать ошибки гораздо лучше, чем ничего не делать, правда? Надоело уже прятать голову в песок и бегать от проблем. Буду гордо и независимо ёжиться от убийственных взглядов и озлобленного дыхания у лица. Кстати, Костя находится в опасной близости от меня и совсем не думает, что я могу и приударить — причём в прямом смысле. А что, хорошая идея и хоть какой-то способ вырваться из захвата. Как говорится, кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Правда, извиняться потом… Хотя что мешает сделать это сейчас?

— Слушай, коз.. Э-э, Костя… В общем, заранее извиняюсь, и с наилучшими пожеланиями, пожалуй, откланяюсь. — На последних словах ударила парня в пах и, пользуясь эффектом неожиданности, проскользнула в подъезд. Как только я вздохнула, успокаиваясь, дверь подъезда резко отворилась…

Клянусь, я даже не подозревала, что у меня настолько мощные голосовые связки. Я заорала на весь подъезд и побежала вверх так быстро, словно от этого зависела вся моя жизнь. Хотя в каком-то смысле это так и было.

— Стой! — Перекрикивая мои вопли, закричал парень, хватая меня за запястье. Больно, кстати.

— Ну и хватка… — Прошипела я, пытаясь вырваться. Ну, правда, чего он пристал? Я просто беззащитная девушка, а он двухметровой злой амбал. Видимо, в моих глазах промелькнуло что-то такое, что заставило его несколько смягчиться и ослабить хватку, но не давая вырваться.

— Я что, такой страшный? — Почти нормальным тоном поинтересовался парень, однако похоже, он напрягся. С чего бы это?

— После прижатия к стенке в прямом смысле этого слова можно усомниться в адекватности ваших действий, молодой человек. - Да, ехидности у меня не отнимать. И инстинкт самосохранения отсутствует, так как хватка снова немного усилилась.

— Ой, да ладно тебе. — Внезапно парень расслабился. — С твоими защитными приемчиками тебе и бояться-то нечего. — Вернул «шпильку» Костя.

— Вот от таких двухметровых холодильников и приходиться учиться защищаться. — Абсолютно искренне ответила я.

— У тебя прекрасный учитель. — Хмыкнул собеседник.

— Но, к сожалению, абсолютное отсутствие практики. — И снова сама искренность.

— По утреннему инциденту не скажешь. — Снова полуподколол полупохвалил Костя. — Как раз о нем я и хотел поговорить. Зачем ты это сделала? — Он нахмурился.

Я поджала губы, не желая отвечать, но парень не отступался. Что же…Поговорим.

— Да знаешь, как-то не привыкла к тому, что самовлюбленные болваны врываются в моё личное пространство и самым наглым образом пытаются лишить меня единственной радости жизни. - Да, обозвала. Да, нахамила. Но у меня же стресс! Да и притом я так давно не общалась с ровесниками, и так привыкла к игнору, что Костя стал вроде как отрадой, тем, на ком можно всю злость, накопившуюся с годами, сорвать. Хотя парень, конечно, ни в чём не виноват, и зря я наверное, так с ним, но с другой стороны не будет таким зазнавшимся идиотом с завышенной самооценкой.

— Извини. — Шесть букв, а столько усилий.

Похоже, случай уже неизлечимый. Он что, перед девушками никогда не извинялся? Или играет роль тот факт, что я вроде как ботаничка? Статус зубрилки я вроде бы не заслуживаю, так как учусь отнюдь не на двенадцатки. Скорее едва дотягиваю до десяток, но все всё равно считают меня заучкой. Хотя по сути, я иногда даже материал учебный мимо ушей пропускаю и приходится дома быстренько прочитать лишний параграф, дабы вникнуть в тему. Но вообще я не заучка. Просто я не могу поддержать разговор о парнях, моде и косметике, так как брасматик и тональный крем - всё, что находится в моей так званной косметичке. И не потому что денег нет или ещё что — просто все остальные части моего лица меня вполне устраивают: пухлые изящные губы, бледная кожа, голубые — почти синие глаза, дугообразные брови и каштановые волосы по моему мнению не требуют коррективов. Поэтому и косметика сокращается до минимума. Но современные девушки считают меня недостойной их внимания, а я и не претендую…

В общем, в ответ на выдавленные извинения я подарила королю школы скептический взгляд и направилась к своей квартире.

— Но почему?! — Похоже, он искренне удивился.

— Если бы ты не был самовлюбленным дураком, я бы ещё попыталась поверить в искренность этого жалкого слова, но кто гарантирует, что такого не повторится ещё раз, пусть даже не со мной, а с кем-то другим? Вот поэтому.

— Но… — Попытался возразить парень, но был мною перебит.

— И, кстати, ты уж тоже меня извини, не хотела я так сильно… — Я с грустью посмотрела на подбитые глаза Кости и отметила, что хоть сейчас в них нет обычного надменного превосходства. — И постараюсь больше не причинять физических повреждений. - Всё, моя искренность исчерпалась. — А вот с моральными, если что, не обещаю. — Я лукаво улыбнулась и вошла в квартиру, закрыв за собой дверь.

Не удержавшись, посмотрела в глазок и увидела, как несколько прифигевший красавчик ещё несколько секунд смотрит на место, где только что стояла я, а потом быстро уходит прочь. Что же, вполне ожидаемо.

Вздохнув, я направилась в свою комнату. Сегодня еще предстоит подумать о том, как помочь дедушке Грише, а так же сделать уроки и выделить время для чтения. Нет, серьёзно, по моим предположениям за сегодня я могла прочитать уже хотя бы половину книги, то бишь страниц 150-200, а вместо этого дошла лишь до 83-ей. Виной этому стало злополучное происшествие в школе, никак не хотевшее выходить у меня из головы. Я снова и снова прокручивала в голове то недолгое нападение на моего противника, шок в его глазах и еще больший шок в глазах одноклассников, фингалы под глазами ненавистного парня и теперь еще и разговор около подъезда и в нём. Не знаю, что на меня нашло. Я обычная в меру веселая и в меру язвительная девушка семнадцати лет, в обычной жизни, не считая школьной, ничем особым не выделяющаяся в серой толпе людей. А тут так нахамить человеку, пусть даже и противному козлу — да что говорить, я и сама от себя в шоке. И невольная улыбка проскальзывает на губах при упоминании того, что я не дала себя в обиду…



Анна Макфлур

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться