Всё началось с поджопника.

Глава 9. Прода от 2.07

 — Кстати, куда прогуливать пойдем? Предлагаю кафе на крыше. Ты, надеюсь, высоты не боишься?

— Просто обожаю! — Счастливо призналась я.

— Если честно, думал, таких людей не существует. — Засмеялся одноклассник.

— Я тоже. А еще я, как нетипичная девушка, не люблю ни рока, ни рэпа, ни этих попсовых русских песенок. То есть, я как раз люблю жанр поп, но не таких исполнителей, как Лазарев и ему подобные. Я люблю вокал зарубежных исполнителей. Вот, послушай. Мне даже всё равно, интересно тебе это, или нет… — Я достала телефон и включила прекрасную «Selena Gomez — Hands To Myself».

А что дальше? Я стала подпевать.

— All of the downs and the uppers
Keep making love to each other
And Iʼm trying, trying, Iʼm trying, trying
All of the downs and the uppers
Keep making love to each other
And Iʼm trying, trying, Iʼm trying, but I

Canʼt keep my hands to myself
My hands to myself
Canʼt keep my hands to myself
My hands to myself
 

Перевод:
Все падения и взлеты
Сливаются воедино,
И я пытаюсь, пытаюсь, я пытаюсь, пытаюсь…
Все падения и взлеты
Сливаются воедино,
И я пытаюсь, пытаюсь, я пытаюсь, но…

Не могу не распускать руки,
Распускать руки,
Не могу не распускать руки,
Распускать руки.



— Да нет, это круто. Я тоже такое люблю, серьёзно! А «Tove Lo — Habits» знаешь? — С энтузиазмом поддержал парень.

— О, это просто музыкальный оргазм! — Воскликнула я.

— Тогда на счёт три: раз, два…

— Youʼre gone and I gotta stay
High all the time
To keep you off my mind
High all the time
To keep you off my mind
Spend my days locked in a haze
Tryna forget you, babe
I fall back down
Gotta stay high all my life
To forget Iʼm missing you.
 

Перевод:
Ты ушёл, и мне остаётся «торчать»*
Всё время, чтобы не думать о тебе.
«Торчать» всё время, чтобы не думать о тебе
Провожу дни в тумане,
Стараясь забыть тебя, детка, но не выходит,
Должна торчать всю свою жизнь, чтобы забыть,
Что я скучаю о тебе
«торчать» — находиться в состоянии наркотического опьянения.



— Омг, я нашла мужскую версию себя. — Я засмеялась во весь голос. Так счастливо, легко, как никогда. Когда я еще себя так ощущала? Нет, не помню.

— Это типа комплимент? — Поинтересовался парень, улыбаясь.

— Это типа констатация факта. Кстати, что за кафе на крыше? Никогда о таком не слышала. — Поинтересовалась я.

— Ну так вообще-то его нет, но по факту есть. Смотри, схема: заходим в супермаркет, покупаем пиццу и воду, дальше заходим ко мне за пледом, а оттуда прямиком на мою личную крышу. И вот кафе выросло из ничего. — В конце парень прищелкнул пальцами, делая вид, что это волшебство.

— Да это же просто магия! А если серьёзно, в нашем городе не так-то много открытых крыш, и как тебе удалось найти такую?

— Это связи, детка. Секрет фирмы. — Деланно высокомерно бросил Святик.

— Мм, ладно, и где же это магическое место находится? — Задала другой вопрос я.

— На Изумрудной, возле моего дома. — Без обиняков ответил новый… друг.

— Ты серьёзно? Да я же на параллельной живу, на Камаринской. Слышал?

— О да, там прекрасный фонтан. Говорят, бросишь монетку — желание исполнится? — Скептически поинтересовался парень.

— Ну, может, у кого-то и исполнится. Например, у того, кто ночью эти монетки сворует. — Хохотнула я.

— И то правда. Однажды, в старости, попытаю счастья, всё равно скучно будет.

— Что-то я сомневаюсь, что в старости мы будем решать кроссворды в сторонке и бродить по фонтанам в поисках добрых и доверчивых людей, которым не жалко монеток. — С реальным сомнением фыркнула я.

— И чем же мы будем заниматься?

— Распутывать коварные планы наших врагов. — Брякнула я первое, что пришло в голову.

— А где мы врагов возьмём?

— Ну так это, заготовим заранее, чтобы скучно не было.

— Ты гений, но мы уже пришли к универмагу, поэтому прервём дискуссию для не менее важного вопроса: какую пиццу брать будем? — Важным тоном поинтересовался Тальников.

— Без грибов, помидоров и маслин и с ананасами. Это все мои требования. — Заявила я. Не, ну, а что? Ненавижу грибы, маслины, помидоры…

— Но я люблю помидоры! Ладно, я возьму пиццу с помидорами и все помидоры заберу себе.

— Ну уж нет. Бери с помидорами, но пока мы её не зафоткаем, портить эстетический вид этого прекраснейшего блюда я не разрешу.

— Ты серьёзно? Тоже помешана на Instagram и всём этом? — Скривился Слава.

— Нет, просто потом, когда-нибудь, сделаю крутой коллаж, распечатаю, или сделаю себе фирменную подушку с всеми классными фотками запоминающихся моментов и будет у меня Память.

— А ты склерозом страдаешь?

— Нет. Но за всю школьную жизнь у меня не было никаких приятных воспоминаний и хоть сейчас я хочу это иметь. — Ровно ответила я.

— Мм, ладно, извини. Я не подумал. Так что, с ананасами и помидорами? — Продолжил парень.

— И о мясе не забудь, а то я останусь голодная и злая. — Уголки губ дрогнули и на лице снова появилась улыбка.

— Второй раз встречаю девушку, которая не помешана на диетах. Первая — моя сестра. — Возвестил парень.

— Да я вообще ненормальная девушка. Когда-то в далеком детстве, в смысле, в четырнадцать лет, мама сказала, что у меня никогда не будет парня, потому что у меня характер не женский. Я показала ей язык и ушла из самого лучшего магазина одежды, потому что ненавижу шопинг. Я или заранее настроюсь на него, и тогда часа полтора я смогу выдержать поход по магазинам, или меня туда затащить просто нереально. Во-от. Но я люблю книжные магазины и библиотеки, потому что в библиотеках куча старых книг и это создаёт там свою особую атмосферу. Жаль, что некоторые книги можно найти лишь в электронном формате, ведь их так много и они такие прекрасные… — Я пожала плечами, доставая деньги, чтобы скинуться, так как наша очередь уже подошла, а моего монолога хватило и на то, чтобы воду взять, и чтобы пиццу забрать.

— Мг, я встретил уникума. Давай я сам заплачу эй… Ну куда ты понеслась? Ты думаешь, я не догоню тебя у кассы? Зря надеешься, мелкая! — Неслось убегающей мне в спину, пока я летела в поисках кассы по всему универмагу. На следующем повороте я чуть не выронила пиццу, столкнувшись с каким-то мужчиной.

— Извините, не могли бы вы немного постоять здесь? Мне очень нужно оторваться от того парня, который бежит сзади! — Искренне попросила я брюнета.

— Лебедева?! — Донесся в спину очень знакомый голос.

— Лев Геннадьевич?! — На два тона ниже переспросила я, удивляясь, как можно быть такой невезучей и встретить директора именно тогда, когда ты решила прогулять уроки с парнем, который учится в нашей школе первый день. — Извините, вы ошиблись!

— Лебедева, какого черта ты прогул… Тальников? А ты что здесь делаешь?! — Директор выполнил мою просьбу и таки остановил несчастного одноклассника, застав его врасплох. Хорошо, он еще не добежал вплотную к Геннадьевичу…

— Святик, в обход! — Заорала я, бросая пиццу и воду на кассу и протягивая деньги кассирше. — Быстрее, девушка, прошу вас. За мной гонится мой директор! — Кассирша с удивительным для нашего времени именем Прасковья понятливо кивнула и, пробив товары, отпустила меня, не спеша пересчитывать деньги.

Навстречу уже неслись с двух сторон директор и Слава, благо, друг явно преуспевал в этом деле больше, чем грузный Лёвушка. Я схватила пиццу и воду и вперилась взглядом в Тальникова.

— Слава, поднажми! — Буквально взглядом заставила я, шепча слова одними губами. Новенький сообразил и, перепрыгнув через чью-то тележку, схватил меня за руку и, взяв у меня пиццу, потянул к выходу. Выбежав из магазина мы, не сговариваясь, свернули направо и вбежали в первый попавшийся двор.

— Подъезд! — Сообразил одноклассник, едва обрел способность говорить.

— Быстрее! — Едва дыша, поддержала я, и мы снова побежали, теперь — к третьему подъезду.

Как только мы оказались на крыше, я в изнеможении легла просто на едва теплую смолистую поверхность. День выдался на диво теплый для поздней осени, солнце грело, как весной, видимо, предвещая, что это последние теплые дни в этом году.

— Оторвались. — Присаживаясь рядом, утвердил Славик. Мы оба запыхались от быстрого бега и восхождения на десятый этаж и теперь пытались отдышаться.

— Больше… никогда… не буду… с тобой… сбегать. — Вымолвила я, пытаясь открыть бутылку с водой, даже не глядя на неё.

— Это мы еще… посмотрим. — Тяжело дыша, возразил парень, забирая у меня водичку и открывая её сам. — Благословенная вода… — Протянул он, делая третий глоток и даже не собираясь делиться со мной.

— А ну-ка отдай! Это я ее тащила, пока мы бегали от директора! — Возмутилась я, даже перестав бесцельно рассматривать небо и взглянув на новенького.

— Ну ладно. Пей. — Просто согласился он, протягивая руку с вожделенной бутылкой и… поливая моё лицо!

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! — Заорала я от неожиданности и холода. — Идиот, сейчас не лето! И я не просила душ!

— О, точно. Зато теперь ты освежилась, и вообще, я практически не успел тебя… обмочить. — Тут несовершеннолетний издеватель натурально заржал, как конь.

— Я тебя сейчас сама обмочу! — Издала воинственный клич я и, выхватив у него бутылку, щедро облила парня. Жаль, промахнулась и попала только в голову. Ну, зато справедливо.

— Тише, Лебедева, не забывай, что внизу еще может быть наш любимый Лев, который Геннадьевич.

— Ой, блин. Забыла. Твою мать. — Сделав глоток воды, я поставила бутылку на пол и осторожно приблизилась к краю крыши. Сзади бесшумно подошёл Тальников, осторожно беря меня за руку и отодвигая от самого края десятиэтажки.

— Осторожнее, Эмилия, не хватало еще, чтобы ты покончила с жизнью внеплановым самоубийством. — Прошептал мне на ухо парень, щекоча своим дыханием. Не знаю почему, но жест этот мне не очень понравился.

— Для того чтобы уберечь меня от свободного падения, тут есть ты, а вообще, ты прав, вон он, стоит внизу. — Я резко отпрянула от края крыши, увидев, как голова директора собирается повернуться в сторону нашего убежища.

— Ладно, сюда он не сунется, пошли есть нашу пиццу. И, кстати, я еще не скинулся. — Слава уверенно двинулся в сторону наших вещей и потянулся, видимо, к кошельку.

— Ой, да ладно тебе, хотя если ты хочешь проявить акт благотворительности, я не буду упираться. Видимо, у меня еврейские корни, или я не страдаю излишней вежливостью. Выбирай вариант, который тебе по душе. — Я таки взяла кусочек ароматной пиццы и наконец начала кушать. О, еда Богов. Моя любовь. Пицца. С вкуснейшими ананасами, кусочками мяса и… помидоры! Чёрт возьми, они всегда всё портят! Я со злости взяла дольку помидора со своего кусочка пиццы и, замахнувшись, бросила его куда-то во двор. Всё-таки, отсутствует вежливость и культурность. Ясно.

— Твою мать да за лешего! — внезапно раздалось снизу, как раз оттуда, куда я бросила ненавистный помидор. Упс…

«Почему у мужчины голос, похожий на голос нашего директора?.. — начала раздумывать я. — Да твою же, это же и есть наш директор!»

— Слав, тебе тоже кажется, что я попала помидоркой в Льва Геннадьевича? — Протянула я, осторожно подбираясь к краю крыши.

— С твоей везучестью это неудивительно, — пожевывая ароматный кусочек пиццы, изрек Тальников. — Слушай, может, хватит делать настырные попытки разоблачить наше укрытие? Теперь, если наш директор логичен и наблюдателен, он сообразит, что помидор от пиццы, пиццу купила ты, а значит, ты здесь скрываешься где-то, да еще и со мной. — Завершил логическую цепочку парень, спокойно глядя на остановившуюся меня. И где такие умные берутся? Сразу все порывы отбивают.

— Слушай, великий философ, ешь пиццу и не мешай мне разведывать обстановку. Мне еще пару метров и я смогу узнать…

— Лебедева-а-а! Тальнико-о-ов! — Перебивая мой тихий монолог, донеслось снизу. Ну, вот, прав наш новенький. Спалила я нас, выходит.

— Ой, все. Только молчи и ничего, совсем ничего…

— Ну, я же говорил. — Перебил парень, несмотря на все мои мольбы. — А теперь думай, дорогая одноклассница, как мы будем отсюда выбираться? — Коварно глядя на мои два куска пиццы, спросил Славик.

— Лучше ты пока подумай, а я пока поем. — Придвинув к себе коробку, приняла решение я.

— Вот жаднюга, могла бы и поделиться. — Обиженно надулся шатен.

— Еще чего, после того, как ты меня водой облил? — Не удержавшись, воскликнула я чуть громче, чем надо было.

Вообще, стоит отметить, что говорили мы достаточно тихо для того, чтобы оставаться незамеченными, и вообще, атмосфера было очень приятной и уютной, несмотря на то, что внизу на земле стоял наш директор и явно никуда двигать не собирался. По-осеннему ласковое солнце, точно прощаясь, дарило чувство умиротворения и некоторой ленивости, так что даже говорить не хотелось, достаточно было просто доедать пиццу и радоваться тому, что у нас есть. Думаю, радовался каждый из нас по разным причинам. Мне было хорошо от того, что у меня появился друг, что есть с кем поговорить, прогулять последние уроки и купить пиццу, что в жизни появился хоть и небольшой, но всплеск эмоций и адреналин дал знать о себе, что всё сейчас так, как есть и никак иначе. А Слава радовался, наверное, от того, что в новой школе он устроился неплохо, что приняли его нормально, что нашел «своего» человека в этом классе, и еще от чего-то. Не знаю. Просто знаю, что сложись бы всё как-нибудь по-другому, скорее всего, более приятно я не смогла бы себя ощущать.

— Ладно, мы можем спуститься по пожарной лестнице. — Прервал наконец молчание Святослав.

— Допустим. А просто спуститься мы не можем? Вдруг директор уже ушел? У него наверняка какие-нибудь дела да имеются. — Выдвинула я новое предложение.

— Ну иди, смотри, только осторожно.

— Хорошо, я буду сама осторожность. — Я встала, села на корточки и начала продвигаться к краю крыши уже который раз. Дойдя до намеченного места, я осторожно встала на колени наклонила голову над небольшой оградой. Лев Геннадьевич удобно устроился на скамейке и разбирал какие-то бумаги. Вот настырный… директор!

— Ладно, по-простому не выйдет. Придется следовать твоему плану. — Вздохнула я, вернувшись к однокласснику. — Как думаешь, тут хоть есть лестница, которая не выходит во двор?

— Да по-любому есть. Давай сбросим бутылку с водой и коробку в ближайшие кусты и потом заберем, а то сложно с ними спускаться будет. — Предложил парень.

Мы сбросили вещи и стали потихоньку спускаться: Славка первый, а за ним через секунд пятнадцать полезла я. Сказать честно, по пожарным лестницам я еще не лазила, а потому и сказать страшно или нет, не могла. Просто лезешь себе и все, стараясь крепко держаться и ставить ноги, куда надо. А вот когда лестница закончилась, пришел тупик: до земли метра два-три, одноклассник уже спрыгнул, а мне как-то боязно. Вообще никогда не любила прыжки: каждый раз, когда с какой-либо высоты прыгаю, в ступнях будто что-то заедает или еще чего, в общем, больно становится. Оттого и не люблю это дело.

— Слав, я не спрыгну. Серьёзно. — Прошептала я, стоя на самой нижней ступеньке лестницы и глядя вниз. Даже если бы шатен захотел, то в любом случае до меня не дотянулся бы.

— Ты прыгать боишься, что ли? Ну, да, высота немаленькая. Давай так, ты сейчас постарайся повиснуть на нижней перекладине, а я тебя сниму.

— Ладно, попробую. — Я присела и схватилась руками за предпоследнюю так сказать ступеньку, так как ноги не позволяли ухватиться за последнюю, и с тихим вздохом свесила ноги вниз. Сразу почувствовала тяжесть своего тела и захотелось поскорее спрыгнуть, но страх был сильнее и я мужественно держалась.

— А сейчас ты просто молчишь, иначе нас засечет директор, который находится с другой стороны, а я постараюсь тебя снять. — Тальников приблизился и, вытянув вверх руки, почти достал до моей талии.

— Да я и не собиралась издавать лишних звуков, — фыркнула я.

— Вот и прекрасно. — А в следующий миг мне пришлось оторвать пригвожденные ладони от пожарной лестницы и довериться новоиспеченному спасателю женских ног. Широкоплечий парень с легкостью снял меня с лестницы и уже в следующий миг я стояла на земле и благодарила небо и землю за такого друга.

— Спаси-и-ибо! — Протянула я, заключая Святика в объятия.

— Пожалу-у-у-йста. — По-доброму ответил Тальников и мы решили, что пора делать ноги.

Забрав из кустов свои манатки, мы быстрым шагом направились прочь от этого места, а точнее, решили, что пора бы уже расходиться по домам. Предложение выдвинула я, так как у меня еще имелись планы на этот день, но Слава особо не был огорчен, так как и ему еще предстояло просмотреть нашу школьную программу и сделать еще с десяток сверхважных дел.

— Ну, тогда до завтра! — Я махнула рукой и скрылась в своём подъезде, полностью довольная этим днем.

*манать — жарг., игнорировать выполнение своих обязанностей, различных поручений и т. п.



Анна Макфлур

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться