Всё началось с поджопника.

Глава 8.

POV Костя.

      День начался не так, как бы хотелось. Точнее, он начался с ночи. А еще точнее, я проснулся в 4:30 утра, злой и совершенно выспавшийся. Это же закон природы: даже если проснешься за 10 минут до звонка будильника, то будешь чувствовать себя лучше, чем когда встанешь после звонка того же будильника. И несмотря на это, даже если тебе всё-таки удастся проснуться раньше положенного, скорее всего, ты ляжешь спать обратно, так как надо ценить каждую минуту отдыха. Вот так и у меня — проснулся от очередного кошмара (нет, не думайте, что они так часто меня мучают) плюс с каким-то нехорошим предчувствием (не то чтобы я верю во все эти предчувствия, но отмахнуться от них порой просто невозможно). А потом я, естественно, лег обратно спать — что мне еще два с половиной часа делать? Дырки в воздухе высматривать? Но вот когда прозвенел злосчастный будильник, хотелось его разбить миллиардный раз за все школьные годы. Но так как никто не собирался делать мне внеочередной выходной, пришлось поднять свой скелет и направить его в сторону ванной комнаты.

      Когда после третьей чашки кофе глаза у меня всё равно слипались, возникла идея вставить в них спички. Но, как особь слишком самолюбивая, я от этой мысли сразу отказался и, вздохнув, попрощался со стенами (просто отец днюет и ночует на работе, а прощаться я привык, и неважно с кем… или с чем), подхватывая полупустой рюкзак и выходя на улицу. Холодный воздух немного взбодрил, но ключевое слово здесь — «немного». Вообще, ненавижу осень. Ужасное и противное время года, самое нелюбимое мною из всех. Вот зима — другое дело. И то это еще от погоды зависит. Если слякоть и каша под ногами то зима просто бесит, а если снежок хрустит под ногами, а вокруг всё кристально-белое, то мне нравится. Хотите сказать, что я наглый и привередливый? Вполне возможно, я даже не отрицаю.

      Потом я вспомнил, что имею возможность воспользоваться папиной запасной машиной (просто вчера налил бензина) и настроение несколько поднялось. Прохладный воздух в салоне быстро нагрелся и я ехал в теплоте и удобстве. Машиной, сказать по правде, я пользовался довольно часто, а для одноклассников вообще всегда. То есть, я всегда ставил её за школой, подальше от любопытных глаз и рук школьников, а после того, как несколько раз показал её одноклассникам и повозил пару девушек, все стали уверенны, что я использую сей атрибут ежедневно. Ну и пусть.

      До школы я доехал в комфорте, а вот в самой альма-матер ждало счастье — на первом уроке к нам явилась психолог, а это значит, что мне дан шанс выспаться, что я и сделал. Хотя нет, не так. Сначала я ввалился в класс, бросив приветствие всем сразу, потом прошелся к своей парте и плюхнулся рядом с Лебедевой. Она на это никак не отреагировала, продолжая читать (весь урок с психологом она так же провела в астрале). Получив в ответ вялые отклики парней и звонкие дребезжащие голоски девушек, я удовлетворительно кивнул и погрузился в полусонное состояние.

       На втором уроке все пошло несколько хуже, а как иначе — история это тебе не хухры-мухры, завуч школы поспать не даст. Да еще и предмет, буквально обязательный при поступлении в любой вуз. Так что я послушно списывал конспект у Лебедевой, делая вид, что я пишу его сам. Еще меня насторожила одна вещь — ботаничка не язвила, а одноклассники поглядывали ну очень странно. Решив всё выяснить на физ-ре, я попробовал вникнуть в тему урока. Как оказалось, я сделал это поздновато, так как учительница уже диктовала домашнее задание. Ну, хоть его записал.

      А вот на уроке вышеупомянутой физкультуры меня ждал шок. Нет, не так. Меня ждал ШОК. Я узнал о себе немало нового, в особенности от парней. Девчонки были менее многословны, предполагаю, что не хотели портить со мной отношений и еще надеялись на то, что я начну с кем-то из них встречаться. Нет, Ангелина и вправду была хороша, но скорее как запасной вариант. Хотя тогда я думал совсем не о блондинке. Я думал о том, кто мог меня оклеветать. И почему-то подбирался только один вариант… Я её убью!

      Когда мы вернулись в раздевалку, я понял, что мои неприятности не закончились. Одежды не было, книг не было, зато в рюкзаке была земля и галька. Прекрасно. Еще и записка. Она издевается!

«Нехорошо обижать беззащитных девушек.»

      Да твою же мать! Я ведь даже не поцеловал её! Просто не успел. Вот теперь назло это сделаю. Обещаю.
***

      Книги нашлись у одноклассника, который поклялся, что не брал их, и я поверил. Потому что у него повода нет, а вот у ботанички — есть. Её дурость. Справедливо решив, что на дураков обижаться смысла нет, а на дурочек тем более, я отправился на следующие уроки в виде а-ля вернулся с спортивной площадки, но переодеться не успел. Вокруг все (или почти все) в строгих костюмах-юбках-блузках-галстуках, а я в яркой спортивной форме. Да здравствует самовыражение личности! Особо стыдно не было, так как к всеобщему вниманию я понемногу привык, но всё-таки неприятно было. И хоть нелицеприятных выражений от учителей в свой адрес я услышал немало, беспокоило это меня мало.

На уроке истории меня и вовсе ждал сюрприз: нас с Лебедевой забрали на подготовку к олимпиаде по географии. Я сразу воспрял духом, так как география — моё все. С детства мечтал стать археологом, хоть это и относится к истории, но саму историю я любил несколько меньше, нежели географию, сам не знаю, почему. В общем, на этом уроке я с легкостью мог перещеголять всех, во главе с ботаничкой. Это придавало мне уверенности и я ворвался в бой с рвением дракона. Сначала Эмилия явно растерялась, но когда мы перешли к седьмому классу, азарт заблестел в ее глазах и мы стали работать на приблизительно равном уровне. А в конце урока мне представился он — момент.

Мы говорили о чем-то несерьёзном, я медленно приближался к девушке и в какой-то миг просто заключил её в капкан объятий. Не медля я начал целовать Эми, пока та не успела попортить моё физическое здоровье. Это невозможно, но… Я чувствовал что-то странное. Будто бы меня окутала какая-то нежность, невинность, чистота. Я целовал ботаничку в намерении отомстить, но постепенно я начинал понимать, что получаю удовольствие от поцелуя, что хочу еще. Хочу целовать ее, получать ответ и чтобы это длилось долго… Но воздух закончился и мне пришлось отстраниться.

Взглянув в глаза одноклассницы, я увидел, что она осталась тоже неравнодушна к этому поцелую. Но в следующий миг лицо Эмилии исказила гримаса не то отвращения, не то обиды, а потом я почувствовал жжение на обеих щеках. Да, она влепила мне пощечины. МНЕ! Пощечины! Мне еще никто не давал пощечин из-за того, что я кого-то целовал, черт возьми! Я несколько растерялся, а когда посмотрел на одноклассницу, то увидел в уголках глаз маленькие не выкатившиеся слезинки. В следующий миг она покинула кафедру географии.

— Эмилия! Лебедева, остановись! Ну что ты как маленькая?! Давай поговорим!.. — Я выбежал из кабинета вслед за девушкой, но та уже скрылась из виду, а вместо неё возвращалась злосчастная географичка. Если бы не она, я бы мог её догнать! Мог бы…

— Фельмарк? И что, изволь сказать, ты потерял в коридоре во время урока? — Недовольно проворчала Инна Васильевна.

— Да я воздухом подышать вышел, а то знаете, какой воздух на кафедре-то? У-у, это же невольнический воздух, а там, в коридоре, свободный… — Уверенно отвечал я, пытаясь не засмеяться и не выдать себя.

— Хватит паясничать, лучше скажи мне, куда делась Лебедева?

— Так она это… в медпункт пошла. Голова у неё разболелась, вот и скопытилась… прошу прощения, отправилась таблетку требовать. — Я натянуто улыбнулся. И зачем я её защищаю, делая из неё саму невинность? Наверняка ведь домой отправилась…

— Так, ладно. Всё равно через пять минут звонок. Допивай кофе и прибери за собой, а заодно и за Лебедевой. — Приказала географичка, располагаясь за своим столом. Я возмущенно хмыкнул, но возражать не стал.

Как только прозвенел звонок, я прожогом вылетел из школы и помчался к машине. На дворе поздняя осень и я не могу сказать, что в футболке и шортах я чувствовал себя комфортно. А возле машины меня ждал сюрприз — все мои вещи аккуратно были сложены в пакете и валялись возле дверцы водителя. Я усмехнулся, бросил пакет на заднее сидение и почему-то оглянулся. Не покидало ощущение, что за мной кто-то следит. Ладно, это уже паранойя. Сев в машину я, естественно, завел её, и тут начался дождь. Ну чтоб тебя за ногу да через коромысло и в лес! Не мог подождать, пока я домой приеду?! Опять придется машину от разводов мыть. Ну дерьмо. Я развернул машину и поехал вперед, и тут мое внимание привлекла одинокая фигурка, стоящая неподалеку. Я подъехал к ней, случайно обляпав водой из лужи, в которую попало колесо машины. Со стороны это выглядело совершенно не случайно и я от досады поморщился. Вообще, сразу захотелось помочь девушке, пускай и ботаничке, ведь ливень в ноябре — дело абсолютно не приятное. Но моё врожденное выпендрёжничество напомнило о себе как нельзя кстати и вместо обычного предложения подвезти я выдал:

— Так и будешь стоять и мокнуть? — С наигранной несерьёзностью спросил я, опустив оконное стекло машины.

К слову, я тут же понял, что Лебедева абсолютно не настроена на нормальное общение, так как перекрикивая дождь и ветер, она накричала на меня, развернулась и пошла в другую сторону, чуть не поцеловавшись с асфальтом. Так как я не был законченным уродом, я выбежал из машины и подхватив одноклассницу, вернулся вместе с ней в машину. Мимо пробежали пару учеников нашей школы, которые, впрочем, на нас внимания не обратили, так как были заняты внезапно разверзшейся стихией, то бишь, убегали от дождя. Пробыв от силы секунд пять на воздухе, я успел искупаться, напиться и еще и прополоскать одежду дождем. То есть, он реально был сильнющим. Я даже несколько заволновался на счет того, как я буду везти машину.

— Куда тебя отвезти? К твоему другу? — Поинтересовался я у дрожащей Эмилии. Кроме того, что она и так была похожа на выжатую тряпочку, ботаничка (в чём я уже несколько сомневался) беззвучно плакала, что вообще вводило меня в ступор. Вы когда-нибудь были в ситуации, когда сидите рядом с плачущим человеком и не знаете, что делать? Жалеть не хочется, успокаивать не умеешь, что вообще делать? Безвыходная ситуация. В итоге я повез её домой.

Всю эту короткую дорогу мы провели в тишине, лишь Лебедева едва слышно всхлипывала. Может, это у неё от нервов? Или от меня? Неужели я её так глубоко ранил? Хм. На лирические мысли я не способен, так что думаем более трезво. Что у нас получается? Я годов поспорить на что угодно, что поцелуй ей понравился. Тогда что не так? Женскую логику не понять. Наконец-то я притормозил у её дома.

— Ну блин, не плачь. Чего ты так рыдаешь? — Реально не умею успокаивать людей. Кто знает, есть ли курсы, где этому учат? Я обязательно запишусь. — Э-эм… Слушай, хватит. Иди сюда. — Действительно, я логичен как никто. В машине я сказал сидящей девушке, чтобы она шла ко мне, сам же её перетащил к себе на колени и спокоен как удав. Всё нормально, не удивляйтесь. Это всего лишь Костя.

— Ну послушай, давай не будем спорить. Просто успокаивайся. Всё будет хорошо, если ты прекратишь делать вид, что я тебе не нравлюсь. — Знаете, как называется этот психологический прием? И я нет. Просто где-то видел, если перевести внимание человека на что-то категорически противоположное его мнению, то он на это, видимо, переключится. И что мы видим? Результат на лицо.

 — Никогда! Я тебя терпеть не могу. С удовольствием ударила бы тебя в челюсть, но почему я должна улучшать твой внешний вид? — Вроде бы, плакать перестала и перестроилась на режим: «Боевой дух». Ну, так-то лучше. С такими девушками мы бороться умеем.

Как вы думаете, какой способ борьбы я выбрал? Естественно, самый приятный, то есть, поцелуи. Во-первых, мне нравится с ней целоваться. Во-вторых, Эмилии нравится целоваться со мной. В-третьих, во время поцелуя она не будет ни спорить, ни плакать. Что же может быть лучше?

В квартире у Лебедевой всё было устроено довольно уютно и приятно. Прихожая, кухня в светлых тонах, которые даже несмотря на ранние сумерки за окном, освежают квартиру. Я отправил продрогшую и смущенную девушку принимать горячий душ, а сам стал варить чай. В шкафчике сразу обнаружилось малиновое варенье, моё любимое. Настроение сразу приподнялось и я отправился искать собственно чай. Мои поиски завершились добычей чашек, ложек, печенья, но чая не было. Потом я обратил внимание на шкафчик, расположенный над чайником, который я почему-то пропустил. Бинго, чай найден! Черный, зеленый, черно-зеленый, фруктовый. На любой вкус. Я решил заварить черный, хотя больше люблю кофе, но с малиновым вареньем черный чай — самое то. Когда баночка уже наполовину опустела, из ванной вернулась свежая брюнетка в темном халате с черными волосами, смахивающая на недовольную ведьмочку. То есть, волосы по природе были не совсем черными, но от воды потемнели.

— Ну и долго же ты, я уже выспался. — Решил подколоть я.

— Будет больше времени ночью, уроки хоть выучишь. — Вернула шпильку мисс Недовольность, подозрительно косящаяся на мое любимое варенье.

— Ладно, несмотря на то, что гостей ты принимать не умеешь, я особой скромностью не отличаюсь. В общем, ты помылась, и я тоже хочу. Дай мне какое-нибудь полотенце и рубашку для смены, а? — Совершенно справедливо попросил я.

— А не оборзел ли ты часом, а? — Шокированная одноклассница наконец заполучила вожделенное варенье и намазывала его теперь на печенье. — Нет, я могу выгнать из тебя обезьяну, но, боюсь, для тебя это будет слишком дорого. — Фыркнула она в довершение.

— О Боже, мне не нравятся даже те люди, которых ты пытаешься копировать. Полотенце дай. И рубашку.- Я поджал губы и отправился в сторону ванны. Никакого гостеприимства!

Когда я под возмущенные возгласы хозяйки дома закрылся в ванной и наконец-то включил воду, меня ждала очередная… неприятность. В глазах внезапно потемнело. А, нет, это же свет выключили. И естественно, выключила Вредина. По-моему, подходящее прозвище для неё. Как только я попробовал на ощупь отыскать мыло, то встретился с милым дном ванной. Чудесный день, просто прекрасный!

Как вы думаете, в каком я был настроении? Ну, нормальными словами это вряд ли опишешь. Однако, как ни странно, меня успокаивала абсолютно странная вещь — аромат, оставшийся после одноклассницы. Смесь запаха ландыша от геля, дождя, и еще чего-то неповторимого создавали просто пьянящую смесь для меня и я как-то постепенно успокоился.

Когда чистый, сухой и свежий Константин Фельмарк вышел из душа, вокруг его ждала гробовая тишина, полотенце на тумбочке и рубашка поверх него. Быстро одевшись в частично сухую, частично влажную одежду, я отправился искать внезапно утихшую Лебедеву. Ответ на мой немой вопрос нашелся довольно быстро: одноклассница спала без задних ног, видимо, в своей комнате, даже не укрывшись. Халат развязался, представив на всеобщее обозрение домашнюю одежду в виде свободной майки и таких же свободных шортов. Было видно, что девушке холодно, однако попыток укрыться она не делала. Странно, но возникло желание сесть где-то рядом и смотреть на неё. Я это желание в себе подавил, укрыл Эмилию пледом. нашедшимся на подоконнике и уже собирался уходить, как моё внимание привлекла странная стена напротив кровати ботанички. Подойдя ближе я понял, что это вовсе не стена, а книжный шкаф, замаскированный под стену. Открыв его, я увидел кучу книг. Некоторый полки были почти свободными, некоторые не вмещали всех книг и это показалось мне странным. Так как ближе мне было посмотреть на верхние полки, туда я и обратил свой взор. Вытянув первую попавшуюся книгу, я увидел название: «Голодные игры. Сойка-пересмешница». О, это мы знаем. Фильм смотрел в кинотеатре. А что же дальше? «Хорошо там, где нас нет» Хм, интересно. Написано, что это первый том. А где же второй? Ах, вот, рядом: «Беда не приходит одна». Интригующие названия, ничего не скажешь. Может, взять почитать? Со стороны будет выглядеть, будто я ворую книги. А если оставить записку? Ну и я же верну их, книги-то.

В итоге я оставил на столе Эмилии записку:

«Я тут у тебя взял почитать две книжки, „Хорошо там, где нас нет“ и „Беда не приходит одна“. Вот. Но я их скоро верну, как только прочитаю. Ты же не обиделась, правда? У тебя их всё равно до фига. Не хочу брать ключи, оставляю дверь открытой. Спасибо за одежду. Её я тоже верну. Когда-нибудь.

Костя.»


Записку я положил в книжный шкаф, так сказать, во избежание резких эмоций.

С не очень спокойной душой я отправился домой. Дождь по-прежнему моросил, хоть уже и не так сильно. Когда я поставил машину, пришлось идти от гаража минут десять домой (гараж находится за домом, но пока его обойдёшь…) и снова весь вымок. Кто молодец? Я молодец.

Уже вечером я имел для отца две новости: одна плохая, другая еще хуже.

— Привет пап, как дела? — Я еле удержался чтобы сразу не закашлять.

— Чего тебе надо, мелкий? — Добродушно спросил отец, понимая, что проводить дипломатические беседы не в моём характере.

— Да, в общем-то ничего. Почти. У меня для тебя две новости. С какой начать: с плохой или с плохой? — Я всё-таки кашлянул. Вот черт, теперь сюрприза не получится.

— Чувство юмора никогда не было твоей сильной стороной. — Хмыкнул папа, просматривая какие-то бумаги.

— Ладно, начнем с плохой. Я заболел. Возможно, бронхитом или воспалением легких. Не знаю. Дальше. Сюда придётся вызвать врача. И еще одно. Твоя казна несколько опустеет за счёт лекарств. — Не то чтобы я не был самостоятельным, скорее, я был слишком самостоятельным, так как: отец дома прислуги не держал, так как был параноиком, а сам отсутствовал дома большую часть моей жизни. Но мне хотелось, чтобы он проявил хоть немного заботы или сочувствия.

— А сам сходить в больницу не можешь? И вообще, как ты умудрился заболеть, если у тебя была машина? — Нахмурился Фельмарк старший.

— Вышло так. Слушай, мне всё равно, но если у меня будет жар, я никуда не поеду. Я еще в своём уме. — С толикой обиды сказал я. Ему всё равно. И так всегда. Плевать на всё, кроме его долбанного «дела». Подавился бы им, мафиози недоделанный. Еще и меня втянул на свою голову.

— Ладно, я вызову моего личного врача. А теперь иди и не мешай мне, я занят. — Мужчина снова углубился в бумаги, а я отправился к себе в комнату.

Как узнать, какие есть лекарства от кашля? Уверен, в нашей аптечке все лекарства еще с прошлого века остались, так как я с детства был не склонен к болезням. И вот на тебе, угораздило. Хм, есть же интернет! Там можно найти всё, я надеюсь…

Весь вечер я провалялся, сотрясая комнату своим кашлем и пытаясь найти лекарства. В конце концов я провалился в глубокий и не слишком спокойный сон.



Анна Макфлур

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться