Всё началось с поджопника.

Глава 9. Прода от 12.07

 Спустя полчаса я, одетая в джинсы, свободную футболку и синюю толстовку, пальто и зимние короткие сапожки (да, осень наших краях всё равно что зима), а также с кислой миной на лице выходила из дома. Я трезвонила Фельмарку десять, если не больше, раз, но тот упорно игнорировал существование такой вещи, как звонящий телефон. В конце концов разозлившись, я оделась и отправилась к нему. Интересно, он специально выбрал школу, которая находится за тридевять земель от его собственного дома? Мне до неё на маршрутке ехать минут двадцать минимум, в то время как до школы я в среднем дохожу за пятнадцать минут. Но, во-первых, неизвестно, когда этот засранец придет в школу; во-вторых, не факт, что он не забудет мою рубашку; в-третьих, я не знаю, что буду говорить дяде в следующий раз и это как раз таки большая проблема; а в-четвертых у меня появится небольшая возможность исследовать дом Кости на предмет «а не связан ли он как-то с мафией?» Да, об этом я тоже не забывала. Но, с другой стороны, мы же с Фельмарком абсолютно не ладим — это раз, я жутко стесняюсь — это два, мой внутренний голос вопит о том, что у меня нет инстинкта самосохранения — это три, я скорее провалюсь под землю, чем посмотрю этой сволочи в глаза, вспоминая вчерашний поцелуй… поцелуи — это четыре. Да, я реально интроверт и реально имею чувство смущения, если не сказать СМУЩЕНИЯ. И при любом другом раскладе я бы в жизни сама не пошла к этому гаду домой, но Судьба, как всегда, имеет чувство юмора.

      Именно об этих плюсах и минусах я думала всё время, пока собиралась и ехала к однокласснику домой. Внутри нарастали абсолютно все виды чувств: напряжение, смущение, презрение и даже страх. Нет, серьезно, а если он таки относится к этой шайке мафиози? Что я буду делать? А если он снова попытается меня поцело… так, нет, это отметаем. Я тогда его поцелую. Ногой. В живот. Но тут, прервав ход моих мыслей, водитель объявил мою остановку и я поспешила выйти, чтобы не поехать дальше. Так, район, вроде бы, знакомый, но несколько смутно. Ненавижу время года, когда рано темнеет. Шанс нарваться на гопников, бомжей, пьяных и маньяков возрастает до небес. Но, слава Богу, идти мне недолго. Максимум, минут пять.

      Я узнала нужный мне дом сразу. Без запинки, как только увидела этот двухэтажный дом, сразу направилась к нему. В сумерках разглядеть детали было сложно, но я кое-как определила, что дом построен в стиле прованс. Он был светлым, выполнен из различных облицовочных материалов. Особенными были и окна. Окна нижнего этажа опущены почти до уровня пола, они имели красивую и, как мне кажется, практичную конструкцию. Двери, как позже выяснилось, были массивными, но не имели смотрового окошка, которое обычно наблюдается в этом стиле домов.

      Отвлекшись от созерцания дома, который был действительно внушительным, я позвонила в звонок на воротах. Но никак не ожидала услышать что-то в ответ…

— Кто? — Раздался хриплый голос, в котором я едва различила одноклассника. Господи, да он похож на Джигурду!

— Э-э, это Эмилия. — После непродолжительной паузы ответила я, справившись с небольшим шоком. Зато теперь шок постиг не меня…

— Лебедева? — Прохрипел Фельмарк в ответ и я даже не видя его, почувствовала, что он реально в шоке.

— Ну, да. А что мне делать? Трубку не берешь, а рубашку возвращать надо! — Недовольно воскликнула я, снова чувствуя, как румянец приливает к щекам. Черт, почему я не могу спокойно думать о вчерашнем инциденте?

— Проходи. — Коротко что-то пикнуло, потом щелкнуло и я смогла с легкостью открыть тяжеленные ворота. Хм, интересно, однако.

      Подойдя к входной двери я попробовала открыть её и та, как ни странно, тоже легко открылась. Он что, не запирается? Или тут уже кто-то был до меня? Я начала осматривать обширную прихожую, по пути раздеваясь. Да, с гостеприимством у него, как и у меня, не сложилось. В полной тишине и одиночестве я разделась и задумалась. Где, собственно, находится Фельмарк?

      Однако сначала я решила осмотреться. К моему удивлению, внутри обстановка дома была абсолютно противоположной стилю прованс. Скорее, тут преобладал контемпорари. Во всём: стенах, мебели, текстиле — преобладали холодные цвета. Синий (что мне очень импонировало), разные оттенки серого, коричневый — именно такие чисто «мужские» цвета служили основой интерьера. От всего этого веяло каким-то холодом. Не было домашнего уюта, мягких ковров, камина, красивых картин, которые бы привлекали внимание и заставляли хотеть остаться в этом доме. Картины, если и были, то простые по форме и содержанию, выполнены в одном стиле и цвете. Зато было много места, можно было почувствовать себя свободно и не бояться потанцевать в той или иной комнате. Мебель была характерна своей прямолинейностью линий и сглаженными формами. Выглядело это всё просто, но в то же время элегантно и дорого. Однако, мне бы не хотелось тут жить.

      Вдруг из глубины дома послышался громкий кашель, заставив меня невольно вздрогнуть. Да, тишина этого места даже пугала. Ориентируясь на свой слух, я побрела в поисках лестницы на второй этаж, так как кашель послышался именно оттуда. Искать пришлось недолго: пройдя небольшой коридорчик, белая лестница предстала моему взору. Она имела всего один заворот в сторону при подъеме и мне очень импонировала. Оказавшись на втором этаже, я увидела двери в шесть комнат и слегка растерялась.

— Костя? Ты где? — Не особо громко выкрикнула я. Впрочем, ответ мне и не потребовался — секунду спустя дом содрогнулся от нового приступа кашля. Я, конечно, гипертрофирую, но суть остается та же.

      Я уверенно направилась к второй справа двери, открыла её и замерла. Увидеть Фельмарка без обычного идеального вида было настолько неожиданно, что я невольно впала в ступор. Я совсем не задумывалась о том, как он будет выглядеть, когда я приду. Скорее, я думала о том, как не покраснеть и снова не броситься на него с кулаками. И вот этот момент настал, а я, как идиотка, стою и пытаюсь словить отвисшую челюсть. Без всего этого шика, понтов и помпезности Фельмарк выглядит как обычный болеющий парень. Волосы в беспорядке, сам он красный какой-то (видимо, температура), одежда домашняя абсолютно не супер крутая. Мда…

— Привет. Где рубашка, говоришь? — Были мои первые слова. Овации для эгоистки Эмилии: вместо того, что поинтересоваться здоровьем человека, как культурная девушка, я сразу приступила к делу. Эх, не выйдет из меня дипломата.

— Привет, я удивлен, что ты в кои-то веки спокойно говоришь. — Хмыкнул одноклассник, скрипя, как старая, забытая временем, телега. С голосом ему реально не повезло. Так, а почему вместо галереи лекарств на тумбочке стоит какая-то Богом забытая упаковка таблеток и… всё! Реально всё! Да кто же так лечится?

— Слушай, а где твои лекарства? — Относительно спокойно спросила я.

— Вон, на тумбочке лежат. — Пожал плечами ничего не подозревающий парень.

— Это шутка такая неудачная, да? Где сиропы, капли, батареи таблеток, уколы в конце концов? Чем ты вообще болеешь, а? — Немножко взорвалась я. Ненавижу смотреть, как болеют люди. И неважно даже, кто это. Заболел — лечись, а не фигней страдай.

— Не знаю. Вчера заболел, отец обещал доктора вызвать, но перепутал и ко мне пришел программист, мать его. Вот минут десять назад ушел, так как в болезнях не разбирается. Оставил таблетки какие-то, которые в аптечке нашел… — Парень снова начал заходиться в приступе кашля. Я внутренне содрогнулась, так как знаю, какие это мучения.

      Увидев на другом конце кровати открытый ноутбук, я стрелой рванула туда и начала быстро искать в Интернете как отличить бронхит от пневмонии. Гугл радостно выдал мне такую информацию.

Для бронхита характерны:
— незначительное повышение температуры тела;
— общее ухудшение самочувствия;
— сухой раздражающий кашель.


А вот у воспаления легких несколько другие симптомы:

— высокая температура (выше 38.5 С);
— боль в груди;
— затрудненность дыхания;
— частота сердечных сокращений выше 100 ударов в минуту;
— дыхание учащенное (более 24 вдохов в минуту);


Трезво помыслив, я начала задавать Фельмарку вопросы.

— Костя, у тебя есть боль в груди? — Серьезно спросила я, наполовину обернувшись к парню.

       Температуру надо выяснить, дыхание явно учащенное да и само оно дается однокласснику не так просто. Признаки налицо… Однако, парень посмотрел на меня как на идиотку. Но видя, что я абсолютно серьёзна, нехотя признался:

— Есть немного. — Видя, как стремительно темнеет мое лицо, Костя нахмурился. — Что такое?

— Какая температура? — Жестко спросила я. Как можно заболеть воспалением легких и… проигнорировать его? Это же просто верх идиотизма!

— Да откуда я знаю? — Взвился парень и снова закашлялся. Увидев на столе аптечку, я встала с кровати и начала в ней рыться в поисках градусника. Боже, почему я веду себя как дома? А, тут же никто лечиться не собирается…

— Окей, тогда меряй. — Я наконец нашла градусник и протянула его недоумевавшему парню.

      Действительно, пришла к нему домой ботаничка, которая его каждый раз норовит подбить, и тут вдруг такая забота. Да что уж говорить, я сама от себя слегка в шоке. Но с другой стороны, заболел Фельмарк как раз таки по моей вине, а поэтому меня гложет неведомое доселе чувство вины. Надо же его как-то искоренять, хоть бы и попыткой вылечить этого дебила.

      Пока одноклассник мерил температуру, я занялась поиском в Интернете способов вылечить пневмонию. Нет, я, конечно, болела воспалением легких, но, во-первых, это было сто лет назад, а во-вторых я не думаю, что Фельмарк очень чтит уколы.

— Что? — подозрительно спросил Костя, все время на меня поглядывающий, когда я бросила на него задумчивый взгляд, раздумывая об уколах.

— Да ничего. Думаю вот, умеешь ты себе делать уколы или нет? — Знали бы вы, как сложно мне было удержаться от хохота…

— В смысле? — с неподдельным ужасом прохрипел одноклассник.

— А что ты думал? Пневмония лечится только уколами. — назидательно сказала я.

— Ты издеваешься? — парень заподозрил неладное.

— Есть немного. — спокойно созналась я.

— Блин, Лебедева, говори нормально! А то фиг поймешь… — приступ кашля — когда ты серьёзно, а когда — нет. — зло бросил индюк напыщенный. Вот бывают же люди, которые не меняются даже когда лежат с высоченной температурой, жутким кашлем и вообще в состоянии «не фонтан», не всё равно упорно пытаются быть крутыми и делать вид, что им абсолютно хорошо.

— Градусник вытаскивай и давай мне. — строго приказала я и снова приступила к изучению информации. Может, мне в мед поступить? Да не, меня же в дрожь бросает, когда вижу покромсанных людей. А без этого там никак…

      На градуснике миролюбиво значилось 39.2°. Чудесно, просто прекрасно! И где вы видите у Фельмарка в зубах жаропонижающие?

— Они вроде бы в аптечке есть. — тихо ответил болезный. Раз тихо, значит задатки инстинкта самосохранения присутствуют. Так, стоп. Я что, вслух это сказала? Ладно.

— Ладно. — я встала и отправилась на поиски хоть каких-то лекарств. В аптечке их оказалось довольно много, а жаропонижающих таблеток целых три упаковки. У одних срок годности закончился пять лет назад, у других — три года назад, а у последних — год назад. Видимо, отец вспоминает о существовании сына с периодичностью в два года. — Извини, но какой смысл пить просроченные лекарства? Ты давай лежи, вон, можешь почитать, как лечиться надо, а я в аптеку схожу, тут она через метров пятьдесят от дома. Хотя насчет этого ты еще вчера сам мог догадаться, или сегодня. Но, видимо, из умных мыслей у тебя мозг выделяет только ничего. — Я дернула ручку двери из комнаты и вышла, борясь с желанием больше сюда не возвращаться. Но нет, гребаное чувство долга.

      Если бы я тоже заболела, я бы так не парилась, но леди Удача иногда ко мне слишком благосклонна. Захватив с собой самый большой нож из кухни, так как паранойя меня не покидала никогда, а с ножом и поспокойней как-то. На улице уже совсем стемнело и я еле разбирала дорогу, благо, надпись «Аптека», рядом с которой красовалось «Здоровое питание» светилась ярким зеленым светом. К счастью, по пути длиною в пять-семь минут гопники мне не попались, маньяки так вообще наверное стороной обходили, а на всех остальных мне было плевать. Но паранойя на то и паранойя, чтобы носить капюшон и брать с собой огромный кухонный нож.

— Здравствуйте. Мне нужны жаропонижающие таблетки и еще подскажите, какие есть лекарства от пневмонии? Человек болеет второй день и совсем не лечится, а врач так и не пришел. — не особо надеясь на благосклонность аптекарши, оторванной о очередного пасьянса «Косынки», проговорила я.

— Ой, как же так? А сколько ему лет? — поинтересовалась дородная женщина в годах. Так, надо как-то побыстрее все это провернуть, а то эта тетушка совсем заскучала без покупателей и рада первому пришедшему.

— Семнадцать… Может, уже восемнадцать исполнилось, я не уверена. Мы с ним в одном классе учимся. — нервно произнесла я.

— Тогда если это второй день, я бы посоветовала пенициллин с клавулановой кислотой, «Амоксилав» например, макролиды «Рулид», «Ровамицин», или цефалоспорины 1-й генерации «Цефазолин», «Цуфалексин». Даже не знаю, что вам посоветовать. — доверительно сообщила аптекарша. Из всего перечисленного я была знакома лишь с двумя названиями, что и поспешила сообщить.

— Так, расскажите тогда, что лучше — «Ровамицин» или «Цефазолин»?

— Ну, макролиды — высоко эффективны. Применяют в комплексной терапии тяжелых инфекций, резистентности к другим лекарствам, а цефалоспорины выбираются благодаря широкому антимикробному действию. Но если сопутствующих болезней нет, я бы посоветовала обратиться к врачу и посоветоваться с ним. Возможно, сделать анализы для определения бактерий, ведь вы можете купить одно лекарство, а понадобится абсолютно другое. — мы с фармацевтом вместе вздохнули. Я и сама знала, что групп антибиотиков очень много и фиг поймешь, какие именно бактерии шастают у тебя в легких. Но ведь леди Удача сопутствует мне пока, так может, положиться на собственный опыт?

— Ладно, давайте попробуем «Цефазолин». Я сама им пользовалась, так что надеюсь, поможет. — я потянулась за кошельком. Хоть бы денег хватило… Я буду очень не против, если Фельмарк мне потом их возместит.

— Вам в уколах или таблетках? — поинтересовалась женщина. Я вспомнила реакцию Фельмарка и уже хотела сказать в уколах, но решила пока пощадить парня.

— Давайте в таблетках. — я снова вздохнула, так как уколы подействовали бы наверняка быстрее…
 



Анна Макфлур

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться