Всё нереальное – просто

Размер шрифта: - +

Глава 1.1

Всё кончилось полгода назад. Но это для меня, а для вас всё только начинается. 
Новый том своей жизни я начала уже три недели как, отступив на замызганом листе судьбы шесть месяцев от предыдущего. 
Мне 23 года, у меня девять классов образования и шесть с хвостиком лет опыта всевозможных подработок. Жила я до недавнего времени с отцом в другом городе. С мамой они в разводе, довольно давно. У неё муж, дети за границей, мы с отцом в трёшке. Не скажу, что мой отец ангел, но он хороший человек. Правда, падкий на женщин, а женщины эти падки на жилплощадь, от того и жила я с ним долгое время. Две недели назад я сдала его в надёжные руки тёть Кати, условно, если подумать, моей мачехи. И вот, город N, по которому я моталась в поисках работы уже с неделю. Мыть полы и посуду мне порядком надоело, потому искала работу получше, что в моём положении проблематично. Впрочем, я ни о чём не жалею. Стоит вознести хвалу бабушке за то, что приютила. 
За эту неделю в жизнь влилось много новых красок, начиная с того, что на пороге меня встретили круглые бабушкины очки. Просто очки. Бабушка стояла у меня за плечом, так как встречала на вокзале.
Позднее выяснилось, что это совершенно домашний шальной полтергейст Вася. А бабушка у меня ведьма. Я в жизни многое повидала, потому удивилась несильно, только расспросила побольше и пока расспрашивала, напросилась на работу в одну контору... Занималась контора продажей антиквариата, в основном небольшого, украшения, сервизы, подсвечники, стулья... Контора была бабушкина и было у неё, скажем, двойное дно. Только какое – меня не посвятили.
Дали адрес, и предупредили, что я уже у них работаю, но кем, объяснить не удосужились.
«Отлично, – думаю я, размашисто шагая по пустынному тротуару, – может, меня у школы поставят деткам конфетки с наркотой раздавать и собачку для прикрытия выдадут. Бульдога какого-нибудь в клетчатой попонке.»
Я забрела в какой-то старый район с симпатичными фонарями и остановилась у двухэтажного зелёного дома с серой крышей. Между ним и домом левее был узкий проезд, две легковушки там вряд ли разъедутся. 
Дверь была деревянной, окна  занавешены кружевными тюлями, но рассмотреть ничего не получилось, слишком светло. 
«ДурДом Старины» прочитала я и недоумённо моргнула. Ойкнула, заметив, что «Дур» кривовато приписано белой краской. 
Вдох-выдох, Мария, ты любишь людей, 
ты любишь людей... Нет, не с чесноком, просто любишь!
Я толкнула дверь, не постучавшись, не эротику же они там снимают, верно?
Зайдя, онемела, и мысленно похвалила строителей за звукоизоляцию, иначе сбежала бы ещё с крыльца.
Да, насчёт эротики я ошиблась. По просторному помещению, лавируя между столов и коробок, носился блондин. Нагишом. За ним, перебирая каблучками, с толстой книжкой наперевес бегала русая девушка в узкой чёрной юбке и белой блузке.
Рыжий худощавый парень в бандане хохотал, сидя на диване в углу. У меня глаза на лоб полезли.
Девушка запустила в блондина книгой и попала, тот охнул, присев, и с разбегу заскочил в шкаф. 
Девушка с досады пнула дверь, развернулась и сдула выбившуюся прядь с лица. 
– Что, Алёнка, силёнок мало? – сквозь смех выдавил рыжий.
– Ты-то помолчи! – крикнула она и метнула на диван журнал.
Офисная валькирия.
Рыжий заржал ещё громче.
На ржавом кривом гвоздике рядом со мной висела связка ключей. Её я и швырнула на пол.
Балаган сразу прекратился. Все уставились на меня, даже блондин выглянул из шкафа, любопытно сверкая голубыми глазами.
Рыжий, встал, вышел на свет, и я заметила золотую серьгу в ухе и довольно длинный рыжий хвост на плече.
– Добрый день, мадам. Чем могу быть полезен?
Какая переме-е-ена... А ведь больше на пирата смахивает. Ну или на хиппи... Вон, листок конопли на пол футболки. Джинсы... И босой...
– Мадам?.. 
Я оторвалась от созерцания босых ступней и вскинула голову. Высокий, тощий... И борода, наверное, не растёт.
– Я это... Я от Евдокии... То есть, от Евдокии Ивановны...
Я прикусила язык. 
Парень улыбнулся, потом заржал и хлопнул по спине. Сильно, но бывало и сильнее.
– Так ты наша! – меня приобняли за плечо и обвели рукой помещение. – Я Саня, это, – указательный палец на девушку, – Алёна, в шкафу, – палец на мебель, – Иван, а тебя как?
– Маша... – почему-то я сразу перешла на сокращение.
А кабинетик у них ничего, до половины стен тёмное дерево, дальше тёмно-зелёный. Столы массивные, в углу, справа от двери, кожаный диванчик, на нём ноут, рядом один из столов, весь заваленный хламом, интересно, че... 
– Ай! – меня бессовестно ущипнули за ягодицу.
Удивление тормознуло, врубились инстикты.
Врезала нахалу локтем в живот и отскочила.
Застенчивость испарилась, махнув холёной ручкой, обычное хамство заняло своё законное место, откупорило пивасик и начало диктовать.
– Совсем охренел?! – взвилась я, хватая с пола Алёнину книжку. – Рыло подправить?! – замах, прицельный бросок, попадание...
Вот только не в него, но нокаут! И грохот коробки. И этот Санин смех, убила бы.
Пока рыжий сползал по стенке, в проёме  медленно, покачиваясь, вырастал огромный лохматый мужик с большим носом. С горбинкой. Красный. Но, вроде, целый.
Мужик был огромен и очень, очень зол, больше всего напомнил медведя-шатуна по размерам и злого-презлого колдуна формой носа, колючими карими глазами и каштановыми волосами до плеч. Он, наверное, мог бы быть каким-нибудь тёмным графом-чернокнижником, если бы ругался по латыни. Но, нет, он просто ругался.
Я, признаться, поначалу струхнула, но после тряхнула косичками и выпрямилась. Умирать, так гордо и с боем.
Мужик кое-как разулся, держась за переносицу. Я поначалу подумала, что берцы он носит гораздо больше нужного, но мимо меня протопали лапы не меньшего размера, в чёрных носках. 
Скрылся мужик в закутке за Алёниным столом.
Сзади послышался усталый вздох, хлопнула дверца шкафа, справа услышала смешок.
Этим-то Саня о себе и напомнил. 
Подобрав книгу, взвесила в руке и пошла на Саню, смотря в наглые голубые глаза.
Он стоял, смотрел в ответ, но, когда я подняла руку для замаха, в шкафу стало на одного обитателя больше.
Снова смешок, на этот раз – женский. Я повернулась к Алёне, бросив книгу на стол. «Самооборона» прочитала на обложке и нервно хихикнула. Двойное дно сидит в шкафу, да? С наркотой, видно, не прогадала. Назову бульдога Тузиком. 
Звонко рассмеялась Алёна, уверив меня в ненормальности всех здесь находящихся. Меня в первую очередь. Парни опасливо выглянули из шкафа. 
Из кухни, как я поняла по прижатому к переносице пакету смёрзшихся пельменей, выглянул давешний мужик и со строгим видом окинул взором помещение. Мы, как один, уставились на него.
Он, наверное, тут начальник. Алёна – секретарь, Саня – компьютерщик, а Иван исполняет роль местного сумасшедшего. Хотя, мы все тут...
Оценив абсурдность всей ситуации, пришла к нерадостным выводам:попрут.
А как ещё? Начальника звезданула книгой, хамски возмутилась поведением (не менее хамским) сотрудника, ещё одного застала в непотребном виде... И ключами разбрасываюсь.
Мужик опустил руку с пельменями и вздохнул. Обречённо как-то.
– Сань, введи в курс дела, – бросил он, снова исчезая в кухне, а я замерла, не поверив ушам.
Не попёрли.
 



~Проблемка~

Отредактировано: 22.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться