Всё началось с поджопника.

Глава 7.

Проснулась я… ну, относительно бодрой, если сравнивать с предыдущими днями. Наверное, от предвкушения будущих шалостей. Собиралась я быстро, постоянно боясь что-нибудь забыть или же опоздать. В итоге за 20 минут до выхода я уже была в сборе, оставалось только попить кофе, который обычно я или не успевала выпить, или вливала в себя уже на ходу. Получив от дяди Вити стандартную среднестатистическую сумму для школы (эка я закрутила), я еще раз проверила все предметы, которые были нужны, или могли быть нужны, и отправилась.

В моей сумке сегодня кроме книг и тетрадей с ручками, обретался скотч, ножницы, земля для пересадки вазонов, полкило камешков, пакет, маркер, баллончик с краской, купленный накануне, а также записка, слабительное и вода. Все эти атрибуты были жизненно необходимы для совершения моего гениального и простого плана. Главное — не засмеяться в нужный момент и вообще вести себя как обычно, мне ведь ещё и подружиться с Фельмарком нужно.

Первые два урока прошли спокойно, а точнее, сначала школьный психолог вещал нам о вреде порносайтов в частности и Интернете в общем, а на истории мы реально пахали. Теперь же по списку значилась физкультура — повод размять пальчики и приступить к делу. В начале — нужно пробраться в мужскую раздевалку. Сделать это относительно сложно, если не иметь шпильки для волос и не уметь ею воспользоваться. Ведь на физ-ре никто не обращает внимания на внезапно исчезнувшую ученицу, правда? А запасная дверь в раздевалку для мальчиков имелась в коридоре. Зачем — чёрт его знает.

После удачной отговорки о плохом самочувствии и отпрашивания в якобы медпункт, я первым делом направилась в туалет, за припрятанным в сливном бачке пакетом с камешками и землей. Удачно их забрав, я отправилась в вышеупомянутую раздевалку. Провозившись с «отмычкой» в виде шпильки для волос минут пять, я всё-таки попала внутрь и начала нехитрую операцию. Открыла портфель одноклассника, вынула пару учебников и тетрадей, засыпала освободившееся пространство камнями с землей. Школьную одежду положила в чистый пакет, грязный же собиралась оставить в портфеле Фельмарка. Может, это и слишком просто и мелко, а мстить положено красиво, я в любом случае не собиралась слишком издеваться над Костяном. Даже учебники вернула… кажется, в портфель Гребникова. Или Физанкова? А также оставила под насыпью в виде земли для пересадки вазонов и обычной гальки лаконичную записку, гласящую:

«Нехорошо обижать беззащитных девушек.»

А минутой позже я спешно ретировалась, услышав приближающиеся шаги. Единственным напоминанием о моём недолгом присутствии в мужской раздевалке остался легкий аромат моих духов. Пакет с вещами я решила оставить около машины Фельмарка, благо, она стояла как раз под одним из окон в коридоре. Ну, подумаешь, слегка сбросила. Ведь не рассыпались вещи, и упали прямо возле передней двери машины со стороны водителя. Повезло просто, ибо с меткостью у меня не очень, мягко говоря и грубо выражаясь.

Об инциденте узнали все! То есть, не только наш класс, а все. Проходя длинными коридорами нашей школы в направлении кабинета физики, Костя смотрелся несколько странновато, если учитывать то, что мы все были одеты в черно-белое, а Фельмарк шествовал по школе с видом мученика в красной футболке и чёрных шортах (да-да, и это несмотря на приближение зимы. Парней не исправить). Буквально все разговоры прерывались на полуслове, удивленные, а иногда и шокированные взгляды постигали Костяна со всех сторон. Ну конечно, это же гимназия! А в гимназиях, как известно, помешаны на всём, начиная от школьной формы и заканчивая цветом занавесок. В общем, парня ждал разбор полётов. А потом я вдруг заметила взгляд того самого одноклассника, который сейчас был похож на дракона, извергающего пламя…глазами. А еще я внезапно вспомнила, что не сделала домашку по физике. Почему? Да просто дочитывала «Будь моей ведьмой«…

— Я знаю, что это ты. — Злобно прошипели мне на ухо, как только мы все уселись за парты.

— Доказательства? — Спокойно вопросила я, раскрывая тетрадь по физике и учебник, а после пытаясь найти нужную страницу.

— Записка! — Шипение перешло уже в… э-э… рычание?

— Какая записка? — Деланно удивилась я, так как точно помнила, что записка была напечатана — во избежание, так сказать. — Этот гад еще и записку оставил? — Моей актёрской игре позавидовал бы даже Станиславский. Хотя нет, он бы сказал своё извечное «не верю» и нервно покуривал в сторонке.

— Не притворяйся, я всё знаю. И про то, что я гей, тоже узнал! — Снова рык. — Как раз сегодня на физкультуре.

— О-о, я давно об этом подозревала, но открыто заявлять не хотела, придерживая своё мнение при себе. Но какой-то смельчак, всё же, отыскался. Надо же, моя интуиция в кои-то веки работает.- Я самозабвенно строила из себя… что-то, точно не знаю что. Придуриваться у меня получалось неплохо, главное глаза не поднимать — слишком весёлыми они сейчас выглядят, не сомневаюсь.

— Мм, может, тебе доказать мою традиционную ориентацию? Самым действенным способом, то есть, на практике… — Глаза парня еще метали молнии, но, видимо, вопрос интимного характера волновал еще больше. Что же…

— Так и быть, можешь снять на видео свои личные отношения. Думаю, Анжелочка будет не против. — Я хищно поглядела на своего собеседника и с удовлетворением заметила некую растерянность на его лице, которая, впрочем, тут же сменилась хитростью.

— Да зачем тебе видео, если ты можешь побыть главной героиней? Такой шанс упускать нельзя, на тебя вряд ли кто взглянет еще как на девушку… — Видимо, этот козёл почувствовал себе на своей волне, так как отступать не намеревался. А вот мне… мне немножко обидно стало. Самую малость.

— Не беспокойся о моей личной жизни, кому надо, тот взглянет. А вот с такими сволочами, как ты, я дела иметь точно не желаю. — Веселость сменилась в моих глазах жесткостью, прежде чем я вспомнила, что моим заданием было как раз подружиться с негодяем, а не попортить итак никудышные отношения. Но исправлять ситуацию было уже поздно.

— Чёрт. Ты всё еще обижаешься за тот случай? И это была типа месть? — Резко посерьёзнел Костя. Я была несколько шокирована такими изменениями в поведении одноклассника, но виду не подала. — Но блин. Это несправедливо. Я же тогда ничего не сделал…

— Тема закрыта. Мне ещё домашнее делать, за три минуты до начала урока. — Я больше не намеревалась говорить ни слова, игнорируя скользкую тему и пытаясь вникнуть в чёртовы дебри законов и формул.

***

Нерадивая физика окончилась для меня девяткой с натяжкой, но и на том спасибо. Решать задачу у доски, видя её впервые, не так уж и просто. Но врожденная логика и капелька интуиции сделали свое дело… хоть наполовину. Подкрепившись стандартной столовской пищей, выстояв очередь и потеряв большую часть перемены, я направилась на историю. История это вообще ужасный предмет. Его нельзя не учить, как например литературу, или алгебру (ну это в том случае, если ты с царицей наук дружишь)  — историю надо зубрить. А я это делать ненавижу. Но сегодня леди Судьба смилостивилась надо мной и превратила лимон в лимонад… как оказалось, с перчиком.

После десяти минут урока, за которые я успела потерять еще с десяток нервных клеток, волнуясь, чтобы меня не вызвали отвечать, на мою голову свалилась… география. То есть, это было так…

— Добрый день, Валентина Николаевна, я прошу прощения, но мне нужно забрать Лебедеву и Фельмарка для подготовки к олимпиаде по географии. Видите ли, осталось три недели, а нам еще всё повторять с класса так шестого… Так вы не против? — Победное выражение на моём лице медленно трансформировалось в «Как это с Фельмарком? Да лучше я самоубьюсь!»

— Ох, ну раз такое дело, то конечно, пусть идут. Домашнее задание на следующий урок параграф пятнадцатый… — Я уже не слушала бредни исторички по поводу очередной войны, а пыталась осознать, как мне жить последующие три недели… О Господи, нет! Я же не выдержу…
 



Анна Макфлур

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться